Ишь Ты Как Оно! (публицистика) — Часть Первая

Chris Myrski

In Russian. Здесь 3 тома моей публицистики, состоящей из 4-х разделов: “Для Журналов”, “Для Газет”, “Фельетоны” и “Другие”, которая охватывает очень большой период времени, примерно с 1990 и до 2017.

 

Христо Мирский. Ишь Ты Как Оно! (публицистика — часть первая).


Произведения Христа Мирского

    Ишь Ты Как Оно! (публицистика — часть первая)    

© Христо МИРСКИЙ, 2001 - 2017



     Резюме:

     Это первый том моих публицистических материалов объёмом примерно 2/5 всех вещей, которые помещены под условным заголовком “Для Журналов”. Они охватывают очень большой период времени, примерно с 1990-го (когда Мирский появился как автор) и до 2017-го когда я решил наконец закрыть эту огромную книгу (где число всех статей достигло 68, что ровно моим годам в конце).



 


 

 




ИШЬ ТЫ КАК ОНО!


(ПУБЛИЦИСТИКА — Часть Первая)




Христо МИРСКИЙ, 2001 - 2017







     [ Здесь у меня нет идеи для обложки, поскольку в этой книге собрано большое множество различных публицистических материалов, это не художественная литература, и такие книги обычно не иллюстрируются. ]







СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛОВ


     Введение

     I. Для журналов


     Во второй и третьей части следуют:


     II. Для газет

     III. Фельетоны

     IV. Другие





ВВЕДЕНИЕ

     

     Эта книга содержит всю мою публицистику, писанную в периоде демократичного перехода в Болгарии, который начался в 1989 году, и должен был кончится тогда, когда наш жизненный уровень достигнет прежнего состояния. Судя по нашим темпам и путаницам это продлится более или менее одно поколение или 25 - 30 лет, но и за десяток лет уже набралось немало вещей, так что я решил собрать их в одно место. На базе времени, в котором их писал, логично ожидать, что они будут третировать в основном демократический феномен, который является одним интересным и устойчивым социальным феноменом (раз существует уже 25 веков), но, разумеется, он не представляет собой никакой панацеи, которая возьмёт да сразу поправит все проблемы (тем более, что пока она нас только больше запутала), да она имеет и свои необходимо-присущие (если можно использовать этот экономический термин) недостатки.

     Иными словами, одна созидательная, даже если в некоторых случаях и утопическая или идеализированная, критика должна быть полезна для людей, которые задают себе вопросы о мире и обществе (хотя в теперешнем динамичном времени таких людей не так уж и много; да в какой же эпохе их было много?). А что она в самом деле созидательная можно было заключить хотя бы по тому, что автор не связан ни с какой политической группировкой или ведущей экономической или прочее структурой, так что он может быть максимально беспристрастным. По необходимости, однако, он имеет в основном левые убеждения, ибо они, хотя бы уже больше века, являются своего рода критерием здравого смысла. Это так потому что наш мир жесток и несправедлив по отношению к слабому индивиду и функция общества сделать его хоть немного более хорошим, что именно и есть квинтэссенция "социа" или права слабого. Это было ясно ещё с глубокой древности, но лишь в обществе всеобщего изобилия (или в постиндустриальном обществе, или развитого капитализма, или как там его назовёте) стало возможным претворить эти желания в действительность для народных масс. А, если хотите, примите, что автор не из сильных сего дня, и раз так, то он заступает интересы слабых.

     Последовательность материалов, вообще-то хронологическая в рамках разделов, но сами разделы вещь относительная, где под материалами для журналов имеются в виду более длинные и более серьёзные разработки, в то время как для ежедневной прессы нужны более "прожёванные" вещи, где человеку не приходится много задумываться. Потому в газетах используются и более короткие колонки, чтобы можно было их быстрее пробегать взглядом, что сохранено и здесь. Фельетоны понятно что такое, хотя они в какой-то мере смех сквозь слёзы, в большинстве случаев, но ведь как раз потому и выдуман юмор — чтобы легче было переносить тяготы каждого дня. В разделе "Другое" собраны такие вещи, для которых я не мог порешить куда их положить.

     Где-то десяток вещей публиковались в некоторых газетах, хотя и чаще всего в урезанном (и искалеченном, я бы сказал) виде, много вещей я высылал по редакциям и они оставались без отзвука, но большинство из материалов писалось в основном ради удовольствия (ну, и для заполнения чем-то времени, потому что один "профессиональный" безработный располагает большим количеством этого особого "товара"). Здесь, разумеется, нельзя ожидать "открыть Америку", но наверняка вы найдёте какой-то различный от официальной прессы (или пропаганды) взгляд, потому что автор не из тех, кто следит за медиями или средствами массовой информацией (СМИ), так что нет опасности начать говорить вам банальности. Многие из писаний уже не актуальные (а другие станут такими со временем), но она, публицистика, в принципе привязана к моменту действия и довольно быстро стареет, что не означает, что модель рассуждений или выводы меняются (т.е., при аналогичной ситуации мы опять будем поступать "туповато да по нашему", как оповещала одна фраза с тоталитарных времён) и потому они и оставлены для того, чтобы можно было получить более полное представление об авторе как независимый (на самом деле) творческий работник.

     Ну, это всё, уважаемые будущие читатели, а если вам что-то случайно понравится, то выпейте рюмочку за "упокой души" автора, так как мало вероятно, что эта книга увидит свет пока автор ещё жив (если не по другой причине, то хотя бы потому что публицистика накапливается долгие годы и издаётся, эвентуально, после смерти). Лучше принять, что я называюсь так, как и подписываюсь (потому что — а чем это имя вам не нравится?), и что дата снизу проставлена как момент, когда я решил собрать все эти вещи в одном месте, и вовсе не как начальная или конечная дата. Приятного чтения.


     2001, София,                    Христо Мирский


     П.С. В 2017-ом наконец решил закрыть эту огромную книгу.



 


     




 



Для журналов

(публицистика)




Христо МИРСКИЙ, 2001 - 2017






Содержание Этого Раздела


     Эссе о здравом смысле


     О повороте налево


     Сколько должна получать одна фирма чтобы не имела прибыли?


     Наш народ опять запасся по завышенным ценам


     Слишком хорошо — уже не хорошо!


     Свободны ли мы, или наоборот?


     Политическая благодарность


     Неомальтузианство, или рациональное мышление


     Мифы о демократии


     О собственности и её будущем


     Правое кривосудие


     In ovo e veritas


     Эх манси, манси -пация!


     Что мы хотим сказать миру?


     В Болгарии всё спокойно


     Партии в Болгарии


     О разложении морали


     Возможен ли умеренный коммунизм в Болгарии?


     Эссе о здравом смысле — ІІ







 

ЭССЕ О ЗДРАВОМ СМЫСЛЕ*

     Сравнительно недавно я услышал один старый анекдот, что социализм являлся "победой всех прогрессивных сил над здравым смыслом". Не абсолютизируя эту спорную мысль нельзя забывать и народную мудрость, что в каждой шутке доля правды, и давайте попытаемся поискать, действительно ли в этом случае существует доля правды.

     Понятие "здравый смысл" обычно рассматривается как первичное и не дефинируемое. Оно означает что-то глубоко присущее человеческой природе, инстинкт о разумности при отсутствии достаточного количества данных и методов принятия решений, мотивировка на уровне не обременённого обучением обыкновенного человеческого индивида, на уровне детской примитивности рассуждений. Чтобы быть более точными, то нужно добавить, что это определение автора о здравом смысле, извлечённое на основании ... его здравого смысла.

     Любое общество, однако, накладывает наслоения к этому понятию, создавая какие-то нормы сожительства. Поскольку интересы индивида всегда входят, в одной или другой степени, в противоречие с интересами общества, то возможно что необходимое поведение среднего члена общества иногда противоречит здравому смыслу. При наличии определённых прослоек, групп, или класс, под понятием среднего члена общества нужно понимать усреднённое для каждой из этих групп. Прочее, я не собираюсь пересматривать исторический материализм, я только хочу указать, что чем точнее нормы поведения для большей части общества совпадают со здравым смыслом, тем более естественно эти люди выполняют свои обязанности к обществу. Поскольку основная цель любого общества (его управляющей прослойки) это сохранить (как можно дольше) это общество, а здравый смысл каждого из членов общества характеризуется неизбежным эгоистическим уклоном, то решение, полученное по линии наименьшего сопротивления, в том, чтобы общество требовало норм поведения максимально близких к здравому смыслу каждого.


     1. Начнём простыми примерами: о ненужных запрещениях.


     Довольно часто мы привыкли видеть у нас надписи вида "Вход воспрещён" или "Показывай пропуск без напоминания" и тому подобные примеры, при том на местах, где это лишнее. Так как всем известно, что приказ формальный, то его никто и не соблюдает и не требует пропуска (с исключением нескольких дней в году, при очередной "акции активности" какого-то начальника). Вариант этой ситуации наблюдается когда охраняется главный вход, но наряду с ним существует и дырка в заборе, которую каждый желающий может научить. Логично чтобы, если что-то запрещено, было ясно кем, почему, и каковы последствия от несоблюдения данного запрета, но у нас это далеко не всегда так. В результате получается, что тот, кто включит в свой моральный кодекс правило "более нахальный выигрывает", то он обычно и в самом деле выигрывает

     Другая разновидность наблюдается в ряде наших жилых комплексах. Общеизвестно, что пешеходные дорожки, чаше всего, не проведены на местах, где людской поток самый большой. Вместо того, однако, чтобы их провести там где они нужны, мы ставим таблички, проводим проволочные заграждения, или включаем общественность, чтобы она следила за тем кто ходит по газонам. Эффект, естественно, нулевой.

     Аналогична ситуация и когда в коридорах или фойе, где люди обычно курят, вместо того, чтобы поставить металлические корзины или принять другие меры, предохраняющие от пожара, или улучшающие вентиляцию, там ставится табличка "Курить воспрещается". В результате этого там опять курят, но сигареты гасят на полу или где только можно, увеличивая таким образом и загрязнение и опасность от пожара.

     Схожая ситуация существует и с обязательными экзаменационными сессиями в ВУЗ-ах. Выдумана сложная система, определяющая когда данный студент может явиться на экзамен и как он переходит в следующий курс, причём в то же время регламентируются и основания для исключений, которых оказывается так много, что примерно одна четверть студентов ими пользуется, и не считается, что это мешает процессу обучения. С точки зрения здравого смысла ясно, что или число исключений должно быть снижено, или правила должны быть изменены.

     Может быть наиболее существенное проявление получают ненужные запрещения в области секретности. Автор не собирается оповещать "государственные тайны", приводя здесь конкретные примеры псевдо-секретности, так как каждый из нас мог бы указать ряд таких случаев. Как бы и нелогичным это не выглядело, но чаще всего применяется правило, что всё, что выдаёт нашу отсталость, как в области экономики, так и в социальной и политической сферах, является государственной тайной, которая может дискредитировать систему.


     2. Другая более серьёзная категория примеров это те, которые связаны с инициативностью.


     Много раз у нас рассматривался вопрос о личной заинтересованности в выполнении некоторой общественно-полезной деятельности и соответственных материальных и моральных стимулах. Не смотря на это, примеров для неудовлетворительного решения вопроса и наличия ситуаций, когда для равного по количеству и качеству труда люди получают совершенно различные вознаграждения, довольно много, а то бывает даже и так, что для большего труда платят меньше. Здравый смысл не может воспринять ни почему одна медицинская сестра для 6 часов работы в поликлинике получает примерно 10 левов, а для одной инъекции дома — 5 левов; ни почему для одного учебного часа учитель получает 3 лв., а для частного урока — с 5 до 10 левов; аналогично и со строительными рабочими, авто-монтёрами, и прочее и прочее. На практике, это приводит к созданию личной незаинтересованности для выполнения основной работы.

     Желание прогрессировать в служебной иерархии, называемое иногда неправильно карьеризмом, тоже имеет значение для инициативности человека. Логично чтобы тот, кто работает более совестно и эффективно, он продвигался быстрее наверх. К сожалению довольно часто решающим, если не единственным, оказывается критерий политической активности и идейности — т.е. ранжирование по шкале "наш человек".

     Ясно, что молодёжь это самая революционная и инициативная часть каждого общества. В этом смысле надо было способствовать для повышения самостоятельности молодых, ввиду повышения их активности и чувства ответственности перед обществом. Наша система, однако, любым образом препятствует подобным опытам — и через финансовый механизм, и путём помех с жильём, и через единственность молодёжной организации, и через механизм распределения молодых специалистов, и прочее. В результате этого инициативность молодых прижимается и они продолжают хотеть получать всё наготове, как когда были маленькими.

     Инициативность прижимается не только по отношению к отдельным личностям, но и к целым предприятиям. Сколько бы и не говорилось о самостоятельности фирм и о конкуренции между ними, то на практике это не проявляется. Давайте не будем дискутировать здесь связь между конкуренцией, рыночным механизмом, дефицитом, и социализмом. Достаточно подчеркнуть, что без конкуренции нет пространства для инициативности, нету возможности для адаптивного развития экономики.

     Связан с вышеизложенным и достаточно важный, чтобы на нём остановиться, и вопрос о борьбе с монополиями. У нас не только что нет правовой базы для такой борьбы, но и считаем, что это чуть ли не борьба против строя (наверное потому что у нас государство это единственный монополист). Здравый смысл, однако, требует, чтобы чем крупнее данный производитель, тем больше с него и собирали (в то же время у нас всё ещё бензин продаётся дешевле государству, а дороже отдельному гражданину или мелкой фирме).


     3. Давайте теперь поищем и примеры для противоречия здравому смыслу по вопросам, связанным с собственностью.


     В последнее время у нас стали говорить о приравнивании форм собственности: государственной, кооперативной, групповой, личной, акционерной. Это вполне соответствует нормальной логике человека. Проблем в том, что пока только говорится (как о том, что все мы равны перед законом, но в ряде случаев требуется мнение партийной или комсомольской организации, подтверждающее это "равенство"). Так ведь у нас всё ещё номерные знаки на легковых автомобилях разные по цвету (и бензин продаётся по разным ценам), в зависимости от формы собственности. У нас существуют цены оптом и в розницу, но на практике это цены, по которым продаётся разным видам собственников, где обычно применяется противоречащее здравому смыслу правило: более крупный владелец покупает дешевле, а обыкновенный гражданин — дороже всех. Оно верно, что таким образом доказывается преимущество крупного производства, но верно и то, что если у нас оно держится только на тенденциозном ценовом механизме, то, значит, оно ни на чём и не держится!

     При определении личной собственности социализм исходит из правила для устранения эксплуатации человека человеком. Это логично. Плохи лишь разные деформации этого правила, ведущие к эксплуатации обыкновенного человека государством или некоторыми отдельными личностями в партийном и государственном аппарате. На практике получается так, что даже если у человека имеются средства для закупки жилища, то он не может приобрести такого меньше чем за 15 лет, или он должен закрепостить себя к данному предприятию, которое снабдило его квартирой. Все знают, что государство отпускает кредит в размере 15 тысяч левов** молодым семьям для закупки жилища, но не знают получили ли хоть 5% всех зарегистрированных такой кредит. Аналогична ситуация и с легковыми автомобилями — государственный аппарат использует наши деньги при ноль процентов для нас, а мы ждём так десяток лет. То же самое в силе и для сельско-хозяйственной техники или других средств мелкого производства — таких или не производят, или их не продают частным лицам, или они дефицитные. Иначе говоря, если гражданин всё таки имеет какие-то права на личную собственность, то делается всё возможное (по разным причинам), чтобы он её не получил.

     Не лучше обстоит дело и с плодородной обрабатываемой землёй для личного пользования (1- 2 декаров, т.е 0.1- 0.2 гкт.). Такой земли на практике не дают. Граждане довольствуются неплодородными личными участками, которые к тому же могут быть всегда отняты у них государством. Неужели какой-то настоящий социалист думал, что одним декаром земли человек может превратиться в эксплуататора? В то же время, каждый год зима приходит "неожиданно" и часть урожая идёт "на удобрение". Здравый смысл не возражает против больших полей со пшеницей, кукурузой, или пальметтными насаждениями, но существует ряд культур, которые требуют преимущественно ручного труда и дают лучший урожай когда о них заботится один и тот же человек. Землю нужно обрабатывать с любовью, а, как бы и ни кривили свою душу, никакой родитель не любит чужих детей больше своих, фигурально выражаясь.


     4. Не можем обойти и ряд примеров, связанных с образованием.


     Наша образовательная система, с самого низкого и до самого верхнего уровня, ставит прежде всего на заучивание наизусть фактического материала, а не на особенно ценное свойство интеллекта рассуждать, делать выводы и заключения. Верно, что в почти каждой области науки имеются свои "таблички умножения", которые нужно запоминать, но никакая наука не состоит только из табличек и фактов. (Между впрочем, у нас лишь лет десять тому назад было разрешено использовать математические таблицы во время экзаменов.) Почему мы не используем более массово системы тестов, распространённых широко в ряде развитых стран? Нужно ли бояться, если кто-то скажет что-то разумное, которое может оказаться и спорным?

     Общеизвестно, что у нас образование бесплатное и общедоступное. Что может быть лучше чего-то, что ничего не стоит? На практике, однако, оказывается, что это ведёт к некоторым ненормальным ситуациям, потому что образование, всё таки, стоит, и то много денег, государству! Получается так, что экзамены в ВУЗ-ах, в сущности, не в конце обучения, а в начале, когда данный студент имеет довольно туманное представление о выбранной ими профессии. Экзамены в конце в основном формальные, потому что государство уже потратило деньги, а ВУЗ хочет минимизировать процент "брака". Кроме того здравый смысл подсказывает, что то, что ничего не стоит, может быть и в самом деле "ничего не стоит"? Добавив к этому и принудительный характер обучения, который не нравится совершеннолетней молодёжи, ненормальную конкуренцию при выставлении своей кандидатуры, не смотря на перспективы для скромной жизни по окончании, перегруженность учебной программы идеологическими дисциплинами, и другие моменты, получается так, что студент редко выбирает свою специальность по призванию. Прочее, нужно подумать о такой форме бесплатности высшего образования, которая будет применяться только к прилежным студентам, а посредственные будут его оплачивать; о системе бонификации и штрафов; о специализированных экзаменах (скорее тестов) при поступлении, определяемые дифференцировано каждым ВУЗ-ом и для каждой специальности; и прочее меры, которые будут противодействовать минусам общедоступности и содействовать плюсам призвания как метод селекции.

     Очень важный для каждого общества и вопрос о разумном определении различных образовательных степеней. Не важно название, а какой уровень образования получает человек после окончания данной степени. В моменте у нас существуют техникумы с уровнем выше среднего образования, языковые гимназии с уровнем высшего образования в отношении языка, полу-высшее с реальным весом среднего специального, защита кандидатских диссертаций с уровнем дипломных работ, формальное высшее партийное образование, и прочее образовательных диссонансов. В то же время ряд знаний (о вождении машины, о печатании на пишущей машинке, и прочее), необходимые каждому из нас, находятся вне сферы образовательной системы. Нереальные степени образования ведут к разным деформациям, связанным с формалным применением образовательного ценза и вносят ещё большую путаницу при определении (и без того размытого понятия) интеллигенции. Девальвация нашего образования прогрессирует.


     5. Давайте теперь рассмотрим другой круг вопросов — связанных с финансовой политикой государства.


     Финансы это деньги, которые исторически появились как универсальное средство для измерения различных ценностей. Давайте не будем дискутировать вопрос, могут ли они действительно служить для измерения всех благ. Не можем, однако, не акцентировать на идею для сведения многомерного пространства различных качеств к одной числовой оси — денег. Здравый смысл, не впадая в подробности, естественно, принимает более простую схему. Наша Партия и Правительство акцентировали на трудности сведения всех человеческих ценностей к деньгам, решили, что это невозможно, попытались ввести другие шкалы (как моральные стимулы, идейная убеждённость, и прочее), пока в конце остановились на шкалу "свой человек"! Многолетний опыт убедил нас, что это тоже не выход. Не подкрепить ли снова идею о деньгах, ограничив лишь их власть над людьми, вместо того, чтобы искать другой универсальный измеритель ценностей?

     Автор не утверждает, что он знаком с вопросом о конвертируемости валюты, по отношению к какой валюте, на какие суммы, для кого и по какому курсу. Очевидно, что это сложные проблемы, которые нужно оставить специалистам. При всём при том не ясно, почему всё ещё нету одинакового курса и с обеих сторон математического равенства, а нарушаем его симметричность? Ни ясно, почему выдумываем нереальный курс болгарского лева и потом пытаемся его "реализировать", было бы то выплачиванием премий, было бы то путём запрещений, было бы то с помощью Корекомов (это болгарские "Берёзки"), было бы торгами валюты, организующимися Болгарским Народным Банком, было бы с использованием "чёрного рынка", или каким-то другим способом. Неужели мы не поняли, что из всех возможных решения это самое плохое?

     Государственный аппарат нужно содержать, тем более в социалистическом государстве, где существуют большие социальные обеспечения и централизованное финансовое регулирование всего общества. Обложение всех налогами неизбежно. Здравый смысл, однако, требует собирать налоги и взносы за что-то произведённое или в целях стимулирования какого-то производства, а то в противном случае можем дойти до пресловутого "зубного налога", которым облагали наших прадед во время пятивекового османского рабства, за то что турецкие начальники терли себе зубы, когда их угощали богатые болгарские хозяева. Тем не менее у нас (насколько это известно автору), для того чтобы приписать дом или какое-то владение своему родственнику, нужно заплатить примерно 1,000 левов за бумажную работу, которая не может стоить больше 10 левов — платится наследственный налог. Цена одного заграничного паспорта порядка 100 левов, в то время как внутренний паспорт стоит 6 левов. Люди ещё припоминают себе время когда нужно было платить холостяцкий налог и родителям, чьи дети умерли. Нужно ли было свалиться одному самолёту, чтобы скорректировать этот анахронизм? Можно ли, чтобы, когда государство отпускает займ, собирать с 3,5 до 4 процентов, а когда мы вкладываем свои деньги давать нам только 1%? Не является ли это непрямым налогом порядка 3% для того, что у нас просто имеются деньги, которые не на что потратить? Волею-неволею набивается ассоциация с цитированным "зубным налогом".

     Финансовая политика государства проявляется и по вопросу о пенсиях. Но я не имею в виду ни возраст ухода на пенсию, ни процент, а то, что пенсии, практически, не корректируются с учётом годовой инфляции. С точки зрения здравого смысла нужно, чтобы пенсии отпускались с учётом жизненного стандарта в данный момент (и независимо от зарплаты), или с учётом скорректированной согласно теперешнего стандарта заработной платы. Если человек спокоен насчёт размера его пенсии, то немало людей в возрасте 45-50 лет и заработавшие уже свои годы для пенсии, могли бы обеспечивать своё пропитание самыми разными общественно полезными способами, не занимая мест по штату, дав таким образом простор для изъявления молодых и амбициозных людей. Нужно чтобы человек не только мог, но и имел интерес поменять естество своей работы, если это идёт на пользу общества, или его здоровье в наш динамичный век требует такие меры.

     Заработные платы интеллигенции (не только художественно-творческой, но и врачей, научных работников, инженеров, учителей, и прочее) определяются централизованно государством и выплачиваются в основном за счёт госбюджета. Здравый смысл (и принципы социализма) требуют чтобы зарплата являлась мерой общественной значимости личности. В то же время, однако, зарплаты интеллигенции ниже номинальных зарплат рабочих с низкой квалификацией, ниже или около средней заработной платы для страны, и в два раза ниже зарплат в милиции или армии. Кажется общеизвестным правило, что способность данного государства заботиться о своей интеллигенции это мера финансового благополучия и развития. У нас много говорится о ведущей роли интеллигенции в процессе перестройки, о заботах Партии и Правительства, для превращения науки в производительную силу, и прочее. На практике, однако, вовсе не редки случаи, когда один врач после (или до) работы садится за руль своего частного такси; когда филологи и другие специалисты с высшим образованием работают в бригадах красильщиков; когда кандидаты и доктора наук закрывают банки с овощами на зиму или ремонтируют свои легковые машины и т.п., чтобы заработать или сэкономить "пару рублей". С наших газет даже звучали хвалебные слова о том, как группа программистов пошли в деревню доить коров, чтобы выразить "единство и сплочённость" болгарского народа. Разумеется, каждое правило имеет свои исключения, но наши исключения стали правилом: чем больше учишь, тем меньше получаешь!

     Это правило, кроме негативного воспитательного аспекта, ведёт и к снижению продуктивности интеллигенции, отнимая большую часть её времени на несвойственные деятельности. Куда делась пресловутая любовь болгарина к науке и знаниям — её заменили анекдотами об "учёном"! Вовсе и не ясно, когда наконец покончим с опытами проверить, может ли "учёное" выполнять работу "неучёного"? Обратные опыты не делаются, потому что ответ ясен! И чтобы не обвинить автора в пристрастности, пусть подчеркнём, что ситуация у нас далеко не такова, какой она была во время культа к Сталину в Советском Союзе, или во времена культурной революции в Китае, так что можно подождать немного и продолжать говорить о заботах Партии и Правительства, которые (хотя бы до сих пор) приходили с таким опозданием, что сразу после этого можно было ставить вопрос по новому на повестку дня.

     Кроме того государство использует финансовый механизм для стимулирования развития некоторых отраслей, объявленных за стратегические и определяющие, что само по себе логично. У нас, однако, за стратегические были объявлены все отрасли промышленности, в которых у нас не было никаких традиций: электроника, машиностроительная и металлообрабатывающая промышленность, "большая" химия, а теперь и биотехнологии. Если подобные меры принимаются в развитых странах, то это делается так, чтобы продукция стратегических отраслей была конкурентоспособной. Политика централизованного планирования и государственного монополизма, в особенности после пресловутого Апрельского Пленума ЦК с 1956 года, привели к значительным инвестициям в эти отрасли и ... больше ничего.

     Если, говоря в среднем, стандарт жизни у нас раз в 10 ниже того в ряде западных стран (потому что цены на пищевые продукты, на произведения лёгкой промышленности, на машины и жилья у нас, выраженные в болгарских левах, практически равняются соответственным ценам на Западе, выраженным в долларах США, с той "незначительной" разницей, что средние заработные платы у нас раз в 10 ниже), то в некоторых из указанных отраслей были поставлены "рекорды". Так например, персональный компьютер типа IBM-PC/AT стоит 2,000-2,500 долларов или одна средняя месячная зарплата там, в то время как у нас он стоит (болгарский и "высококачественный") порядка 35,000 левов или 10 средних годовых зарплат, что даёт отношение больше чем в 100 раз! Подобным образом обстоят дела и с видеотехникой. Чуть лучше — с инструментами и продукцией машиностроительной промышленности. Что касается "большой" химии и металлообрабатывающей промышленности, если там соотношение меньшее, то это ценою наших лёгких, из за практического отсутствия модерных и дорогостоящих очищающих сооружений. За счёт этих отраслей мы очень "умело" прижимаем развитие сельского хозяйства, потому что в нём у нас в самом деле были традиции. Такие диспропорции не могут быть объяснены с позиций здравого смысла.


     6. Может быть уже время рассмотреть и наше отношение к природе.


     Автор не претендует на приоритет в утверждении, что каково наше отношение к себе-подобным, таково и наше отношение ко всему, что нас окружает, т.е. к природе. Простой крестьянин убивает некоторое животное или отсекает одно дерево, когда хочет поесть или согреться, но не для того, чтобы хвастаться, что он сильнее природы. Мы вырубили наши леса и заняли самую плодородную землю, чтобы воздвигнуть свои промышленные гиганты; загрязнили реки и озёра; превратили свои парки в мусорные ямы; наше Чёрное море стало в самом деле чёрным; уровень загрязнённости воздуха в городах, промышленных областях, и в столице, достиг рекордные значения в мировом масштабе; мы дали свой "достойный вклад" и в радиационном загрязнении. Наряду с этим дорожный знак для велосипедной аллеи практически незнаком у нас; а если кто-то пожелает иметь домашнюю собаку, он должен заплатить соответственный (опять рекордный) взнос за свою любовь к животным и держать его в подходящей клетке, или научить его летать — это пока не воспрещается. Короче, мы научились относиться пренебрежительно ко всему вокруг нас (во имя великой цели) и теперь природа мстит нам за нашу неразумную гордость.

     Всё ещё не ясно, почему мы решили, что чем более развитыми становимся, тем больше нужно концентрировать и укрупнять всё. В природе вещи взаимно сбалансированы, но мы решили, что сильнее неё и должны её изменить. Нам было мало всех промышленных гигантов, мы должны были воздвигнуть их как раз ближе к большим городам, к самой столице. А может ли одна столица не быть лучше всего в любом отношении: в промышленном, административном, политическом, образовательном, и прочее? Правда, что в большинстве западных странах обосабливаются отдельные административные центры, отдельные университетские городишки, отдельные промышленные области, но может быть это так, потому что они не могут хорошо "планировать" вещи?

     А что мы сделали с нашим жилищам? Мы наполнили города, а то и деревни, многоэтажными домами — дальше от земли, ближе к промышленности. Вместо того, чтобы делать "села городского типа" — с классическими двухэтажными домами и одним декаром земли вокруг них, но теплофицированные и телефонизированные, мы сделали "города сельского типа" — построили панельные дома и объявили села городами! Здравый смысл требует чтобы человек жил среди природы, чтобы слился с ней, если хотите, а мы прикрыли нашу неспособность в этом отношении громкими фразами о "заботах Партии и Правительства и лично товарища ...". В то же время, однако, некоторые "заслужившие товарищи" понастроили себе "дачки", а народу было объяснено, что если он хочет приобщиться к рабочему классу, то должен пойти в города, где может получить полагающийся ему "ящик" этак лет через 10- 20 упорных "дел и только дел" (известная фраза нашего Тодора Живкова — "дела, дела и само дела". О, народ неразумный, поради что ты стыдишься назваться крестьянином?


     7. В конце нужно остановиться и на политическую жизнь у нас.


     Общеизвестно, что самая прогрессивная, честная, идейно-убеждённая, способная, закалённая в битвах, и неспособная к никаким ошибкам часть болгарского народа это наша коммунистическая партия. Мы так долго повторяем эти фразы, что, с точки зрения здравого смысла, начинает налагать себя диаметрально противоположное утверждение, потому что "сверх меры святой Богу не мил"! С позиций идеологического монизма мы забыли древнюю истину, что человек грешен, а партия состоит из людей. Более того, мы заменили понятия честь и доблесть — идейной убеждённостью; демократию — демократическим централизмом, выродившимся в централизм и клакёрство; дела — словами о них; желание человека получить заслуженное вознаграждение за свой труд — социалистическим соревнованием; действительное — желанным. И пока перестройка выражалась только в замене одной личности другой, "дела" — "работой", "перестройки" — "новой" или "действительной" перестройкой, "развитого" социализма — "настоящим" таким, продолжая официально утверждать что в данный момент (как и в любом прошлом периоде) политика Партии была и остаётся единственно правильной, здравый смысл будет бунтоваться!

     В последнее время был недвусмысленно поставлен и вопрос о многопартийности. Появились и делают свои первые шаги ряд независимых союзов и партий. Говорится о независимых выборах. В сущности, вещи очевидные: нельзя иметь устойчивое и адаптивное управление без отрицательной обратной связи, а обратная связь в области политической жизни это легальная оппозиция. Если одна партия не допускает официальную оппозицию, то она или чувствует себя слабой противостоять ей, или просто глупая — другой альтернативы просто нету!

     Ясно, что теперь у нас совершаются бурные эволюционные изменения, целящие стабилизирование старой скомпрометировавшей себя системы. Это похвально, потому что если система успеет настроиться к новым условиям в мире, то значит она жизненна! Для этого, однако, для того чтобы можно было обновить органы управления, обновить нашу коммунистическую партию путём активной борьбы в ней самой, неизменное условие это отделение Партии от государства! Здравый смысл подсказывает нам, что как в экономике, так и в политике, в силе правило: без конкуренции нету развития!

     У каждого различное представление о демократии, но в общих чертах это сводится к возможности народу открыто сказать своё слово по ряду вопросам жизненного для него интереса, чтобы дать управляющему аппарату возможность принимать правильные решения. Противно здравому смыслу у нас демократия была сведена к возможности человеку: или произнестись "за политику Партии и Правительства", или потом пинать на себя! Мы как будто забыли, что у каждого человека своё мнение и если о чём-то важном голосуют единодушно хотя бы 90% (а мы предпочитали круглую цифру 100), то значит люди вообще и не голосовали, потому что такое единство противоестественно, оно принудительное! Прочее, на сегодняшнем этапе можно спорить лишь о форме демократии, а не о самой демократии, так как любая диктатура (даже и та пролетариата) выражает слабость и успехи диктатуры, они временные и сомнительные успехи!


     Не можем не выделить несколько строчек и термину "перестройка", который вошёл уже в ряд западных языков литерально, с незначительными языковыми особенностями. Абстрагируясь фразёрских злоупотреблений, перестройка, это по существу: опыт создания демократического общества в условиях унаследованного дефицита и тоталитарности "развитого" социализма. Будем надеяться, что этот опыт окажется успешным!


     В заключении давайте вернёмся к мысли, затронутой в самом начале. Мы преднамеренно не рассматривали действительные причины для наступивших противоречий между здравым смыслом и нашим "развитым" социалистическим обществом — оставим разбор специалистам. Кроме того причины в самом деле комплексные: как субъективные, так и объективные, так и ошибки, порождённые самой диктатурой как формой управления. Некоторые из них были вовремя замечены и были приняты меры для их устранения (но они не были применены последовательно), другие остались незамеченными в атмосфере политического и экономического монополя государства, третьи будут лишь теперь признаны. Множество проблем остались вне нашего рассмотрения. Путей для разрешения этих противоречий тоже не было намечено здесь, хотя и в ряде случаев у автора имеются свои взгляды, затронутые изложенным.

     В конечном итоге, если нам так уж и трудно построит действительно социалистическое общество, то давайте хотя бы попытаться построить одно демократическое общество, общество здравого смысла, без которого мы не сможем жить даже в "подвале" Общего Европейского Дома! Пусть не забываем это!


     12.1989


     П.С. Как видно это мнение в духе перестройки и оно выглядит довольно наивно с высоты прошедших дюжину лет. Но оно полезно тем, что это умеренная и созидательная критика, целящая эволюционное реформирование социализма, потому что у него, ей Богу, свои огромные преимущества перед неморальным и грубым капитализмом, в который мы вернулись в результате тихого сумасшествия нашего народа. Прочее, эти вопросы дискутированы много раз на протяжении этой книги, так что не будем их теперь рассматривать, но производит впечатление незначительность поставленных проблем. Ну разумеется, наши проблемы при тоталитаризме не только выглядят теперь незначительными, но они и были такими, по сравнению с неразберихой нашего перехода к демократии. Это были проблемы не только нашего прошлого устройства, но и самого централизованного управления, и даже в одной Америке не обошлось без её "перестройки", где-то в 70-ых и 80-ых годах 20-го века, потому что она, как и любое уважающее себя государство, неизбежно располагает мощными централизованными структурами, как армия и полиция по крайней мере. Так что наши проблемы не были новыми, но они были для нас основными.

     Потому что мы жили как бы в каком-то парнике, в одном стерильном обществе, или, если используем одно не очень приятное, но верное, сравнение: мы вели жизнь хорошо кормленных домашних любимцев — собак, к примеру. Мы были сытыми, причёсанными и наши хозяева (т.е. номенклатура) только и радовались нам, но, естественно, они требовали чтобы мы их слушались. В то время как, когда начался переход, то нам развязали ошейники и пустили нас по широкому миру. Да, но он, этот мир, и не был таким хорошим, как мы думали, когда нас кормили и держали в тепле, и теперь мы опять ищем себе новых хороших хозяев, да на этот раз среди экономически сильных западных стран. Как бы то ни было, важное то, что мы проявили все симптомы отвязанных собачонок, ввиду чего автор ещё в это время говорил о "синдроме отвязанного пса" как о нашей основной болезни, которую один великий болгарин (Иван Вазов) назвал в своё время "пьянством" одного народа. Ну, оно не плохо если человек иногда немного выпит, но всему своя мера, правда? Только что это не было в силе для нас, потому что если умеренность основное требование для спокойной жизни и, своего рода, критерий разумности, то мы проявляли всё что угодно, только не разумность!

     Но имеется и что-то другое. Вопрос в этом материале вообще неправильно поставлен, потому что никакой народ не может быть настолько разумным, как это хотелось бы одному технически образованному и думающему человеку как ваш автор. Т.е. разумное социальное управление, всё ещё, лишь одна большая утопия для масс и не существует нигде в мире! Но ведь это была приятная утопия и ничто не мешало одной сытой собачонке, как автор, мечтать о блаженной стране разумных собак. Или чтобы она ему снилась, потому что когда одна хорошо накормленная собака спит, то у неё приятные или "розовые" сны. Ну, теперь, потому что мы голодные, то у нас "синие" сны, ведь так?


     2001

     


     


     

     




 

О ПОВОРОТЕ НАЛЕВО

(или импульсная политология)

     Вряд ли в данный момент существует более комментированный вопрос в нашей политической жизни, чем вопрос об эвентуальном повороте налево: для партий и движений, для страны как целое, когда и будет ли вообще, в какой степени налево и на какое время, и прочее. Можно держать пари об этом, и не без основания, разумеется. И всё таки я не могу освободиться от ощущения, что это снова вопрос политической манипуляции (с которой мы свыклись до боли), потому что вопрос не ставится корректно. Потому что вопрос не стоит как "повернём ли мы налево", а "когда повернём налево"? Более важные соображения об этом мнении следующие:

     а) Истина по середине — утверждение, о котором у нас сведения с более чем 25-вековой давностью, но которое, положительно, было известно и раньше. В одной динамической среде, если бы положение было не так по отношению к какому-то параметру, то мы достигли бы до одного из двух концов, и однажды приняв это значение, то дальше вещи просто не зависели бы от этого параметра (а здесь совсем очевидно, что много вещей зависят от того повернём ли мы налево или направо).

     б) Это движение непрерывное колебание. Имея в виду, что ещё древне-греческий философ Платон был, в сущности, бòльшим коммунистом чем Ленин (потому что он не только был против частной собственности, но считал, что даже и семьи должны совсем исчезнуть и человек должен жить не для себя, а только для государства), как и бòльшим утопистом, разумеется, то ясно, что левизна не со вчерашнего дня. А касательно правых крайностей, то не одно восстание или революция вспыхивали, чтобы с ними перебороться. Потому что сколько бы и правильно ни было, чтобы только в саду у Ивана падал дождь и росла капуста и картошка, а у соседа Петра — ни капельки, и только семья Ивана могла есть досыта, то всё равно приходит время, когда соседу Петру надоедает смотреть на свои голодные детишки и он отказывается от этой правды (нельзя забывать, что по английски, немецки, а даже и по русски, "правильно" и "право" одно и то же слово), и он поднимается искать социальную справедливость на другой, т.е. левой (left, по английски, или оставшейся) стороне. Так что, одним словом, ни один, ни другой конец является чем-то раз и навсегда неоспоримым и народы всё время колеблются, а правительства балансируют между двумя крайностями.

     в) Исторический пример в развитии экс-коммунистических стран, которые впереди нас в экономическом отношении недвусмысленно показывает (пока) тенденцию к движению влево. И если эта тенденция не наблюдается в некоторых странах, то это только в таких как бывший "великий и нерушимый" Советский Союз, которая страна ещё не поправела достаточно! А перед фактами даже и политики должны замолчать.

     Чтобы обобщить эти три момента проще всего использовать модель затухающего колебания (некоторого маятника, к примеру), которая является произведением экспоненциальной и синусоидальной функций и показана схематически на фигуре* (Фиг.1.), с помощью кривой "0" принятой за базисную. Разумеется в социологии нельзя говорить о таких точных зависимостей и нельзя определить на сколько точно налево или направо находимся (т.е. амплитуду колебания) в данный момент, так как у нас нету двух идеально чистых левых и правых партий в Парламенте. Ни можно определить точно период, так что если с первой наиболее левой точки (скажем, в верхней части фигуры) до второй такой пройдут 10 (условных) лет, а со второй до третей — 15, то это можно считать приемлемой точностью. То, что мы не можем использовать этот метод для хороших количественных оценок, однако, не означает, что он не хорош в качественном отношении, так как он верно отражает постепенно уменьшающиеся колебания вокруг данного установившегося значения, которое естественно принять по середине.

     Что хорошо у этой качественной модели, прежде всего, то, что на основе неё можно делать интересные выводы. Первое и наиболее существенное наблюдение в случае то, что существуют два альтернативных способа для уменьшения крутизны движения (по отношению к горизонтальной временной оси), а именно:

     1) путём сжатия экспоненциальной огибающей кривой, которая определяет скорость затухания (не изображена на фиг.1), что соответствует кривой "1" (синей), которая падает более плавно, потому что у неё тот же период, но она не достигает таких больших амплитуд; или

     2) путём растяжения колебательного процесса на более длительный период, что соответствует кривой "2" (красной).

     Оба способа ведут к приблизительно одинаковому наклону (крутизне) на соответствующих участках кривых 1 и 2 (или с начала до первого полупериода, до места чёрточек с номерками, где они падают; или потом, с нижнего положения до конца первого периода, где они поднимаются вверх — но везде на линейных участках они двигаются почти параллельно). Снова нужно уточнить, что можно спорить по вопросу насколько наклоны одинаковые, но во всех случаях они меньше, соответствующего наклона кривой 0 (чёрной). А мы обращаем такое внимание наклонам, потому что естественно принять, что цель любого такого движения это достичь максимально быстрое затухание, при возможно наименьшем наклоном, т.е. иметь плавное и бескризисное движение к новому равновесному положению (к горизонтальной оси). И, следовательно, такое движение можно получить, или когда кривая затухает (её амплитуда падает) абсолютно быстрее, т.е. кривая 1 (что самый лучший вариант), или когда она затухает относительно быстро, т.е. кривая 2 (где её амплитуда уменьшается слабее, но зато на протяжении более длительного времени), что в сущности происходит абсолютно медленнее другого варианта (но также безболезненно).

     Давайте рассмотрим более углублённо эти два варианта, вызвав на помощь импульсную технику, где объясняется, что период колебания характеристика системы (к примеру, для маятника, это его длина), в то время как затухание экспоненты характеристика среды (к примеру, для маятника, это значит: в воздухе ли он двигается, или в воде). В нашем политическом случае "система" это весь народ, данная страна, с точки зрения как её экономических возможностей, так и социального сознания и единства избирателей, её природных условий, традиций, и прочее, т.е. это такая вещь, которую нельзя (хотя бы легко) изменить. С другой стороны, затухание экспоненты зависит от среды, а она в данном случае политическая, т.е. это партии, которые помогают (или мешают) данному народу достичь равновесное положение, и на эту среду можно, а и нужно, влиять и изменять её.

     Иначе говоря, это означает, что в странах, где политическая среда быстрее конвергирует к центру, возможно постижение плавного перехода и при довольно коротком периоде колебания, говорящем о мощных экономиках, социально сознательных и единых избирателей (к примеру, для Венгрии полупериод порядка пяти лет, для Чехии и Словакии, если отнять года-два ввиду их разделения, как дополнительный проблем, с которым они должны были справиться, может выйти опять столько, или чуть больше). В то же время в странах с худшей конвергенцией политических сил единственная возможность для плавного и бескризисного перехода заключается в более продолжительном периоде колебания (т.е. у них худшая адаптивность системы, связанная и с бòльшими социальными разногласиями, которые выражаются и в худшей конвергенции политических сил, как например в Польше, если считаем как начало движения вправо приблизительно 1985 год, что даёт полупериод в 9-10 лет). В то время как в некоторых странах политическая среда настолько конфронтирована, социальное единство масс так слабое, что единственная возможность для удержания положения до катастрофического пропадания при переходе заключается в многократном растяжении (замедлении) колебательного процесса (например в России, точнее во всём бывшем Советском Союзе, где заслуга великого "Горби" в том, что он сумел порядочно задержать процесс в первых нескольких лет с помощью его перестройки, а то в противном случае, при практически нулевой экспоненте, получилось бы явное пропадание в гражданскую войну, которую пока удалось почти что избежать; так или иначе, однако, уже четверть-период колебания у них, даже вынимая 2-3 года на распадание их империи, достиг 6-7 лет, что даёт ожидаемый полупериод из примерно 15 лет). Смело можно утверждать, по видимому, что полупериод и при наиболее тяжёлых условиях не может превышать одного поколения (20-25 лет.).

     Давайте теперь вернёмся к нашей стране. Судя по ряду показателей (экономические, социальные, народностные, и другие) мы ближе всего к Польше и при полупериоде порядка 10 лет можно ожидать, что и следующий Парламент у нас будет всё ещё правым, а где-то, наверное, лишь в конце века мы повернём налево. В то же время, однако, мне кажется, что мы не должны стремиться к уровню (периоду) Чехии и Словакии, так что одно полевение Парламента, но оставаясь всё ещё вправо от центра, было бы на мой взгляд выражение будних народных масс в данный момент. Это, наверное, самое лучшее, на что можно надеяться в предстоящих выборах, потому что было время (и когда-то опять станет так) когда вправо означало хорошо, но в настоящий момент левее значит лучше, более разумно и зрело!

     Как дополнительный штрих к этому рассмотрению нужно обратить внимание и на тот факт, что в политическом случае (в отличии от механического) среда (партии) не является независимой от системы (от народа), потому что она часть народа, так что возможно и влияние со стороны политических сил на народ и наоборот. В этом смысле, лучше конвергирующая политическая среда ведёт к более быстрому экономическому развитию и к более единому социальному сознанию народа, что даёт возможность для достижения более короткого периода колебания, что, в конечном итоге, даёт ещё более быстрое затухание (т.е. некоторая положительная обратная связь).

     И ещё одна подробность: чем лучше конвергенция в Парламенте (соответственно и среди народа), тем больше и помощь со стороны Запада, потому что естественно, когда кто-то вкладывает деньги где-то, чтобы он требовал и гарантии для спокойного и бескризисного развития. Иными словами, западные инвестиции зависят не от направления нашего отклонения от центра (в лево или в право), а от величины этого отклонения, т.е. от конвергенции политических сил. Это единственная разумная позиция, потому что при небольшой дивергенция направление просто не имеет значения.

     Иначе говоря: коли сами себе не поможем, то и Бог нам не поможет!


     1995 ?


     


     




 

СКОЛЬКО ДОЛЖНА ПОЛУЧАТЬ ОДНА ФИРМА, ЧТОБЫ НЕ ИМЕЛА ПРИБЫЛИ?

     Вопрос, который мы теперь себе ставим, следующий: какие должны быть прибыли одной мелкой фирмы (как, к примеру, одно-, дву-, или три-личное, чаще всего фамильное, Общество с ограниченной ответственностью, ООО), чтобы оказалось, что после выплаты налогов эта фирма будет иметь такой же выигрыш (или даже меньший), как если бы люди просто вложили себе деньги, израсходованные в фирме в течение года, под видом личных сбережений или государственных ценных бумаг (ГЦБ) в банках (которые, сверх того и гарантированы на 100% в случае банкрота, согласно нашему Закону защиты вложений, в то время как фирмы теряют ровно половину денег при банкроте банка), отчитывая таким образом, путём прироста своих сбережений, инфляцию, а лица, владеющие фирмой, вместо того чтобы работать в ней и зарабатывать таким образом, работали где-то в другом месте, при средней в данный момент заработной плате? Это по моему означает, что фирма работает просто без прибыли (в холостую, "на ветер"), что у неё нет никакой финансовой выгоды от её существования, и что, в сущности, лучше, чтобы она и не функционировала, потому что такое производство не только, что не расширенное, а даже могло бы быть названным "сжатым"!

     И так, давайте сначала введём некоторые обозначения, начав буквой a, которой будем отмечать общую сумму приходов в левах. Буквой b обозначим относительную часть расходов к прибыли или материалоёмкость производства (здесь в расходы входят все расходы, не только на материалы), где для более удобной записи выразим b не в процентах, а как часть целого (например, 0.2*a вместо 20% a). Через c обозначим среднюю годовую прибыль от вкладов в левах (в моменте наиболее выгодно в ГЦБ) и опять как часть, а не процент (т.е. 0.5, а не 50%, к примеру). Часть, которую государство берёт под видом налогов обозначаем буквой d, а среднюю чистую годовую зарплату, т.е. без подоходного налога (ПДН) — буквой e. Тогда, приравняя прибыль фирмы после обложения налогами к возможной прибыли со средней заработной платы плюс банковский процент на потраченные в фирме деньги (потому что они имелись у людей, чтобы могли их вложить в фирму и потратить на производство чего-то), то получаем (всё за целый год), как характеристику работы "на ветер", следующее простое уравнение:


     a*(1-b)*(1-d) = e + a*b*c      (1)


так как a*(1-b) это прибыль до обложения налогами; a*(1-b)*(1-d) — прибыль после обложения налогами; в то время как a*b*c это прибыль от расходов a*b, если они были вложены в банковские инстанции как вклады от частных лиц (от владельцев фирмы, которые и работают в ней) без необходимости существования фирмы. Иначе говоря, левая сторона даёт нам прибыли мелкой фирмы, а правая сторона это сумма средней зарплаты и прибылей от потраченных фирмой денег, если бы она не была фирмой и только потраченные в год деньги стояли на персональном вкладе. Если теперь оставим с одной стороны только букву a и решим это уравнение по отношению к ней, то получим:


     a = e /( (1-b)(1-d) - b*c )                (2)


что представляет нашу окончательную формулу.

     Чтобы ответить себе на поставленный в начале вопрос, нужно уменьшить число неизвестных, задавая некоторым из них значения как можно ближе к действительным. Начнём сзади наперёд в очереди букв, т.е.:

     e = 100,000 лв в год — хорошее круглое число, максимально близкое к средней заработной плате для текущего года (она всё ещё не вычислена точно, так как год не кончился), что даёт по 8,000 лв чистых в месяц (или, иначе, 120,000 лв номинально в год).

     d = 0.3, т.е. 30% — это налог на прибыль для самых мелких фирм с прибылью ниже 1 млн лв в год и для ново-регистрированных фирм, что самый низкий налог (обычно он 40%, а то и больше) и это, соответственно, самый выгодный вариант в нашем случае.

     c = 1.4 или 140%, что выглядит хорошим приближением к действительности, так как в начале года банковский процент за год был 40%, в середине года он стал примерно120% (для ГЦБ из портфельных эмиссий торговых банков), в сентябре самый надёжный банк, Национальный Банк (БНБ), эмитировал облигации годовым процентом в 130%, а торговые банки продавали ГЦБ со 170% в год. Таково было положение до конца сентября (революционный месяц, хотя бы для болгарского народа, как наши читатели знают), а теперь самая новая информация, что основная процентная ставка (ОПС) стала 300% и если она задержится так до конца года (т.е. "если наше государство просуществует", как говорят дурные языки) можно ожидать, что это даст усреднённую реальную прибыль около 160% за год (что больше прибыли от усреднённой ОПС), но мы "из скромности" будем работать со 140%, чтобы быть уверенными, что наша оценка не завышенная.

     Тогда формула (2) принимает вид:


     a = 100,000 /( 0.7(1-b) - 1.4 b ) = 100,000 /( 0.7 - 2.1 b )      (3)


что представляет зависимость прибыли a мелкой фирмы в зависимости от материалоёмкости производства (часть расходов к прибыли) b.

     Первый вывод, который можно сделать это то, что существует критичное или максимальное значение b, и оно критичное, потому что знаменатель (3) обращается в ноль (а, как все учили в школе, на ноль делить нельзя) и максимальное, потому что для b, больших этого значения, знаменатель становится отрицательным и соответственно a становится отрицательным, что не имеет смысла, ибо отрицательные деньги означают, что фирма теряет, если работает. Иначе говоря, фирма начинает работать "на ветер" именно при максимальном значении b. В нашем (наиболее выгодном в отношении налогов) случае это значение: bmax = 0,7 / 2,1 = 0,33 или 33%.

     Теперь давайте покажем эту зависимость в виде таблицы:


b (в %)152023252730
a (тыс.лв.)2603574605717501430

Табл.1. ЗАВИСИМОСТЬ b ОТ a.


     Так как не бывает фирм с меньшими чем 20% расходами (хотя бы 10% идут на самую дешёвую рекламу), ни кто-то с настолько "выветрившимися" мозгами, чтобы зарабатывать полтора миллиона (работая "на ветер", потому что мы это считаем!), то оказывается, что левый и правый конец таблицы неиспользуемые. (Кроме того, при прибыли свыше 1 млн. левов налоги d будут уже бòльшими, так что и выражение для a будет другим). При этом положении остаётся при материалоёмкости b около 25% получать приходы примерно в полмиллиона левов. Это, однако, теоретические результаты, так как, практически, нету фирмы, которая бы тратила меньше 30% (даже для свободных профессий признаются 30% необходимо-присущих расходов без предъявления документов). Говоря иначе, из изложенного недвусмысленно следует, что у нас вообще нету условий для мелкого бизнеса при этом уровне инфляции, и если кто-то, всё таки, продолжает развивать такой, то это или по инерции, или потому что человек просто не может найти себе работу!


     С первого взгляда здесь кроется какая-та "магия", потому что фирма не должна располагать всеми деньгами на расходы за весь год в начале года, и если она прокрутит 3-4 раза цикл производства, то получится, что можно работать и с меньшими наличными суммами (и, соответственно, приходы с банковского процента в наших вычислениях упадут), а если фирма печёт пирожки, к примеру, то будут прокручиваться сотни циклов в год. При этом положении, однако, мы вообще не отчитываем необходимость в наличии на складе, и расходов прежде всего основных средств (ОС), где человек должен "выбросить" сразу деньги хотя бы на пять лет и то в больших суммах, при чём амортизация прямо съедается инфляцией! А если говорим о производственных помещениях и сооружениях (а при наших климатических условиях, как известно, ничего нельзя производить под открытым небом), то срок амортизации уже целых 25 лет. И давайте не забывать, что при одной, в самом деле чистой бухгалтерии, торговец должен, после выплаты всех ОС при истечении срока амортизации, располагать как раз столькими собранными деньгами, чтобы мог купить себе тот же самый, уже практически израсходованный, ОС продукт, в то время как при этой инфляции он будет располагать в лучшем случае какими-то 10-15% суммы (а для построек наверное только 1-2% !). Таким образом фирма, в сущности, платит налоги на прибыли, которые вообще и не прибыли, но это предмет других вычислений, которыми пусть не отвлекаемся теперь.


     И так, чтобы убедиться, что наши вычисления были близкими к реальным, давайте варьировать слегка некоторые из параметров в формуле (2). Например, для более приличной фирмы подоходный налог должен быть 40% (т.е. d = 0.4) и тогда получаем


     a = 100,000 /( 0.6(1-b) - 1.4 b ) = 100,000 /( 0.6 - 2.0 b )      (4)


и bmax = 0.6 / 2 = 0.3 или 30%, что ещё хуже, как и нужно было ожидать. (Таблицу для a как функция b в этом случае не будем приводить, чтобы не отягчать читателей).

     Если при этом более "нормальном" d = 0.4 принять и одну более приличную зарплату из 25,000 лв. номинальных в месяц (или 20,000 лв. чистых в месяц), то нужно варьировать e до 240,000 лв. в год, вещь, которую можно ожидать как прогноз на следующий один год начиная с октября 1996, и тогда правильно принять c = 2.0 (т.е. 200%, с надеждой, что шоковая ОПС из 300%, всё таки, не задержится слишком долго) и при этом получим:


     a = 240,000 /( 0.6(1-b) - 2.0 b ) = 240,000 /( 0.6 - 2.6 b )      (5)


т.е. bmax = 0.6 / 2.6 = 0.23 или 23% (при c = 3.0, как это в моменте, получаем bmax = 0.6 / 3.6 = 0.16 или 16% !). Это последнее, что любое мелкое производство материалоёмкостью около 20% уже неэффективно для его владельца, между нами говоря, чистый коммунизм! Он немного "замарывается" фактом, что и крупные производства, очевидно (хотя и по другим причинам), тоже неэффективные, раз сотни предприятий приватизируются!


     Эти расчёты делались для торговых компаний, которые платят налог на прибыль, а не для Индивидуальных предпринимателей (ИП), которые платят подоходный налог (ПДН), но, в сущности, и там вещи не очень разнятся, потому что при 430 тыс. лв. годовой прибыли, к примеру, нужно заплатить ПДН в размере 112 тыс. лв (по таблице для 3,500 лв. минимальной месячной заработной платы), что является налогом в 26%, а если добавить и минимальный взнос для обеспечения получается в общей сложности 28%, что практически равно прежним 30%. (Сравните с Табл.1, где для b = 0.25 имеем a = 571,000 лв. приходов, или прибыль, до обложения налогами (1-0.25)*571 = 0.75*571 = 430 тыс. лв., т.е. как раз столько, сколько мы использовали только что при расчётах для Индивидуальных предпринимателей. Кроме того эти суммы вполне реальные как средние цифры для ИП, если не делать фальсификаций).

     Можно ли что-то, всё таки, улучшить? К сожалению нет розовых перспектив, потому что даже снижение налога на прибыль до 20% для мелких фирм (вещь, которую вряд ли некоторое правительство, независимо какого цвета, могло бы себе позволить, потому что это отражается прямо на госбюджет) даст лишь bmax = 0.8 / 2.2 = 0.36 или 36% вместо прежних 33% (при прочее равных условиях), так что это почти не влияет на производство.

     Единственный выход это снижение прибыли от вкладов в банках c (т.е. приостановление инфляции и стабилизирование экономики). При c=0.5, имеем bmax = 0.7 / 1.2 = 0.58, что уже довольно хорошо. В то время как при c=0.3, или 30% (какова была амбиция коммунистических социалистов, БСП, да только оказалось, что эти "милые люди" — их излюбленное обращение — делали свои расчёты "без корчмаря", как говорится) получается bmax = 0.7 / 1 = 0.7 или целых 70%.

     Так что нам не остаётся ничего другого как насвистывать себе песенку "Коммунизм возвращается и с народом обнимается", потому что и не существует никаких условий для какого бы то ни было мелкого бизнеса, а и мы обеднели вплоть до миски для попрошайничества (без кавычек), с нашей минимальной месячной заработной платой порядка 20 долларов США (или ниже одного доллара дневного заработка, если так вам больше нравится).


     10.1996

     



 

НАШ НАРОД ОПЯТЬ ЗАПАССЯ ПО ЗАВЫШЕННЫМ ЦЕНАМ!

     Система рынка существует по всему земному шару уже ряд тысячелетий и можно даже сказать, что рынок непобедим как сама жизнь. Говоря "рынок" я имею в виду место, структуру, или организацию, при которой собираются вместе много людей, которые предлагают что-то, что для них лишнее (названные продавцами), и другая группа людей, которые ищут что-то, что для них нужное (названные покупателями). Он существовал ещё во время первобытных общин, существовал при фараонах, во время Конфуция, в Древнем Вавилоне, во время Сократа и Аристотеля, во время Христа, Мохамеда, Наполеона, Маркса, да и при искусственном коммунистическом обществе он не был полностью устранён, а только всячески прижимался вводом предельных цен и анти-рыночных механизмов.

     Не имеет значения как совершается размен ценностей: товар за товар, товар за услугу (или связи любого характера), или за какие-то выдуманные специально для этой цели бусы, семена растений, раковины, металлические пластинки (независимо благородного, неблагородного, полу-благородного, или "слегка облагороженного" характера), а также и за какие-то специально отпечатанные бумажки, после открытия книгопечатания. (Между впрочем, может быть интересно знать, что слова: money, Münze, монеты, мангизы — цыганский жаргон в Болгарии —, и другие ведут своё начало от имени одной ароматической ... травки, полезной для перистальтики кишек и названной "мятой", или "ментой" по болгарски, или mint по английски, которая для них означает ещё и "монетный двор", т.е. место, где делаются "менты", или "ментè", как говорят некоторые в Болгарии, потому что настоящие ценности, или real estate по английски, это недвижимые ценности). Не имеет значения, также и то, кем совершается предложение и закупка товаров — самими заинтересованными лицами, или специализированными личностями или организациями, названными торговцами, или какими-то тоже специализированными, посредниками названными "брокерами", потому что они просто разделяют (с английского break) руки продавца и покупателя во время пожатия рук, знаменующее сделку, хотя оно, иногда, чисто символическое — обычай, оставшийся только в начале состязаний по боксе и борьбе.

     То, что имеет значение это, что каждый рынок определяется самыми участниками в нём — назовём их коротко торговцами и покупателями — и потому рынки в разных странах так сильно отличаются один от другого. Един рынок в Лондоне, другой он в Дели, третий в скандинавских странах, четвёртый в Ориенте, пятый и шестой в Америке или в Дальнем Востоке, и так далее. Так как на нашем рынке всё ещё преобладают болгары, хотя бы среди покупателей (что довольно странная вещь на фоне тотальной нищеты, в которой мы теперь живём), то наш рынок болгарский и, если нужно характеризовать его одним словом, то это слово "шоковый"! Я констатирую этот факт с некоторым прискорбием, так как шок как лечебное средство применяется только в крайнем случае, когда другие более умеренные или разумные методы оказываются бесполезными; он это ultima ratio ("крайнее средство", по латыни), а надобность в крайних средствах означает, что мы жили довольно неразумно, чтобы оказаться в таком положении. Так или иначе, однако, на болгарина можно воздействовать только шоками (и чаще всего без терапевтического эффекта) и оказывается, что он уже привык покупать, или дорого или ничего, раз ждёт очередного подорожания чтобы опорожнить свои карманы и положить что-то в холодильник. Имея в виду, что мы как народ ни глупее, ни более неспособные чем американцы, к примеру, то я бы хотел рассмотреть более подробно причины для этой нашей рыночной аномалии.

     На первом месте, разумеется, наша невероятная бедность. Более правильно было бы сказать нищета. По этой причине уйма болгар "набрасываются" покупать самую дешёвую пищу, так что съедают даже корм для животных. К примеру, свиная грудинка (кости с салом) уже целый деликатес, но наш народ массово покупает и утиные и гусиные "фонари", голые кости, куриные головки и ножки, и прочее вещи, которых во времена нашего тоталитарного лидера "бая Тошо" и не видели на рынке, и готовит их для себя, или по крайней мере извлекает из них сало. Я не собираюсь анализировать здесь причины для этого состояния (хотя оно, в общем-то, ясно, что в периоде первоначального накапливания капиталов, в который мы теперь вернулись, капитализм самый ожесточённый и самый тяжёлый для нашего исстрадавшегося народа, потому что "деньга к деньгу клеится", а для этого нужны какие-то "дрожи", как говорит народ), а пояснить нашим читателям как они сами ухудшают себе положение, и под конец дать некоторое "лекарство".

     Сколько бы и не были бедными мы не должны забывать, что англичане говорят, что они не настолько богатые, чтобы покупать дешёвые вещи! В нашем случае оказывается, что, так как все ищут только требуху, или сало, или головки, и прочее, то они и будут наиболее дорогие (относительно), потому что у животных нету, скажем, трёх голов, и получается так, что самые бедные платят некоторую часть пищи (сухих колбас, к примеру) более зажиточных — т.е. как раз согласно поговорки "больной здорового несёт"! Единственная "выгода" в случае та, что таким образом их могут обмануть меньшими суммами некоторые торговцы, потому что весы взвешивают вес, а не цену (и если товар дешевле, то значить их и обманут меньше). В этом всё таки имеется свой резон и я даже услышал от одного "собрата" покупателя, что торговцы делятся на три категории: честные — такие, которые обманывают лишь одним делением весов; обычные — которые обманывают столько, сколько им позволит покупатель (чаще всего сотней граммов), так как не поддерживают весы на нуле (или другими трюками); и неопытные или "аджамии" по болгарски (т.е. по турецки), да их становится всё меньше. Обманывают особенно по крупному когда "вода замутнённая" и люди делают снова очереди или покупают целыми мешками.

     Прочее, вернёмся к вопросу о покупках: в данный момент рекомендуется покупать более качественные товары и более конкретно для мяса — без костей и даже вырезку (только если у вас не имеется и домашний любимчик, о котором тоже должны думать). Другой мой совет к читателям это забыть, насколько возможно, о свежих колбасах и искать другие альтернативы — фарш, мясо (да не свиное, так как все его ищут), брынзу, даже постную пищу. В "нормальных" странах одно кило свежей колбасы (и то хорошей) стоит сколько два кила хлеба, а у нас соотношение примерно четыре к одному (так что можно сказать, что в этом смысле мы примерно в два раза "более ненормальные" чем они). А касательно хлеба, то нам давно должно быть известно, что завышенная консумация хлеба у нас является следствием нашего заниженного жизненного стандарта, а не каких-то особых кулинарных традиций нашего народа! Так что, волю-неволю, придётся снизить консумацию хлеба, что вовсе и не плохо.

     Ещё один совет: ешьте орешки (в основном фисташки) — они и богаты белкам, а и только в два-три раза дороже хлеба (если печёте их себе дома, но этому не трудно научиться); они идеальный и самый быстрый завтрак в любое время и от них не полнеют. (Опять в скобках я хотел бы упомянуть, что индуизм запрещает консумацию любого мяса: птиц, рыб, даже яичек и икры, потому что это будущие дети животных, и то не на неделю или две, как это при наших постах, а вообще, в то время как орешки или приправы не ограничиваются, а это значит, что орешки просто замещают мясо, потому что любая религия собирает в себя вековую народную мудрость). Последний штрих в этом отношении: пока всё ещё чёрный хлеб дешевле белого — ешьте чёрный хлеб, потому что это долгое время не продержится! Почти нету в Европе страны где бы белый хлеб предпочитался перед чёрным и потому в самом лучшем случае он стоит столько, сколько и чёрный, но чаще всего он дешевле (даже в России так, а в Австрии, к примеру, единственный более или менее похожий на болгарский, хлеб называется "турецким"!).

     Столько по вопросу о бедности — она не порок, и хотя и не является чем-то, чем мы могли бы гордиться, то и не вещь, которой нужно стыдиться. То, чем мы могли бы стыдиться, что (в результате нашего тоталитарного прошлого, прежде всего) у нас нет никакой рыночной культуры! Мы до такой степени извратили хорошее слово speculate, что превратили его, чуть ли не, в символ зла, а оно означает (по английски) просто "думаю, рассуждаю", и в немного более широком смысле употребляется для людей, которые успевают извлечь пользу от чего-то, так сказать, одним умом, а не работой (производством), покупая и перепродавая товары. Говорится также и о спекулятивном познании, в смысле знания просто как игра ума, а не что-то, чем человек может извлечь прямую пользу.

     Принципиальная важность этих рассуждений в том, что, осознанно или нет, но торговцы те, которые поддерживают рынок! Выражаясь на техническом языке, торговцы играют для рынка положительную роль отрицательной обратной связи в системе — роль, без которой ни одна система не могла бы просуществовать долгое время (тем более тысячелетия). Иными словами это означает: когда некоторая вещь нарастает, то что-то или кто-то должен его уменьшать, и наоборот, чтобы не взорвалась система. Как раз это и делают торговцы когда поднимают цены, раз что-то массово покупается, чтобы можно было, если покупатели "нормальные", уменьшить его покупание и таким образом имелось бы для всех (и для тех, которые уже купили себе, и для тех, которые ещё не купили, а и для торговцев); и наоборот. И "слава Богу", что это так, и наш рынок ещё держится, даже при этих шоковых ценах! В теперешнее время торговцы продают, практически, только 2-3 дня в месяц (и получают свой заработок), а в остальное время только думают (т.е. спекулируют) чего бы такое выкинуть, чтобы заставить покупателей покупать. Разумеется, что для торговцев лучше всего иметь регулярные поступления, чтобы можно было регулярно делать свои покупки у производителей использую регулярно полученные деньги от покупателей и, как говорится (правда по турецки, но понятно у нас), "алыш-вериш" шёл, но раз наш народ привык покупать только дорого (почему — мы выясним очень скоро), то торговцы те, которые нормализуют положение. Выражаясь иначе — раз без шоков нельзя, то кто-то должен их применить! Приятно это или нет, но такова правда, и чем больше болгар её осмыслят — тем лучше.

     Теперь несколько конкретных советов для "посвящённых", т.е. для читающих в моменте. На рынке всегда имеются несколько альтернативных товаров — например: хлеб, картошка, рис, макароны (овсяные хлопья, если хотите), так что когда один из них дорожает — просто покупайте другой! В нормально насыщенном рынке и среди народа, который не тормозит рыночные механизмы, цены альтернативных товаров двигаются, в основном, в синхроне, и применение этого правила потруднее, но тогда его и не нужно применять, в то время как ситуация у нас другая. Припомните себе, что когда рис подорожал скачком (по болгарски!) в начале лета, ещё никто не ожидал, что подпрыгнет и картошка и, прежде всего, хлеб — просто тогда люди решили покупать массово только рис (как китайцы) и он подорожал пока не прижался сверху международными ценами (примерно одна немецкая марка в среднем по розничным ценам), потом остановился (пока люди его съедят, а так как мы, всё таки, не китайцы, то это продлилось 4-5 месяцев) и теперь снова начал расти.

     Аналогичной была ситуация и с картофелем, только что с опозданием на месяц-два, так что те, которые купили себе мешочек картошки по 60 лв. в августе, в ноябре консумировали их ровно в два раза дороже (учитывая и прибыли с банковского процента, который в одном месяце достиг до 25%, а также и выветривание, которое картошка даёт во время хранения, в особенности если она порядочно нитрирована), а теперь, когда их съели и пошли снова покупать, цены опять поднялись. Так произошло с луком. Так произошло и с брынзой, потом мясо догнало брынзу и перегнало (потому что оказалось, что оно более подходящее чем брынза для длительного сохранения путём глубокого замораживания) и мясо достигло 700 лв. (потом спало до 450 лв., и то телятина, которая во всём мире считается лучше, и то без костей). Теперь фарш держится на "удивительно низких" ценах из 350 до 400 лв., или один доллар, сообразно курсу в моменте, но что делать раз люди наполнили себе морозилки, однако самое позднее в январе он подпрыгнет на 30- 50%, если мясо не упадёт ниже 600 лв., что мало вероятно при этом курсе доллара. И так далее.

     Короче: усреднёно на большой период времени (год и больше) всё выглядит нормально, но перед глазами современников получаются ценовые шоки (или скоки по болгарски, т.е. прыжки, если вам так больше нравится, но этимологически корень здесь должен быть одним и тем же). Это не будет происходить если, когда рис подорожает, люди перестанут покупать рис и переориентируются к картошкам, а когда последние подорожают начнут покупать хлеб, или мясо, или то, что в моменте продаётся по приемлемым ценам. (Между прочем, почти никто не знает, что одно стандартное яичко должно весить примерно 60 грамм, или в одном килограмме должны быть почти 17 яичек, но никак не меньше 16, а без этого представления человек не может сравнивать цены на белковые продукты). Правило исключительно простое (но, как известно ещё с древних времён, мир полон парадоксами и самые простые вещи воспринимаются наиболее трудно) и оно следующее: двигайтесь в противоток других на рынке! Поскольку люду уже никому не верят то нету никакой опасности чтобы все начали двигаться в противоток, так что ваши успехи гарантированы.

     Более курьёзное в случае не то, что так поможете другим (что верно, но верно также и то, что человек по своей природе никогда не был альтруистом), а что так поможете и себе не покупать дорого (точно так, как торговец, кому безразличны интересы покупателя, оказывается позвоночником рынка, который предназначен и выгоден в основном для покупателя). Если бы вещи не были в самом деле так увязаны то рынок вообще не дожил бы да наших дней.

     Вещи ещё более драстичные на рынке валюты, не смотря на то, что там они довольно очевидные и человек мог бы легко сориентироваться в тенденциях (или трендах, если не хотим отставать от современного англицизирования или американизирования болгарского языка). Как оказывается, в этом году примерно за восемь месяцев твёрдая валюта подорожала уже разов в шесть, в то время как наш лев в лучшем случае (в ГЦБ) примерно в два с половиной раза (что означает, что имеются разные виды "мят" и некоторые из них вовсе и не отражаются хорошо на желудок болгарина). То, что очевидно в случае, что в change бюрах и в банках пишутся оба курса (покупает /продаёт), и то, с чего они выигрывают, не цена — низкая или высокая (то, что всё на свете относительно, было ясно людям ещё до того как Эйнштейн произнёсся по вопросу), а разница между двумя курсами, в то время как никакой торговец не начнёт объяснять вам по каким ценам он купил свой товар — это его внутренняя кухня.* Тогда, если будем исходить из чисто болгарского правила шопа (около Софии), что "я не хочу чтобы мне было хорошо, а хочу чтобы Вуте было плохо", вполне очевидно, что валюту нужно покупать когда торговцы выигрывают меньше всего от этого, т.е. когда границы (маржи) самые узкие. Это в самом деле оправдано, потому что тогда вы наиболее уверены, что покупаете товар (валюту) по её себестоимости, в то время как иначе, когда границы по 20-30 лв., вы, разумеется, наполняете "горла", или карманы, чейнджистов.

     Наряду с этим, случай с валютой (или акциями) имеет и специфическую окраску, а именно: так как нельзя предсказать точно как будет развиваться курс, люди делятся на две противоположные группы (скорее сообразно из способа мышления, потому что их цели совершенно одинаковые — максимальный выигрыш) — одни это такие, которые покупают когда цены растут, потому что ставят на сохранение тенденции, и они называются буйволами (bulls, так как эти животные бодают снизу-вверх), и другие это такие, которые покупают когда цены падают, потому что рассчитывают на то, что уже пора, чтобы тенденция изменилась, и они называются медведями (bears, так как медведи ударяют кистью сверху-вниз). Это, однако, не меняет наши прежние рассуждения, потому что здесь идёт речь о спекулятивных покупках, о вкладывании свободных средств, о игре на бирже, а никакой человек с Запада не потратил бы свои последние сбережения на такие игры, тем более когда маржи порядка 10%. (Только что отсюда можно сделать вывод, что наш народ состоит в основном из "буйволов", "коров", или телят, одним словом — всё рогатый скот, но поскольку это не звучит приятно для нас, то давайте не делать этого вывода).

     Короче говоря: теперь вовсе не момент покупать валюту (кто хотел, мог себе купить в прежние годы, когда никто нам не мешал и мы могли менять до 2000 долларов США в год, что превосходит все сбережения большинства из болгар, а тем более их одно-годовые такие при средней заработной плате, не в этом бедственном году, примерно 80- 100 долларов; или подождать месяц-другой), кроме если не хотим облегчить осуществление Валютного Борда посредством ещё большего обеднения народа (уменьшения суммы денег, которых нужно гарантировать)**.

     Последняя отличительная черта нашего рынка от рынков в странах с нормальной рыночной экономикой очевидно пережиток нашего тоталитарного прошлого, и это вечный страх, что что-то кончится на рынке. На рынке ничего не кончается, кроме денег людей! И этот страх заставляет болгарина, в особенности того в пожилом возрасте (а половина покупателей обычно пенсионеры) покупать всегда дорого, потому что потом оно стало бы ещё дороже. Оно верно, что всё дорожает (потому что наш лев обесценивается ужасным темпом), но не и до того как личные запасы людей уменьшатся и окажется, что, с одной стороны, они купили товары дорого, а, с другой стороны, снова будут покупать дорого, когда прикончат свои запасы! Кроме того, наивно предполагать, что средний гражданин окажется хитрее торговца, который только этим и занимается, а так как и покупатель тоже по своему спекулирует (ибо когда пойдёт на рынок и он думает как потратить меньше денег но купить побольше вещей, т.е. извлечь личную выгоду), то никакая сторона не имеет права обвинять другую.

     Так что, уважаемые читатели, думайте о себе и не покупайте дорого и много, кроме как для непосредственного потребления. Не тревожьтесь о своей бедности, будьте богаты духом! Покупайте оптом только когда это вам оказывается дешевле, а не когда вы привыкли (существуют навыки, но существуют и "отвыки", как говорит наш народ). Хотя бы одна треть людей могут делать свои соленья на зиму (раз мы настолько бедны, что сами делаем себе соленья) во время более различное от других хотя бы на один месяц и, следовательно, будут покупать сырьё дешевле. Покупайте альтернативные товары — так вам выйдет дешевле, но ещё будете и разноображать себе пищу. Не покупайте самое дешёвое вообще, потому что так покупаете дороже из за завышенного спроса. Покупайте более дешёвое в моменте, а не то, что пошли искать, и не думайте, что раз один товар дешевеет два-три дня, то он будет ещё дешеветь, потому что когда выждете так, скажем, недельку и соберётесь в другой день уже покупать, то окажется, что он вдруг подпрыгнул в цене, так как вы сами часть рынка и, наиболее вероятно, один типичный представитель покупателей и Ваше незначительное влияние оказалось довольно существенным. Двумя словами: не мешайте рынку, чтобы и он не мешал вам!

     Не забывайте гениальную мысль великого Остапа Бендера: "Спасение утопающих — дело самих утопающих!". В этой шутке намного больше правды чем в куче ложных "правд", которых можете услышать сегодня в любое время. Потому что это, в сущности, перефразировка старого правила: "Помоги себе сам, чтобы помог тебе и Бог!".


     12.1996


     


     

     

     




 

СЛИШКОМ ХОРОШО — УЖЕ НЕ ХОРОШО!

говорит наш народ, а одному народу нужно верить, потому что он умнее своих политиков, если не по другой причине, то по той, что жил значительно дольше них. Кроме того вряд ли существует народ, у которого подобной поговорки нету, ибо она вариант библейского "чрезмерный святой и Богу не мил", так что эта мудрость оказывается общечеловеческой. А её приложение в случае к нашей эйфории от Валютного Борда.


     Если рассмотрим вещи в их хронологическом порядке, то первое заключение, которое мы должны были бы сделать (ежели вообще можем делать какие-то заключения), это, что если у нас существовало некоторое согласие и твёрдая рука (вместо "плюрализма", к примеру, т.е. желания оплёвывать всех остальных), мы сами могли бы сделать себе какой-то Валютный Борд, потому что, разумеется, никто не делал борда Германии, или США, Англии, Франции, Канады, или какой-то из скандинавских стран, а делаются борды странам в Латинской Америке и некоторым из бывшего Социалистического Лагеря, т.е. странам, где, по той или иной причине, в данный момент нету сильной центральной власти. При этом мы могли бы сделать себе такой борд, что и американцы стали бы нам завидовать, потому что то, что нужно было гарантировать, это не все наличные деньги в стране, а только текущие доходы для каждого, как зарплаты и пенсии, и даже не все деньги а только одну часть из них, поскольку, всё таки, хлеб и колбасу продают не за чужую валюту!

     Имея в виду, что расходы на зарплаты в одном приличном предприятии (со хотя бы человек 20 персонала) не превышают 5-6% оборота предприятия, и если принять выплачивать в валюте лишь 1/3 зарплаты, получается, что необходимая валюта составляет только 2% оборота. Аналогично, нужно было бы 1/3 зарплат в бюджетных учреждениях, а также и пенсий и стипендий, выплачивать в валюте, где для этой цели можно было использовать, в случае надобности, и блокированные валютные средства во впавших в банкротство (дальновидно, во время коммунистического лидера Жана Виденова) банках, не потому что это правильно, а потому что эти деньги граждане всё равно не видят пока и получают их на траншах (порциях)! Естественно, после предварительной оценки, можно было бы рассчитывать и на новые займы с Запада. Так или иначе, наши средние зарплаты в демократичных временах были где-то к 50-80 долларам США (при чём они спускались и ниже, но никогда не поднимались выше 120), а пенсии были приблизительно равны минимальным зарплатам, так что можно принять в качестве среднего дохода одного болгарина 60 дол. в месяц (это, очевидно, завышенная оценка, но пусть считаем в наихудшем случае), или 1/3 этого даёт 20 дол. США. Это и есть сумма, которую наша страна должна была быть в состоянии выплачивать в среднем каждому гражданину, получающему зарплату или пенсию из бюджетного заведения, в валюте; вышеупомянутые "приличные" предприятия, положительно могли бы обеспечить около 2% своего оборота в валюте (как где-то и делают по собственному желанию).

     Условием для того, чтобы можно было ввести такой болгарский Борд, было бы просто делать оценку зарплат не в абсолютных единицах, т.е. не в левах (и даже не в валюте), а как какой-то коэффициент к минимальной заработной платы (МЗП) в стране, которую, так или иначе, нужно было бы корректировать часто в Парламенте, при чём в смутных временах это можно было бы делать и каждый месяц. Что касается такого коэффициента, то этот подход давно применяется в практике (ещё во время нашего "бая Тошо" существовали единые штатные таблицы, только что они были обязательными, но отмена их обязательности не должно означать и отмену самых таблиц с рекомендательным характером — также как исключение религии из управления государства во время Ренессанса не означает запрещение религий вообще —, ни отказ от использования удобной одномерной шкалы для сравнения); подобные таблицы используются при уходе на пенсию, также и профсоюзными синдикатами. Если человека назначают на работу с 1.78 МЗП в месяц, к примеру говоря, и если известно, что 1 МЗП в данный момент равняется, скажем, 50,000 лв., то нету никаких проблем, ни для бухгалтерии предприятия, ни для самого лица, подсчитать свою зарплату за данный месяц и увидеть сколько левов и сколько валюты ему нужно выплатить. При этом оказывается естественным, чтобы он получал 1/3 своих денег в левах как аванс, другую 1/3 опять в левах как зарплату, и последнюю треть в валюте (всё равно когда) в целях сбережения, если хочет (и если может), с точностью до целых купюр, где остатки переносятся на следующий месяц.

     То, чему нам позавидовали бы и американцы, что нету никаких проблем (кроме желания, разумеется) вычислять валюту как комбинированную поравну из трёх основных валют, для каждой по 1/9 МЗП, так что когда одна из них поднимается а другая падает гражданин не будет терять ничего (поскольку это называется валютной корзиной выходить, что таким образом каждый болгарин будет медленно и неустанно, "плести свою корзину"); даже можно было бы при ежемесячном обнародовании МЗП выражать её соответствующие части в каждой из валют (согласно усреднённой за прежний месяц цене) и в левах — для облегчения подсчётов. Всё это можно было бы делать (да не бы! — потому что собрались много демократов на малой площади)!


     Вторая вещь, которую можно увидеть и невооружённым глазом, это то, что если нужно было вводить какой-то валютный борд, вообще, то это должно было бы произойти ровно на один год раньше, или в июне 1996 года, потому что ещё в мае месяце прошлого года доллар увеличил в два раза своё установленное до этого значение из примерно 67 лв. за 1 дол. США, а когда что-то изменится в два раза каждый нормальный человек должен задуматься (более слабые изменения обычно не ощущаются людьми)! Только что тогда красные и не думали вводить бордов, синие не могли этого сделать, а другие цвета радуги, фигурально выражаясь, "пряжу не прели". Ситуация очень похожа на ухаживание каким-то мужчиной за некоторой дамочкой, которое, однако, ему всё не удавалось, пока дама была молодой девкой, и его желание осуществляется лишь лет через 25-30, когда он по инерции её "прельщает", но тогда она вообще уже не ожидает этого и из чрезмерного удовольствия лечь с кем бы то ни было сразу ложится с ним.

     Оно верно, что человек обычно делает не то, что нужно, а то, что можно, но верно также и то, что основная вещь, которая отличает умного человека (или партию, или народа, если хотите), то, что он делает именно нужное, или вообще ничего не делает! За 12 месяцев наша валюта обесценилась, грубо говоря, в 12 раз, так что Запад купил нас ровно в дюжину раз дешевле. Этим я, разумеется, ничуть не обвиняю Запада ни в чём, потому что он с большим терпением ждал, чтобы мы стали его упрашивать на коленях, как будто у него никакого интереса в введении Борда нету, а делает это из чистой бескорыстной благотворительности (также как опытный рыбак не начинает шуметь рыбам и приглашать их выйти на берег и увидеть чего вкусненького он им даст, а только бросает им немного подкормки и надевает приманку на крючок — ежели рыбка сама поймается, то это уже её "демократическое" решение).

     Прочее, с марта месяца доллар успокоился достаточно и следовал только нормальной для нашей страны инфляции из примерно 50% в год и было ясно, что ему негде больше прыгать, потому что свободный рынок существовал (путём бюро чейнджа валюты) и люди уже успели потратить свои "тоталитарные" левы — это был один естественный процесс, что-то вроде назревания некоторого гнойного прыща, к примеру, который просто должен созреть чтобы пройти; прижимая этот процесс не было известно куда это могло бы пробиться. Красные успели установить некоторый темп из 2 до 3 раз годового обеднения (учитывая девальвацию лева и проценты с государственных ценных бумаг или вкладов в оставшихся, всё ещё, банках), которое "криво-ляво" (как мы говорим, с грехом пополам) удерживало положение; люди были до такой степени ошарашены большими процентами на их вклады и вообще не могли подсчитать как много они теряли, но что делать, капитализм требует капиталов, так что их нужно было собрать в руках более богатых, а бедные (кто знает почему?) не хотели отдавать свои денежки! Тогда, если мы продолжим свою аналогию с прыщом, могло спокойно случиться, что человек, гуляя по двору, поскользнётся в одном, да простят меня читатели, свежее коровье, и падая погрузит свою руку с прыщом в него, после чего стирая с руки приклеившуюся "грязь" он, в сущности, намажет прыщ ещё лучше этим новым "лекарством". Если на второй день после этого окажется, что прыщ уже проходит, то нормально чтобы и умный человек (тем более наши политики) подумал, что это самое лучшее лекарство в таких случаях, не так ли?


     До сих пор выходит, что если Борд не помогает, то он хотя бы не вредит. Это так, да не совсем, потому что появляется третья вещь, которая тоже очевидная — Борд существует, следовательно он "питается" чем-то, а это, понятно, опять бедный болгарский народ. Если принять, что в нём ангажированы только одна-две тысячи людей, при чём половина из них, или иностранные финансисты, или получают зарплаты как для западных финансистов, это означает, что эти зарплаты должны быть где-то между 1,000 и 5,000 дол., и если возьмём не среднюю, а минимальную такую зарплату в качестве базы, то и первоклассник сможет подсчитать, что тысяча помноженная на тысячу даёт един миллион зелёных штатских долларов (а не много-выстрадавших демократических левов, измельчавших уже не до стотинок, а до "миллинок"), при этом каждый месяц и не известно как долго. Так что Борд определённо вредит, всё время!


     Четвёртая очевидная вещь, которая тоже не плюс, это то что Борд чистое порабощение, потому что без его согласия мы не только что не можем проводить свою национальную финансовую политику, а должны ещё и корректировать, как ряд финансовых нормативов, так и множество социальных и политических аспектов управления (они может и не были идеальными, но они и теперь не будут подходящими для нас). Один политик, или руководитель крупного масштаба, уже не может, как говорится, сходить в туалет если не имеет согласия Борда. Последний становится ещё одним крупным собственником у нас, наряду с государством, или как часто выражаются, государством в государстве, или точнее говоря, государством над нашим государством, и этот собственник начинает скупать всё у нас, что может быть куплено, за гроши, потому что когда человеку нечего есть он распродаёт буквально всё. Борд покупает наши банкноты, но они ему вообще не нужны, так что он торопится освободиться от них покупая акции предприятий и банков, жилые дома, машины и сооружения, потому что он работает за свой хозяйственный расчёт, или работает только ради прибыли, как и любая другая фирма! Это, очевидно, будет продолжаться, пока он не успеет обратить наши деньги в товары для себя, и/или болгарские деньги не станут одной маленькой частью его активов. То, что государство самый крупный эксплуататор населения ясно ещё с римских времён, или с тех пор как существует государство как институт, но это не должно вызывать никакого сомнения хоть бы у людей живших при тоталитаризме, где оно было и единственным (и потому ещё большим) эксплуататором; теперь появляется ещё один и то вышестоящий собственник — помоги Боже нашему народу! И опять, разумеется, для этого сам Борд не виноват, потому что: кто может обвинить кошку, что она есть мышей? Это, выражаясь по латыни, in rerum natura, или в порядке вещей.


     Пятая вещь для каждого, прожившего хотя бы 5 лет своей осмысленной жизни у нас, и хоть бы полгода в какой-то нормальной западной стране, это то, что Борд просто не годится для нас в ряду отношений, потому что наше, назовём его самобытным, болгарское мировоззрение и способ жизни отвергает множество западных установок. Сколько бы мы и не пытались войти в Европу, мы всё таки Ориент (или если хотите "помесь" Европы с Ориентом). Умные люди давно констатировали, что Европа кончается там где люди начинают ... пить нашу (т.е. восточную) бозу, не говоря о наших вкусах на кофе, хлеб, женщины, если хотите, песни, и прочее. Для Борда, однако, имеют значение экономические показатели, так что давайте поговорим о них. Когда на Западе снижаются цены на что-то, то это делается минимум на 25% и нормально на 50%, потому что иначе никто его не купит, в то время как у нас слово "дёшево" прямо таки магическое (кстати, по болгарски оно звучит "евтино", мы часто произносим его как "ефтино", и по моему эго связано со словом кеф-кайф), но в то же время действительное понижение из 10- 15% очень редкое явление, не говоря о большем. Хотя у нас цены двигаются где-то около западных они, всё таки, остаются примерно в два раза ниже чем там (где основное исключение это цены на жилища, которые настолько высокие, а то и больше, как те в центре Европы  — в Вене, например). Это объяснимо нашем исключительно низком стандарте жизни при демократии — не настолько низком, как в Албании, но ведь и наше государство не начинается на букве "а", а на следующей букве, так что нормально предполагать, что мы на втором месте по бедности. Зарплаты у нас не в 2-3 раза ниже тех в нормальных западных странах, а где-то в 30 до 50 раз ниже, и болгарин работает весь один месяц за меньше чем одну дневную плату на Западе.

     В результате этого получаются, и будут получаться, самые разные рыночные анахронизмы; у нас продаются, и будут продаваться товары с самым низким качеством в регионе, люди питаются каким только можно мусором, что делает возможным чтобы корм для собак и кошек достиг цену на брынзу (основной молочный продукт у нас), а то и более высокую; у нас не существует ни настоящий, открытый к миру рынок, ни старое центрально руководимое снабжение, когда в наличии было хотя бы доступное для народа количество — теперь, не смотря на предлагаемое довольно высокое качество ряда товаров, народ массово консумирует более низкокачественные товары, чем раньше при нашем "бае Тошо", и при том на значительно более высокой относительной (отнесённой к средней заработной плате) цене.

     Разумеется, что согласно Борду и у нас должно быть так, чтобы, к примеру, килограмм хлеба стоил сколько кило сахара, или сколько литр подсолнечного масла, или сколько два кила риса, или даже сколько полкила свежей колбасы; чтобы един билетик для городского транспорта стоил сколько 8-10 яиц; чтобы килограмм ананаса равнялся двум килограммам яблок; чтобы одно яичко стоило сколько полкила картошки, и прочее, но это у нас пока трудно осуществимо и должен быть какой-то дополнительный контроль на цены (как, к примеру, разный налог на овечью и на коровью брынзу — ибо коровья не очень вкусная и более будничная, или народная в эти тяжёлые годы —, или низкие цены на хлеб, и прочее), что мешает рынку. У нашего рынка своя специфика и нормальное соотношение, по всему виднеется, не может сильно отличаться от того при коммунистическом социализме, в котором мы жили (потому что на Западе люди давно построили свой социализм, хотя и, чаще всего, не называют его так), но это не то соотношение, которое нам диктует Борд. На фоне этой дороговизны для народа (а иначе ненормально низких по сравнению с Европой цен) жилища нереально дорогие для условий, которые предлагают, с одной стороны, потому что их недостаточно, а с другой, потому что это единственная реальная вещь, в которую люди могут вложить свои деньги, и которая не может быть у них украдена.

     Как и ожидалось, Борд должен был где-то "дать трещину" — не в смысле, что его нельзя осуществить, или поддерживать, потому что мы настолько обесценились как нация, что уже каждый может нас купить и продать — а в смысле, что его поддержание не ведёт ни к чему особенно хорошему! При одной реальной инфляции в Болгарии из 50-60% в год (или по 5% в месяц) один банковский процент из 5-6% в год (а не за месяц) так же смешной и нелепый, как мартовские температуры в декабре, к примеру. Борд должен был остановить инфляцию цен, но он только привязал лев к немецкой марке, а цены продолжают расти, и будут расти пока не достигнут цены со времён "бая Тошо" при тогдашней базе из одного тоталитарного лева (тлв) равного одному шт.дол. (98 тот. стот. = 1 шт.дол., если хотим прецизировать).

     При базе из 1,800 демократичных левов (длв) равных теперь 1 шт.дол., нужно было ожидать чтобы, к примеру: хлеб стал 900 длв за килограмм (белый хлеб при последних коррекциях цен при "бае Тошо", чтобы он не дорожал явно, остался опять 40 ст., но стал 800 граммов, что значит пол доллара за килограмм); коровья брынза стала 4,600 длв, а овечья — 6,500 длв; хорошее мясо (свинина и телятина) — 9,000 до 10,000 длв, а баранина — к 5,000 длв., при чём цыплята стали тоже около 5,000 длв*, приличный фарш подпрыгнул к 7,000 длв (и эта тенденция положительно проявится, когда народ перестанет запасаться брынзой и начнёт покупать больше мяса — где-то к октябрю, ноябрю, наверное); подсолнечное масло должно остановиться примерно на 2,000 длв за литр; сахар тоже, но не исключено, что долгое время останется ниже 1,500 длв, потому что у нас хорошее собственное производство; рис, разумеется, уже достиг (а то и перепрыгнул) свой потолок из 1 нем. марки; яйца уже стремятся к их нормальной цене из 220 длв; картошка должна быть 20-30 центов или около 500 длв; лук ещё этой зимой достигнет 1,000 длв и остановится; и прочее и прочее.

     Там, где у нас собственное производство цены нужно выводить из тоталитарных цен, а там где они определяются с заграницей — из международных цен (например: бананы — 1 шт.дол., кофе — с 4 до 5 шт.дол., чай, чёрный перец и другие приправы — 7 - 10 шт.дол. /кг, и прочее), где берётся минимум из двух вариантов. Верно, что мы говорим здесь в основном о продуктах питания, но, согласно хорошо известного у нас шутливого правила для спортсменов, что "исход поединка определяется питанием", получается что всё следует за ценами основных пищевых продуктов. Важное то, что Борд привязал лев, но не привязал цены, т.е. не остановил инфляцию, как наш народ ожидал.** Не говоря о нашем невезении и в том, что, после того как куча десятилетий говоря валюту понимали доллары США, мы взяли да привязались к валюте, которая сразу начала сама девальвировать ужасающими темпами, как будто мы успели и немецкую марку свести в пропасть, как поступили с нашей страной.

     При регулируемом рынком хозяйстве каждый должен покупать как можно больше, чтобы создавать работу другим людям рядом с ним, а болгарин, чем беднее становится, тем больше сберегает денег, так что бедные торговцы в самом деле диву даются, потому что, как бы и демагогски не звучала фраза, что они те, на ком держится наше хозяйство в моменте, это чистая правда, и они вполне заслуживают, чтобы им воздвигли памятник (на месте памятника "бывшей" Советской армии, к примеру — а почему бы и нет, раз разрисовали и оклеветали него, как поступили и с рядом других, назовём их "культовыми", построек, как Мавзолей, Дом Партии, и сотня других памятников?). Вместо этого со всех сторон люди их оплёвывают, и они просто обязаны предпринять что-то (ну, из за заботы о своём кармане, правда, на ведь как раз в этом "номер", в хорошо улаженном обществе — чтобы каждый смотрел за своими интересами, но от этого все имели выгоду!). Они, естественно, поняли, что болгарин или покупает дорого или вообще не покупает (проклятый страховой невроз и незнание основных рыночных механизмов) и уже готовы продавать ему всё втридорога, лишь бы он покупал, но идёт какой-то Борд и замораживает банковские проценты, а люди, вместо того чтобы бросились покупать что только могут (потому что: для чего же им демократические левчики, раз где бы их и не держали, всё равно ничего не выигрывают), они начинают успокаиваться и снова решают, что дешёвое для них дорогое и ждут пока цены снова подпрыгнут вверх, чтобы начать опять покупать. Иными словами, Борд Бордом, но и мы болгары!


     Шестая, уже не очевидная вещь, которая опять говорит нехорошо о Борде, это то, что он нас порабощает не только в данный момент, но и на будущее, подобно правилу, что рождённый в семье крепостного сам становится крепостным! Я имею в виду, что основная часть денег Борда будет инвестирована в ряд банков, и при этом низком проценте предполагается, что, рано или поздно, люди начнут требовать займы, а эти займы не отпускаются, скажем, по предъявлению дипломов или при даче честных обещаний, а при ипотеке имущества***. В нормальных странах предполагается, может быть, что хотя бы 10% ипотекированного имущества останется в пользу банков, но при нашем "зелёном" капитализме в эпохе первоначального накопления капиталов, я боюсь, что этот процент достигает до 30%. Но даже и эти граждане, которые не разорятся (и фирмы, разумеется, но я думаю о личном имуществе огромного большинства фирмочек, которые продают что-то по подвалам и разным уголкам на улицах, и ипотекируют не второе или третье жилище, а своё семейное такое), заключая долгосрочные займы, в сущности, порабощают своих детей выплачивать их будущим трудом! Это вполне реальная перспектива, потому что это второе государство у нас является одним, в самом деле, крупным собственником на рынке и мы, хотим или не хотим, но должны соображаться с ним. (Экономисты может быть возразят мне, что это не совсем так, ибо Борд не покупает ничего сам, но это очередное заблуждение, так как Запад не сошёл с ума давать нам деньги ни за что ни про что, т.е. кто-то покупает наше имущество и банки и прочее. Прикрывая конкретных лиц под формой некоторого общества последствия их действий не исчезают, но мы привыкли чтобы были искупительные жертвы или конкретное государство, которое нами владеет, и раз не можем указать на такие, то думаем что всё в порядке. O, sancta simplicitas!)


     Седьмой и последний минус от применения Борда у нас это наше прикрепление к другим рынкам, точнее к тем сильно развитых индустриальных стран, к "Великой Семёрке" (или десятке, или двадцатке, если хотите), что сокровенное желание сильных в мире, вещь о которой велись Первая и особенно Вторая Мировая войны и были даны десятки миллионов жертв — по простой причине, что сильные страны не могли договориться между собой как поделить мир! Оказывается, что дело было очень простым, и нужно было единственно чтобы великие силы немного поумнели, для того чтобы применить к разделению мира принцип акционерного общества, где вместо того чтобы иметь всю Болгарию, к примеру, в её "реальных границах", держать некоторые идеальные части её (оно только крестьяне у нас думают, что идеальные границы плохая вещь, но в городе никакой собственник жилища в многоэтажном жилом доме не думает предъявлять претензии на реальную часть лифта для него, или взять да поднять лозунг "Для каждого гражданина — свой отдельный лифт!"). Прикрепляя нас к немецкой марке мы не становимся провинцией Германии, в территориальном смысле, потому что не известно (а даже если и известно, то это не наше дело) какой немецкий процент в нашем Борде, но кто должен получать свои дивиденды наверно знает это.

     И обратите внимание, что плохое для нас не просто в том, что мы меняем одни рынки на другие, хотя даже если было только это, то опять возникли бы проблемы пока привыкнем к новому положению, как, к примеру, если нужно перейти от движения по дорогам с левой стороны, к такому с правой стороны, потому что переходной период самый опасный (как все мы должны были бы уже убедиться в этом за последние годы). В приведённом примере нету никаких оснований для предпочтений, кроме инерции или привычки, в то время как в нашем случае рынок бывшего Социалистического Лагеря, в особенности теперешней России, отличается в корне от рынка развитых западных стран, прежде всего соизмеримостью вещей. Мы и Россия были, а и теперь соизмеримы, не только как славянские государства, но и как относительно одинаково отставшие в своём развитии государства, где мы даже были в более облагодетельствованном положении лучше снабжённой страны (как географически ближе к центру Европы, куда мы стремимся), да и меньшей и, соответственно, легче управляемой. В то время как для Запада мы были и остаёмся (тем более за последние демократические годы, когда вместо того, чтобы  возвыситься в его глазах, мы скорее скомпрометировались) на положении "бедных родственников" (бедные — очевидно, а родственники — ну, все таки, мы не Руанда).

     Это не означает, что не может быть никакого полезного симбиоза между нами и Западом, но что он будет очевидно (хотя бы для автора) менее полезным, чем если бы был проведён с некоторыми соизмеримыми с нами народами как: Россия (в вышеуказанном смысле), Турция (как наш сильный сосед, и этнически близкая для одной существенной части нашего населения), Арабские страны (для которых мы были и остаёмся связывающим звеном, или если хотите трамплин, к Европе, при том они вовсе не бедные, в отличие от нас), Дальний Восток (как одинаково стремящиеся к западной цивилизации страны, приблизительно на одном промышленном уровне, хотя и в ряде отношений они нас превосходят, и одинаково экзотические с точки зрения, скажем, Америки), европейские славянские страны как Польша, Чехия, Словакия, Македония, и прочее. Мы, однако, предпочли, как в поговорке о лягушки и буйволе, поднять ногу, чтобы и нас "подковали" западные "кузнецы", потому что их "подкова" более блестящая! Ну, люди нас "подковали", однако это всё время будет тянуть нас ко дну, или к "подвалу" Европейского дома, если так предпочитаете. Мы, определённо, уже не станем сельско-хозяйственным придатком "Еврорайха", потому что в этой динамической эпохе вещи меняются довольно быстро и теперь сельское хозяйство оказывается экологически самое чистое и доступное для развития везде (и в космосе, как говорится, а что остаётся для северной Европы или Америки), но спокойно можем стать его химическим и, вообще, промышленным придатком, и биологической фабрикой для белых рабов! Я не утверждаю, что рабство вещь настолько плохая, потому что оно существовало тысячелетия на Земле, но всё таки в другом историческом периоде и ... как-то жалко, что нас так легко захватили — вообще без никакой битвы, но что делать — демократия требует жертв!


     А единственный плюс (для нас) от Борда это то, что, раз мы не можем сами управлять собой, хотя бы нашли своего "мастера", как мы говорим. Так что, может и оказаться, что нет худа без добра, и может быть мы, с одной стороны бедные рабы, но зато уже демократы. Поздравляю!


     08.1997


     П.С. К сведению, Венгрия лишь в 2001 году разрешает вложения денег в иностранную валюту и легализирует валютный рынок, и потому у них нет Борда, ни они нуждаются в таком.


     


     

     

     




 

СВОБОДНЫ ЛИ МЫ, ИЛИ НАОБОРОТ?*

I. Констатация состояния порабощения,


как подчинённое и унизительное состояние принуждения делать то, что нам диктуют другие государства, а не то, что хотели бы, как свободный народ. Нужно отметить, что в сегодняшнее время рабство значительно эволюционировало по сравнению со времён фараонов, к примеру, и выражается в основном в экономическом принуждении, но поскольку капитализм это власть капиталов, то и принуждение правильно чтобы было только экономическое, или такое, которое в конечном итоге усиливает нашу экономическую зависимость. Не смотря на то, что эта зависимость не всегда явно замечается, то она существует и представляет что-то вроде дистанционного управления в электронике, но это вовсе не делает её слабее, а только более незаметной и потому и более коварной! Но давайте перечислим наиболее важные отличительные черты этого порабощения:


     1. Внешне-экономическое порабощение


выражается в основном через внешний долг страны, который теперь должен быть где-то порядка 1,500 шт.дол. на человек населения (когда речь идёт о разах точные расчёты могут нас только запутать). Абсолютно он не возрос больше чем на 35% в валюте за демократические годы, но беря во внимание то, что в последних тоталитарных годах одна минимальная заработная плата (МЗП) была примерно 200 шт.дол. (не только согласно официальному курсу, а и в отношении её покупательной способности, или замеренной путём какой-то потребительской корзины), а средняя зарплата была около 350 - 400 шт.дол. (и работающий человек мог спокойно купить себе, к примеру, целый тон молока своей месячной зарплатой, лишь бы захотел), а при всех последних правительствах МЗП двигалась где-то около 25 - 30 шт.дол., а средняя — между 60 и 80, то это показывает уменьшение из примерно семь раз нашей способности выплачивания внешнего долга при переходе к демократии (т.е. раньше он был около 1,000 долларов на "башку" или к 3 средним месячным зарплатам, а теперь он почти 2 годовые зарплаты).


     2. Внутри-экономическое порабощение


выражается во владении имущества в нашей стране чужими людьми или организациями. Так называемый приток капиталов у нас, разумеется, выражение усиленной экономической зависимости, но здесь речь не идёт о малых сумм или процентов нашего национального богатства чтобы дискутировать по вопросу, и когда даёшь всё ценное, что имеешь, в целях выживания, это уже чистое порабощение. В первой половине 20-го века развитые индустриальные страны вели уничтожающие войны для того, чтобы поделить между собой влияние над отставшими странами; они были всё ещё довольно "глупыми" чтобы договориться как джентльмены и приходилось прибегать и к ultima ratio (или крайнему средству), хотя они и предпочитали чтобы другие "вытаскивали каштаны из огня". Теперь уже Великие Семь (или сколько бы их там не было) просто решили применить к разделению мира принцип акционерного общества и основали различные международные финансовые институты, куда могут инвестировать свои неиспользованные в данный момент капиталы и с их помощью покупать "идеальные части" ряда, более отставших по сравнению с ними, стран. Даже если мы и имеем какие-то привилегии от этих помощей, то те которые их дают получают ещё бòльшие привилегии (политические, а оттуда и экономические, а и миротворческие силы Объединённых Наций стоят много денег), да это никак не меняет факт нашей покупки, а оттуда и порабощение нашей страны. Все чужие капиталы у нас означают вывоз капиталов за границу, а не только приток таких (в начале).


     3. Выбор несоизмеримого с нами хозяина


это следующая характеристика этого порабощения. Здесь идёт речь о замене русофильских тенденций у нас русофобскими, что могло быть спорным вопросом, если бы мы были эскимосами, к примеру, но так как мы славяне то логично выбирать себе славянский "центр вращения" (или "старшего брата", если хотите). Ежели нам настолько хотелось убежать от "гравитации" русских, по почему не прикрепились, скажем, к чехам (которые были ведущей страной в Европе до Второй Мировой войны и теперь снова проявляются как таковой, а кроме того они славяне как и мы и Кирилл и Мефодий в своё время, как пошли с наших земель, да пришли сразу в ихние); или, если этническая сторона вещей не так важна — то к туркам или арабам, потому что и им, как и нам, очень хочется войти в Европу, только что они более богатые чем мы, но зато мы живём в Европе, так что имеем общие интересы (а кроме того у нас примерно 20% этнических турок и ещё столько же этнических цыган, и одна такая ориентация была бы вполне естественна)?

     Вообще-то, ясно, что маленькая страна как Болгария не может быть совсем независимой от других и должна крутиться вокруг некоторой более могущественной силы, но очень важно чтобы существовала какая-та соизмеримость с хозяином, чтобы, фигурально выражаясь, могли бы есть с ним за одним столом, а во время русского "владения" нашей страны только у нас изо всех бывших социалистических стран не было советских войск, и все русские воспринимали нас как "наиболее свои" люди. Как из одной упряжки лошадей наиболее недовольны наиболее сильные и быстрые кони (потому что они-то и выполняют всю работу), а больше всех выигрывают более мелкие и слабые лошадки, так и из социалистической "упряжки" мы только выигрывали! В то время как теперь, сколько бы и любезно ни относились к нам, и американцы, и немцы, и французы, и прочее, их отношения к нам могут быть только отношения благодетеля к облагодетельствованному, а это отношения воспитанных рабовладельцев к их рабам, или, если вам так больше нравится, заботливого хозяина к его скоту — они будут и кормить нас, и поить, и развлекать разными современными медиями (СМИ), и будут давать нам свои старые вещи (работающие, но морально состарившиеся для них), потому что жалко и не по христиански выбросить что-то исправное на мусорную свалку (вот, подарить его какому-то бедняку другое дело — по крайней мере так можно заработать некоторую индульгенцию на потустороннюю жизнь), и будут давать нам современные технологии для того, чтобы у нас развивалась химическая промышленность и разные другие вредные отрасли, а даже и в атомной энергетике будут нам помогать (потому что, если что-то произойдёт у нас, то ветер не спрашивает куда бы ему дуть), и к тому же будут ударять себя в грудь что делают это только из любви к демократии. Никогда, однако, они не будут воспринимать нас как братья (да хоть и как старший брат младшего — почему бы и нет, раз оно в самом деле так и было?). Хотя и более отставшая в отношении жизненного стандарта чем Америка, к примеру, Россия, всё таки, великая империя, с которой соображается даже эта самая Америка, но для нас теперь это не так и мы просто предпочитаем (в своей глупости, так как другого объяснения нету) быть рабами, вместо того чтобы сесть за одним столом с русскими (что не значить, что мы должны обязательно "хлебать их похлёбку", потому что мы можем и сами сварганить свою бурду).


     4. Селекционирующая эмиграция


наиболее способной и пробивной части нашей молодёжи в развитые западные страны, так называемый "угон мозгов", является следующим пунктом в нашем рассмотрении. В то время как при тоталитаризме много говорилось об этом, но оно не было массовым явлением, то теперь много не шумят, но примерно полмиллиона болгар (из меньше 8 миллионов), в основном молодые, находятся постоянно (больше 10 месяцев в году) вне Болгарии. Собирание элиты или "сливок" одной нации гарантированный метод для поставления её в зависимость от других, и факт, что "сливки" от этого выигрывают, не означает что страна не теряет! Все программы в помощь науки и образования у нас со стороны Запада направлены на привлечение молодых и талантливых болгар у них, что, при положении, что наш жизненный стандарт теперь с 30 до 50 раз ниже чем у них, означает что хотя бы 3/4 из них в последствии эмигрируют в развитые страны, а те, которые возвращаются, если они в репродуктивном возрасте (а если они старше 35 лет, то Запад, как правило, их не принимает, ни для обучения, ни для эмиграции), оставляют там своё потомство. В известном смысле это означает, что мы становимся, так сказать, фабрикой для генетического материала для развитых стран, что даже хуже чем еничарство во время турецкого рабства, потому что тогда брали только совсем молодых детей (чтобы они могли очень быстро забыть своих родителей и служить преданно новым хозяевам, вещь которая, при тогдашней высокой детской смертности, воспринималась родителями как природное бедствие), в то время как теперь эмигрируют уже откормленные и совершеннолетние граждане, в возрасте с 18 до 25 лет, когда их родители уже не могут думать о других детях, а государство, больше или меньше, заботилось о них и имеет основания требовать возвращения инвестиций.


     5. Трагически низкий жизненный стандарт


это следующий момент, который наиболее прямым образом содействует усилению экономического порабощения. Как бы плохо мы раньше и не жили, мы никогда не добирались до такого, хуже "африканского", уровня жизненного стандарта, причём наша минимальная зарплата не падала ниже 80 - 100 шт.дол. в месяц, а теперь мы достигли даже до курьёзов из меньше и 20 долларов. Понятно, что когда речь идёт о выживании, мы готовы целовать и руку (и что нам подадут), лишь бы обеспечить свой насущный хлеб, но как раз при таком низком стандарте жизни идёт и наиболее опасное и продолжительное рабство. Более того, раз государство удерживает налоги с людей с трагически низкими доходами, то значит оно не может выделять ничего (или почти ничего) для традиционных государственных отраслей как: образование, здравоохранение, армия, силы для обеспечения внутреннего порядка, стратегические отрасли, наука, нерентабельная но нужная промышленность, даже сельское хозяйство (потому что у кого имеется какая-то обрабатываемая земля он её не обрабатывает, или сеет только для себя самого, а у кого земли нету, ему и нечего обрабатывать). Бедного человека каждый может купить и нас как раз так и купил Борд, где ирония ситуации в том, что мы даже его умоляли на коленях!


     6. Преклонение перед иностранным,


само по себе, выражение явного недовольства индивида от среды, в которой он находится, но это и очередной признак порабощения, потому что нету раба, который был бы довольным своим положением и не хотел бы быть из "других". Как маленькое государство мы часто старались заимствовать что-то чужое, но при положении, что мы дали миру славянский алфавит, докатиться до того, чтобы не хотеть купить, было бы то одежду, было бы то даже зубную пасту, если она надписана на болгарском, и наполнить наш язык уймой чужих слов, просто потому что они чужие (а не потому что они лучше, наших болгарских слов, и, разумеется, не потому что мы очень культурные, так как довольно часто пишем их болгарскими буквами), ведёт уже к постепенной ассимиляции! При этом я вовсе не считаю, что основная заслуга Кирилла и Мефодия была в создании именно нашего алфавита (потому что это просто одна символика, комбинация греческих и латински букв, вещь, которая даже затрудняет общение в наше время), а в сохранении духовности болгарина; ни выступаю против чужих языков, а только против духовного порабощения нашей страны. Можем быть и глупо гордиться всём нашем только потому что оно наше, но это хотя бы естественно, в то время как стыдиться всём нашем (опять по той же причине!) означает примирение с рабством.


II. Причины для порабощения Болгарии развитыми странами


     Должно быть очевидным, что порабощение (без никаких на то веских причин) стало возможным единственно по вине нашего перехода к демократии! Во первых, из соображений наиболее общего характера ясно, что как у людей, так и у государств, возможны две крайние состояния по отношению свободы — одно это полная независимость от других (или анархия), а другое это полная зависимость от самого сильного (или диктатура). Но это имплицирует очевидный вывод, что при полной свободе личности (респективно, государства) выявляется только более сильная (в том или другом отношении), в то время как при диктатуре более сильные страдают за счёт более слабых, что может быть и не очень правильно (правое, right, recht, и проч.), но зато справедливо (другое, left, т.е. то, что остаётся кроме правого — такова этимология этих слов и её полезно напомнить, потому что в болгарском языке не так как в других языках — у нас правая сторона "дясная")! А слабые люди (или государства) тоже имеют своё право на существование (так как разнообразие это самая ценная вещь в нашем мире, которая делает его интересным). Так что было ясно (и это было доказано), что из бывшего социалистического лагеря Болгария, прежде всего, выигрывала, в то время как теперь мы в основном теряем из за жестокой конкуренции других стран.

     Но давайте рассмотрим причины более конкретно и разделим их на: внутренние и внешние, и на объективные и субъективные, как это и делается уже много веков. Внешние причины те, которые вне нашей страны, и, вполне естественно, можем считать за внешние объективные причины то, что вне возможностей людей, т.е. какие-то природные бедствия, как стихийные пожары (как в Австралии, к примеру), или землетрясения (как в Япония, например), или оползни и наводнения (как в Китае), или Чернобыльские истории, или такие засухи, что по 3-4 года не капает ни капли дождя (как в некоторых районах Африки), и прочее. Ясно, что ничего подобного нам не сваливалось на головы (кроме некоторых промышленных аварий, из за некомпетентности руководства и постаревшего оборудования, но даже и они не превосходили человек 10 жертв, не говоря о тысячах). Мы и вправду живём в одном Богом благословенном уголке, который, однако, сумели за начальные демократические годы так разорить, что наверное уже и Бог не сможет нам помочь! Следующие причины внешние субъективные, т.е. какой-то внешний неприятель, какая-то страна, которая объявила нам войну, или хотя бы собиралась сделать это — да разве она сошла с ума, ведь тогда ей придётся нас и кормить!

     В отношении внутренних объективных причин, то это могли бы быть какие-то гражданские войны (как у наших западных соседей, к примеру), но даже и это у нас не произошло (слава Богу!), может быть, потому что мы миролюбивый народ и у нас существует одна хорошая (хотя и пораженческая) поговорка, что преклонённую головку сабля не рубит. Так или иначе, национальный вопрос, по которому много шумелось в своё время, отошёл мирно и тихо, а то, что некоторые люди подались панике — ну, в панике, вообще-то, нет ничего хорошего —, и довольно много болгарских граждан покинули тогда страну — ну, так ведь в последних годах гораздо больше болгар поступили так же. Остались ещё внутренние субъективные причини, т.е. чтобы какой-то злой диктатор или свихнувшийся монарх засиделся долго на троне и никто его не мог и "пушечным ядром сдвинут с места" — да, только нет, потому что за последние демократичные годы мы поменяли какие только нет правительства, пробовали и со служебным, а то и вообще без никакого правительства, да все не идёт проклятая государственная телега! Единственно Президента ещё не меняли раньше срока (ну, попытались в начале 1997, да только он не захотел освобождать место), но это только потому, что его снабдили такими "хилыми" правами, что он может лишь некоторую улицу переименовать.

     И чтобы покончит с причинами пусть приведём ещё один аргумент — сравнение с другими экс-коммунистическими странами, как наши братья по судьбе. Если осмотримся вокруг в Европе то увидим, что в данный момент как будто мы живём хуже и русских, которые, как раз в 30 более многочисленные нас, должны были быть и довольно труднее для управления, да это не совсем так. А о других европейских странах как Чехия, Словакия, Польша, Венгрия, и прочее, и не говорить, да ладно, так и быть — они-то хоть ближе к "пупу" Европы (к Вене). Так или иначе, но пока мы на втором месте по нищеты после Албании (в чём имеется некоторая логика, потому что и в алфавитном порядке они впереди нас, правда?). Как оказывается на практике, свободное демократическое развитие Болгарии в основном пагубное для нас и будет таким, пока не создастся некоторая более сильная (диктаторская) структура, которая будет объединять более слабые прослойки и поддерживать их. Но, обратите внимание: не структуры, в которых ведущее место занимают богатые и развитые западные страны, а наоборот! Пока мы стремимся слепо войти в Европу, мы будем продолжать стоять в хвосте, и когда войдём, только затвердим своё аутсайдерское место**.


III. Выход из положения возможен


только путём воздействия в противоположную сторону, т.е. через усиление диктаторского начала в управлении нашей страны. Стоить напомнить, что истина (ещё со времён Древней Греции) где-то по середине, и говорить о чистой диктатуре или демократии по меньшей мере наивно и по ребячески. Ни наше тоталитарное управление, особенно после 60-ых годах века, было настоящей диктатурой, ни наше теперешнее положение чистая демократия, так что вопрос не в названии — оно чаще всего одностороннее — а в сущности вещей, и само существование института Президентства уже проявление диктаторских элементов. Максимально чистая демократия существовала в Древней Греции и потому там она не выдерживала особенно долго и её заменяли диктатурой (называемой тогда тиранией), так что смена осуществлялась во времени; вообще, когда человек не может найти середину в данном отношении то он, волею-неволею, её находит, да шатаясь по крайностям, так что, усреднёно во времени, создаётся иллюзия о среднем положении! Современные демократии, где-то уже 2- 3 века в Англии, и теперь по всему западному миру, постигают компромисс путём совмещения несовместимых вещей, т.е. демократии с монархией или с Президентством (где Президент это легче заменяемый монарх). И пусть подчеркнём, что демократия власть людей (со всеми их человеческими недостатками!), но выбранных среди целого народа, т.е. только расширен пул (или "лужа", если переведём более точно английское слово pool). А и пусть не забываем, что демократия в древних Афинах была введена как раз Тираном (таков был титул тогдашних владетелей) Пизистратом, что значит, что она выгодна и управляющим!

     Иными словами, если теперь в Болгарии более выгодно усилить диктатуру, то в этом нет ничего плохого, потому что разговоры о демократии пошли с сильных западных стран чтобы ослабить нас и сделать лёгкой добычей для них и они уже это сделали, и если мы можем как-то противодействовать этой тенденции, то нужно сделать это путём её противоположной. В зависимости от силы воздействия, которая, вообще-то, прямо пропорциональна скорости изменения и обратно пропорциональна спокойствию в стране, возможны следующие три варианта:


     1. Постепенное "вразумление" системы народ-политики


     Давайте сначала поясним, что правильно рассматривать народ и его политиков как одну систему (что-то вроде яйца и курицы), где каждая из обеих сторон влияет на другую, потому что, как утверждает латинская поговорка: глупый народ — слабое государство! Этот самый медленный метод и он может продолжаться веками (и продолжается, так как нету западного государства, в котором его политики были то, что они должны быть, и в котором не происходили, время от времени, разные "заскоки", или в котором демократия не критиковалась бы остро его великими личностями). Известный успех в этом отношении замечается даже в нашей стране, где уже примерно 1/4 людей не голосуют, но таково нормальное положение вещей в других странах, а поскольку мы не из "нормальных", то всё нормальное не совсем нормально для нас, и для того, чтобы оно стало таким, нужно чтобы этот процент достиг половину*** всех подателей голосов! Медленно и постепенно наш народ замечает, что демократия что-то вроде футбольной встречи, к примеру, и если она тебе интересна то ты можешь смотреть её, но если уверен, что она будет всё той же скукой, как и в прошлый раз, то нечего стараться.

     Постепенно и у нас политики начали отличаться в основном по галстукам и цвету рубашек (как и на Западе!) а не по чему-то радикальному в их платформах, но плохое у нас то, что проявляются преимущественно недостатки демократической системы (на первом месте факт, что много людей трудно могут принять разумное решение). Выражаясь иначе, демократия максимально неэффективная форма управления и смысл от её применения прежде всего в создании зрелищ для народа, а не в том, чтобы в самом деле совершалось какое-то управление (где в каждом министерстве, кроме политиков, имеются и люди, которые выполняют нужную работу), но когда выживание одного народа с 13-вековой историей поставлено под угрозой, нужно оставить зрелища и делать дело, чтобы все тянули государственную колесницу в одну сторону (желательно в правильную для момента), а не кто куда захочет. И так, вместо того, чтобы старались завести как-то народ к избирательным урнам, правильнее (и как раз поэтому это и не делается у нас, потому что правильнее!?) оставить народ не голосовать раз не видит никакого смысла в этом, потому что политик, как и любой артист, не может играть на пустой сцене! Иначе говоря: хотим ли помочь болгарской демократии мы должны быть против неё, и это не демагогия, а естественный ход развития вещей, и в этом смысл существования оппозиции — в противодействие управляющим партиям. Только что здесь мы говорим о противодействии всей управляющей системе****, раз именно она "буксует"!


     2. Усиление института Президентства


     Это вопрос правового устройства и является более сильным воздействием в правильную сторону, но, как будто пока, никто у нас и не думает о подобном решении, а с каждым прошедшим годом оно будет становиться всё более важным. Разделение властей и требование о не больше чем два Президентских мандата вполне достаточно, чтобы предохранить нас от другой крайности, от которой мы бежим, как говорится, как "чёрт от ладана". Не так существенно каким образом будет выбираться Президент, и будет ли он иметь синюю кровь (или одеваться в синей рубашке, к примеру), важное чтобы он олицетворял диктаторское начало в управлении, чтобы имел вид патриарха или отца нации (ну, можно и матери, если иногда окажется женщиной), чтобы мог распускать Говорильню, прошу прощения, Парламента, и назначать новые выборы когда захочет, как и поставлять ему задачи и желательные сроки выполнения, чтобы имел право на вето на любое решение Народного Собрания (болгарский Парламент) когда сочтёт нужным (и то не только раз, а многократно), чтобы был консолидирующей личностью, с богатым жизненным опытом, а не в молодёжном возрасте (в конечном итоге, он ни спортсмен, ни вундеркинд, ни Христос, чтобы быть в его возрасте), и прочее. Полномочия нашего Президента таковы, что он более символическая фигура и английской королевы в прошлом веке, только что у них существовала и Камера Лордов, которые ни были без прав, ни некомпетентными, и которые следили чтобы "плебеи" не сделали какую-то пакость, о которой потом все будут жалеть. Короче: демократия демократией, но и без централизма нельзя!


     3. Военный переворот


     Это самое грубое вмешательство в этом направлении, но если демократия не примет меры (предыдущий пункт) и народ окажется достаточно слабым (первый пункт), то единственный остающийся способ для усиления диктаторского начала в демократии оказывается сама диктатура. Это было бы не очень удивительным для наших условий, потому что наш народ уже привык к крайним формам воздействия (как шоковая терапия, к примеру), но неправильно думать, что каждый диктатор жестокий злодей, как змея из сказок, потому что такой человек долго не сможет управлять. Чаще всего диктаторы фанатики какой-то идеи, которая поддерживается одной значительной частью населения и если исторический момент требует грубой силой вместо пустых дебатов, и если массы достаточно невоздержанные чтобы искать компромиссное решение, то они в своих душах подкрепляют любого диктатора! Жестокости диктатур исходят чаще всего от самого народа, а не от диктатора, и кроме того, осуждая диктатуру, нельзя забывать, что смысл большой жестокости в том, предохранить людей от ещё больших жестокостей! Любую силу нужно уважать ради её силы, иначе в ней нет никакого смысла, так что логично, чтобы тот, кто её не уважает, страдал, тем более если диктатура идёт после того как демократия оказалась неспособной справится с ситуацией (а оно как раз так и происходило до сих пор в истории). В связи с этим я бы даже сказал, что основное преимущество демократии в том, что единственно она может убедить массы, что в диктатуре имеется что-то хорошее, также как и основное преимущество диктатуры состоит в том, что она успевает заставить масс поверить, что и в демократии имеется что-то очень хорошее! Для рождённых примерно до 1960 г, у которых имеется возможность сравнивать оба варианта, верхнее утверждение уже должно быть осознанным (только, наверное, невысказанным).

     И давайте снова повторим, что кто не успеет найти середину в данном отношении, он опять её находит, только что в результате ряда шатаний и усреднённой во времени, потому что, как говорит одна известная шопская (из района около Софии) мудрость: "Оно, что нужно, оно само себя требует"! Разница лишь в социальной цене перехода (или в спокойствии в стране).


В ЗАКЛЮЧЕНИИ,


если вернёмся к первоначальной идеи об экономическом порабощении Болгарии богатыми западными странами без никаких на то причин, кроме демократического делириума нашего народа, и если хотим придерживаться к разумной среде, нужно упомянуть, что и у рабства тоже имеются свои положительные черты, особенно если хозяева цивилизованные люди или просто хорошие хозяева, потому что они будут заботиться о нас, чтобы мы были сытыми и не бунтовались, а в этом мире более сильный всегда держит в подчинении более слабого, и это один естественный процесс, что-то вроде болезни или старости, независимо от того нравится оно нам или нет. ... Только что мы не будем свободными, а в таких случаях принято, чтобы человек боролся и побеждал — и болезни, и более сильных хозяев — потому что свобода сладкая вещь (как люди поняли далеко до того как Дон Кихот из Ла Манча указал им на это)! Иначе наша ассимиляция уже началась: и через эмиграцию, и через этнического усиления "смуглых болгар" (потому что оно, учёное, реже рождается и труднее выращивается), и путём смешанных браков с западными людьми, так что болгары в Болгарии прогрессивно уменьшаются.

     Разумеется, любые прогнозы на более длительный срок опасные, потому что никто не знает на какое время сохранятся существующие тенденции, но если надеемся только на первый выход из положения вполне возможно, что лет через 10-20 жители Болгарии закрепятся где-то на около пяти миллионов, из которых этнические болгары будут примерно два миллиона, и ещё около двух миллионов болгар по национальности будут жить за границей (где ещё полвека они будут приходить время от времени в гости у нас). Оно верно, что раз людей на шаре названном планетой стало уже так много, одно уменьшение отразится только благотворно в обще-человеческом масштабе, но всё таки: почему как раз мы, коли нас и без того мало? И нужно ли, после того как наше государство просуществовало так много веков, и мы выдержали так много вражеских нашествий, сдасться совершенно легко и то теперь, когда нет никаких разумных причин для этого, кроме того что богатые государства поменяли политику "палки" этой "морковки" (с английского: stick and carrot approach)? И вообще, вместо того чтобы только говорить о демократии (которая просто вопрос правового устройства и которая существует у нас уже семь лет), не лучше ли восстановить своё стабильное государство, которое мы имели в годах тоталитаризма?***** В противном случае мы останемся рабами, не смотря на то, что наших дистанционных экономических цепей не видно, потому что раб тот, кто исполняет то, что ему прикажет хозяин (а не тот, у которого меньше львов на отвороте пиджака, примерно говоря), и другие страны будут "собирать наш приплод" когда он подрастёт!


     10.1997


     


     

     

     

     
    **** И то, что уже каждый второй человек не голосует, означает, что каждый второй болгарин явно против системы, а я добавил бы ещё, что и из остающейся половины голосующих опять каждый второй не согласен с ней, да не осмеливается признать это из за недопонятого (и официально пропагандированного) патриотизма или гражданского долга. Истина, однако, такова, что наш народ наконец, после больше 10 лет, разочаровался, или начал вытрезвляться из "демократической эйфории".

     




 

ПОЛИТИЧЕСКАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ*

1. Я СДС благодарю,

Что в грязь толкнуло нас с краю,


потому что, если вообще любая перемена опасная, то самая опасная быстрая перемена и, если и существуют исключения из этого правила, то это такие случаи, когда переходной процесс очень болезненный, но зато потом нас ждёт "райская" жизнь (как, например, когда у нас болит зуб и его нужно вытащить). Только что у нас, ни процесс перехода оказался короче некоторого разумного перехода, ни "райская" жизнь уже наступила, раз наш средний уровень всё ещё примерно в 7-8 раз ниже того при нашего тоталитарного лидера "бая Тошо", а если существует вопрос, по которому у всех политических сил имеется консенсус, то это тезис, что при тоталитаризме было плохо (в сущности, если верить СДС, что ничего хуже коммунизма нету, то тогда выходит, что демократия самая плохая вещь, хотя бы для Болгарии — из чего следует, что или "чёрт не такой чёрный, каким его рисуют", или СДС нечего верить, или, эвентуально, обе вещи). Кроме того по вопросу о жизни в раю можно и спорить, было бы то потому что понятие "рай" не менее утопичное чем то коммунизма, было бы потому что, если демократия была самая лучшая вещь для всех времён и стран, не понятно почему мы должны были ждать целых 25 веков, чтобы она пришла к нам с Древней Греции, раз мы с ними соседи.

     Так или иначе, однако, наш народ терпеливо выносит шок за шоком: был бы он ценовым; было бы распущенности нравов; было бы безнаказанной преступности; было бы платного обучения и здравоохранения; было бы мифа о возможности личного обогащения на фоне бедствующего народа; было бы, что продаваясь богатым западным государствам, мы "сцапаем" больше благ, чем если общаемся с народами схожего достатка в экономическом отношении и/или со сродным языковом; было бы то, что лучше, как сказал наш поэт Иван Вазов, "ходить да скитаться, по странам этим чужим"; был бы то самый тяжёлый шок — бесцельной жизни, потому что личное облагодетельствование человека, никогда не было чем-то особенно достойным для поколений, кроме как для видных СДС-истских идеологов; и прочее. И получилось так, что после того как мы давно "достигли дно", то продолжаем копать всё глубже, "ошарашенные" мифом о демократическом рае и потерявшими любую ориентацию! Но человек не знает что лучше для него пока не станет хуже, за что я всем сердцем благодарю СДС!


2. И СДС честь остаётся,

Что мир над нами весь смеётся,


потому что раньше все страны бывшего социалистического лагеря были с более или менее одинаковым стандартом и вряд ли кто-то мог предположить, что, хотя бы в экономическом отношении (т.е. судя по девальвации на лева), мы окажемся примерно в 1,200 (тысячу двести) раз хуже, не немцев, или американцев, или французов и прочее, а чехов, которые тоже славяне как нас и братья Кирилл и Мефодий после нас отправились были в ихние земли, да им даже надо было разрешить и некоторые национальные разногласия, но они "развелись" так цивилизованно, что и западные демократии сняли перед ним шляпы, в то время как у нас (благодаря СДС, разумеется) понятие социалист (если хотите читайте "коммунист") ещё звучит как похабное слово, хотя люди по всему миру уже больше чем лет 20 (наконец-то) констатировали, что плохи не коммунисты, а условия, которые привели их к власти, т.е. капитализм и занялись (ещё на много раньше) реформировать его, так как, хотим мы это или нет, но "призрак" коммунизма перебродил мир и уже давно социализм реальность по всему Западу, да только они не так его называют.

     Если бы вопрос был только в моральном плане, т.е. какой смысл вкладывают седесисты в понятие коммунист или социалист — ладно, это по человечески (т.е. человеческая злоба пробивается) и может быть люди и не виноваты, потому что не знают что говорят и делают, но они просто решили, что раз трудно конвергировать коммунизм к современному капитализму, то могут просто вернуть нас назад во времени! И успели! Никакой нормальный человек, когда решит воздвигать себе новый дом, не сносит старого не имея хотя бы план нового, и не обеспечив себя, так сказать, " временным жилищем", в то время как мы разрушили и управление страны, и профсоюзы, и армию, и силы внутреннего порядка и безопасности, и просвещение, и здравоохранение, и церковь, и наши связи с другими странами, и мораль населения, и чего ли только нет, и продолжаем жить как "на палатках".

     Наша демократичная революция, с тех пор как наш народ впал в "делириум демократикус", под влиянием видных диссидентов (т.е. людей, которые не хорошо уселись, судя по латинскому происхождению этого слова) и певцов эстрады (может быть потому что для них эстрадная и политическая сцены похожи друг на друга, лишь бы "шоу" было хорошим и несло славу и деньги), протекло по плану сельских феодальных восстаний средних веков — важно было снять царя, а кто придёт на его место, будем думать потом. Важно было сотворить хаос, а порядок он как-то сам по себе придёт; важно было взбаламутить воду, чтобы можно было изловить мелких рыбешек (а и более крупных тоже). Но если бы не было СДС мир никогда бы не научил до какой степени мы неорганизованные, ни наш народ смог бы уразуметь насколько плохая вещь может быть демократия, за что я восторженнейшим образом ему благодарю!


3. И СДС вдруг удалось,

Что ни за что нас продало,


потому что, если нужно было когда-то фиксировать курс лева (так как вышло, что свободный рынок хорошая вещь, да не и для нашего лева), то вряд ли нужно было делать это как раз тогда, когда обеднели настолько, что больше уже некуда было, и началась вещь неслыханная в человеческой истории: когда наша скромная валюта победила доллар и он упал целых два раза, после того как в результате седесистских митингов с января 1997 года о национальном разорении, названных, как раз поэтому (?), митингами о "национальном спасении", он достиг было совершенно нереальных цен — так ведь любая валюта своего рода "мята" (где в английском mint означает, как растение мята, так и монетный двор) и её цена зависит прежде всего от доверия, а какое доверие можно иметь к стране, в которой живут люди, которые не могут спать спокойно, если, или не подожгут какое-то общественное здание, или, по меньшей мере, не возьмут да разобьют у него окна (ибо оно уже почти не осталось памятников для "перекрашивания")?

     Так что, если, значит, надо было продавать себя, то вряд ли нужно было ждать чтобы наши демократические левчики измельчали, даже не как стотинки (одна сотая нормальной монетной единицы), а чтобы стали как "миллинки" (одна тысячная, или одна милли-марка), и лишь тогда созвать "аукцион", потому что Валютный Борд просто одна распродажа Болгарии богатым западным странам, объединённым в международных финансовых институтах, но на принципе акционерного общества — т.е. где выигрыш распределяется согласно вложенным деньгам, и не имеет никакого значения, которая точно идеальная часть Болгарии уже собственность Америки, которая Германии, которая Канады, и прочее (как и когда человек платит за квартиру, или покупает целое жилище, в многоэтажном доме он вовсе не интересуется которая точно часть лифта его и вмещается ли он в ней). При этом такая продажа, за которую валюту даже не заплатили, а только было обещано заплатить её нам, если понадобится, потому что Борду, ей Богу, вообще и не нужны наши денежки (ни он благотворительная организация) и теперь он (т.е. западные капиталы, которые за ними стоят) просто заменяет их, покупая где что найдёт более дешёвое предприятие, дом, землю, и прочее.

     В результате чего мы пока лучше только Албании, да и это не известно как долго просуществует, потому что с тех пор как Борд фиксировал нашу бедность на меньше одного доллара дневного минимального заработка у нас нету особых шансов "блеснуть" чем-то хорошим (теперь мы уже не в состоянии опять "победить" доллар, к примеру, потому что это нам не разрешено, а то иначе мы бы давно это сделали, при этих низких ценах — по сравнению с международными — ряда основных пищевых и других продуктов) и получилось так, что мы движемся от бедности к нищете, что называем демократией! Оно очень легко говорить, что коммунисты вынесли все деньги и разорили Болгарию, и "бай Тошо" сделал наши долги, но если человек немного поскребёт себе головку, то может и "вычесать" мысль, что наш внешний долг при тоталитаризме составлял, в сущности, примерно три средних для страны зарплат (к 1,000 шт.дол. на голову населения, при почти 350 шт.дол. средней зарплате, потому что один лев тогда равнялся одному штатскому доллару — 98 центам, если хотим прецизировать — и это было верно, если сравниваем её с ценами на хлеб, молоко, мясо, транспорт, жилища, и прочее, или с какой-то потребительской корзиной, как и полагается), а теперь он насчитывает примерно 25 (двадцать пять) средних зарплат (к 2,000 шт.дол. при средней зарплате в 70- 80 шт.дол.), или возрос примерно восемь раз за меньше чем восемь демократичных лет!

     Ни некоторая из мелких частных фирм (где работает меньше чем 10 работников и она имеет меньше, скажем, сотни тысяч долларов активов) были основаны демократичными деньгами, а не "тоталитарными" (другие более богатые фирмы, с исключением оставшихся кое-где государственных, уже чужая собственность). Ни социалисты хотели чтобы мы поворачивали спину к единственной славянской великой силе (потому что если Россия не была великой силой, и то по мнению Запада, он никогда бы не поменял политику "кнута" той "морковки", как говорят англичане). Но тогда, если бы не было СДС, наш народ никогда бы не поверил, что мы можем обеднеть до такой степени, до которой мы дошли теперь (я имею в виду наше болгарское имущество, а не находящееся у нас, но закупленное Западом), и понять как плохо когда "не имеешь коровы, а пить молока хочется", так что тогда "можешь только смотреть" (согласно одной нашей поговорке), за что я коленопреклонно благодарю СДС!


4. Так СДС, как победило,

То нас морально разложило,


потому что существуют две вещи, которые делают из одной группы людей, населяющих одну и ту же территорию, народ и это объединение в двух аспектах: объединение в пространстве, т.е. общность интересов между всеми, независимо от различий по каким бы то ни было признакам, чувство, что человек не живёт только для себя и ради своего личного облагодетельствования, чувство о другом рядом с ним, на которого он может положиться сделать ему какую-то работу, а не только "провести" его, потому что большой "надуватель", сознание о национальном единстве (а не имущественном, к примеру), желание сделать нашу страну лучшим местом для житья, а не только смотреть на чужое добро (товары, социальные структуры, обычаи, и прочее), потому что оно всегда останется чужим, вообще желание сделать что-то хорошее в отношениях между людьми, а не плохое, не оплёвывание и презрение к людям, которые думают иначе (или просто думают о других); и кроме того объединение во времени, т.е. сознание, что человек лишь ниточка в ткани истории, что жизнь существовала и до него, и будет и после него, независимо от того будем ли называть это перерождением, загробной жизнью, светлым будущем, или другим именем, но это будет нашим будущем и мы должны научиться жить в нём и ради него, оно должно осмысливать ряд "бессмысленных", с точки зрения настоящего момента, поступков и связывать поколения, а не противопоставлять и разъединять их, одним словом — создать одну динамическую структуру, становящаяся на достигнутое, а не отрицающая его целиком (ибо, в своей ограниченности, не может постичь его смысл)!

     Без такого единства нельзя иметь народ, а лишь некоторую банду, стадо, или стаю, в которой каждый смотрит только как "наполнить горло" или как обмануть ближнего своего, в то время как развитие личности гарантируется лучше всего, когда оно в интересе общества, а не наоборот. И этого нельзя достичь без каких-то идеалов, т.е. без чего-то хорошего но недостижимого, потому что если один идеал может быть реализован, то значит он и не идеальный, он перестаёт быть идеалом! Таковы идеалы о равенстве (раз сам Бог создал нас различными, то мы не можем быть равными, иначе мы не были бы людьми, а роботами или клонингами, что, однако, не означает, что не нужно создавать равные возможности для изъявления), о свободе (абсолютная свобода не только фикция, но она и противоречие в определении, потому что мешает другим вокруг нас, так что свобода это просто одна вечно меняющаяся точка равновесия между нашими и чужими желаниями), о братстве (оно не только невозможно, но и далеко не самое лучшее, потому что чем уже связи между людьми, тем более глубокие и противоречия между ними), и прочее. Но без идеалов человек не может жить, потому что, поскольку он не Бог, он должен иметь перед собой цели, чтобы знать куда идти. В то время как СДС просто отняло у нас ряд человеческих идеалов тысячелетней давности, заменив их каким-то, не выдуманным, а привнесённом с Запада, понятием о демократии, которая не есть и не может быть идеалом, по элементарной причине, что она реальность — в смысле, что у нас существует демократия где-то хотя бы с 1991 года, и то по признанию самого Запада, потому что это вопрос правового устройства!

     Если мы хотим быть справедливыми, то у нас существовала какая-то демократия и при тоталитаризме, но не в современном смысле этого понятия, однако, поскольку всё в мире вопрос нахождения равновесного положения в каждый момент, то можно долго спорить о том, была ли она самая лучшая для нашей страны — можно спорить, но не и доказать, по меньшей мере потому что у нас не было, так называемой "контрольной группы", т.е. не было двух Болгарии — одна в самом деле демократичная, а другая "тоталитарно-демократичная" —, чтобы можно было сказать в которой из обеих люди жили лучше! Но всё таки можно увидеть (ну, если можем, разумеется), что при нашей демократии, хотя бы пока, мы живём хуже, и то не потому что нас постигло какое-то природное бедствие, или некоторая другая страна объявила нам войну, или вспыхнула гражданская война (как стало в других пост-тоталитарных странах), или какой-то неспособный диктатор долго засиделся на троне (даже правда такова, что ни одно правительство ещё не довело до конца свой мандат), или ещё, наконец, мы пошли к демократии после разорительных войн и национальных катастроф (как было, когда мы пошли к социализму), а не после длительного периода так названного "застоя" (т.е. мирного и счастливого развития) и с одним вполне нормальным внешним долгом порядка трёх средних месячных зарплат на "башку".

     То, что некоторым людям у нас не нравится наша демократия и говорят, что она ещё не "настоящая" демократия, похоже на плач маленького ребёнка, когда мать бьёт его за некоторое плохое деяние и на его жалобы, что она ему не мать, не потому что она не такая, а потому что она не добрая, согласно его пониманию, и, следовательно, не может быть его матерью, потому что мать она всегда добрая. Но кто сказал, что одно непременно связано с другим? Так, к нашему вопросу: если демократия нам не нравится, то это потому что ещё не можем найти наиболее подходящую для нас демократическую форму управления, ибо та, навязываемая нами с Запада, не хороша для нашей страны в целом (а сверх того она не выгодна и для отдельной личности). Во всяком случае: демократию мы имеем, но это признание вовсе не выгодно для СДС, потому что, если это так, то этот Союз вообще и не нужен в нашей политической жизни. Все партии у нас, ратуют за какую-то демократическую форму управления (даже если в их именах корень "демо" и не содержится непременно), а то, чего мы уже не имеем, это идеалы и жизненные цели, сплачивающие нас в единое целое, потому что мы забыли притчу о хане Кубрате и вязанке прутиков, забыли девиз над нашим Народным Собранием ("В объединении сила!"), забыли всё, кроме того как ударять себя в грудь и кричать, что мы демократы!

     И ещё что-то: если принять за верное, что социализм, и фашизм, и коммунизм, и капитализм прошлого века (или конца этого 20-го, если речь идёт о Болгарии), и современный капитализм (потому что он, всё таки, извлёк свои поучения, и из большой экономической кризы начавшейся в 1929 году, и из Первой и Второй мировых войн, и из существования мировой Социалистической Системы и её победы на этапе мирного совместного существования, не смотря на её распад как отжившая своё время, но улучшившая капитализм, потому что иначе богатые западные государства, никогда бы не подали нам руку, или не поменяли бы политику эмбарго и холодной войны, или "кнута", о котором шла речь) это всё виды капитализма, было явно слишком неразумно переходить с полюса централизованной государственной экономики сразу на другой полюс — того разрозненной и мелкой частной собственности — лишь для того, чтобы убедиться, что сила в объединении капиталов, или что не может существовать капитализм без капиталов, а когда их мало (так как вовсе не нужно чтобы человек был экономистом, чтобы знал, что мы маленькая, бедная, и, из за положения на перекрёстке разных дорог, довольно часто грабленная страна), то тогда выход только в уменьшении числа собственников! Мы вроде поняли это (будем надеяться), но после того как распродали себя чужому капиталу и руинировали всё, что можно было, включая и мораль населения, но ведь как иначе мы могли бы понять это, если бы не было СДС, чтобы заставить нас сделать так много глупостей сразу, за что я вполне убеждённо благодарю ему!


     Пусть пребудет в народной памяти имя и дело (если не как хороший пример, то хотя бы для назидания) СДС, ОДС (Объединённых ...), БДС (Болгарских Демократических Сил, может быть?), ДДС (Дружных Демократических Сил, наверное?), и чего только их наследит! Пусть любое зло было к лучшему, как говорит наш народ и (дай Бог) наконец поумнеем, ибо оно верно, что когда Бог хочет кого-то наказать, Он сперва отнимает у него рассудок! В конечном итоге, с глубокой древности известно, что под солнцем нет ничего нового и наш мир всегда двигался из за столкновения хорошего и плохого, и тогда (ежели мы хотим быть справедливыми) зло одинаково необходимо для нашего будущего развития к добру, так что давайте поблагодарим СДС, за то, что учит нас, что плохо и чего мы не должны делать, если хотим быть добрыми!

     Потому что добрые люди это не наши приверженцы, а просто те, которые думают сначала о других, а потом о себе; те, которые довольны, когда другие довольны, а не когда они сами облагодетельствованы в ущербе других вокруг них; те, которые знают, что жизнь несправедлива и как раз поэтому её нужно сделать справедливой; которые знают, что прав не только сильный (он, в сущности, вообще не прав, а только силён), а и слабый, где даже сильный (раз он сильный) должен работать для слабого, а не наоборот, и что наш мир достаточно сложный, чтобы каждый мог смотреть только на себя не думая о других (тогда он просто не думает о своём будущем). Не имеет никакого значения доходит ли человек до этих истин по пути веры или по пути рассуждения — важно чтобы человек был добрый! В противном случае, мы не только губим себя как нация (хотя и с 13-вековой историей), да ещё надо будет опять вернуться к социализму, однако уже как рабы богатых стран! Потому что, хотим мы это или нет, но будущее принадлежит социализму, а демократия только средство для постижения этой цели!


Не может мир вперёд идти

Устойчиво без доброты,

И потому-то СДС

Со злобы лопнет наконец.**


     01.1998


     


     

     




 

НЕОМАЛЬТУЗИАНСТВО, ИЛИ РАЦИОНАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ*

     Ровно два века тому назад в Англии была опубликована брошюра Томаса Мальтуса известной прежде всего его кардинальными выводами о разнице между геометрической прогрессией, с которой размножают себя люди, и арифметической прогрессией, с которой нарастает производство пищевых продуктов, где при этом положении к сегодняшней дате люди на земном шаре должны были бы вымереть как стая саранчи, обглодавших "до корня" любую травку или веточку на их территории. Как и почти любое утверждение, основанное на экстраполяции некоторой временной зависимости, без учёта возможного изменения тенденции (или "тренда", как модно говорить сегодня, потому что это английское слово и, следовательно, выглядит более правильно в глазах масс), и это оказалось ошибочным, так как, согласно одной старой христианской поговорке: "человек предполагает, но Бог располагает", и стало так, что "Бог" позволил, чтобы и в сфере производства пищевых продуктов и других товаров первой необходимости тоже вошли темпы геометрической прогрессии, а также "научил" людей как производить презервативы и другие противозачаточные средства, которые должны нарушить геометрическую прогрессию в росте народонаселения, но, так или иначе, мы всё ещё не вымерли как саранча (хотя нельзя сказать, что не попытались сделать это другим более современным способом — с помощью ядерного оружия, например — ни эта угроза нас окончательно обошла).

     Да, но это формальное толкование предупреждения проф. Мальтуса, и если оно не оказалось верным, то это не значит, что его основополагающие идеи были ошибочными, а эти идеи в том, что людей на Земле стало просто много и они начали мешать себе активно, потому что их "охотничьи территории", если используем этот зоологический термин, пересекаются. Новый момент, на котором мы остановимся здесь, тот, что люди могут мешать себе даже когда их охотничьи территории достаточно богатые и разумно установленные (что ещё далеко не достигнуто в мировом масштабе), так что они опять приходят к какому-то трудно преодолимому препятствию, и это теперь информационный потолок человеческого интеллекта, достижение которого выводит людей "из рельсов" установленных веками навыков, так как основной момент, который запутал истекающий 20-ый век был, говоря лишь одним словом: мультипликация!

     Она началась в начале века с конвейером Форда, продолжила с автоматизированными и роботизированными управляющими системами в производстве, с прониканием промышленных методов работы в сельское хозяйство, дала возможность для создания не только мощных и сверхмощных оружий, а оружий для массового уничтожения (или "холокоста", чтобы убедить читателей, что и автор знает некоторые "модерные" словечки), выразилась в применение промышленных методов в обучении и науке, что превратило последнюю из творческой деятельности в настоящую производительную силу, так что уже в почти каждой области говорим о технологиях, создался целый арсенал заместителей или "эрзац" товаров, было бы то пищи, было бы одежды, или для развлечения, потому что они поддавались легко автоматизированному производству, уничтожился почти полностью творческий элемент в ряде традиционных творческих деятельностей как искусство, спорт, наука (а то и секс, если хотите), где единственное место, может быть, где всё ещё не вошла мультипликация, это воспроизводство населения, но поскольку уже долгое время говорится о клонировании и успехи генного инженерства в самом деле поразительные, то нет ничего удивительного если в ближайшие десятилетия эти вещи сойдут со страниц научно-фантастической литературы и войдут в нашу жизнь.

     Всё это нарушило основные временные зависимости между усилием для производства чего-то и готовым продуктом, между действием и результатом, и "человеки", поскольку они не боги, запутались и решили "поубивать друг друга", авось вещи поправятся — наподобие модели "лечения", использованной много веков, путём кровопускания, что сегодня нам может казаться смешным и ненаучным, но это горькая правда (и, наверное, как раз так будут выглядеть будущим людям наши "опыты" разрешить свои проблемы путём применения грубой силы и массового уничтожения, если, "дай Бог", человечество продолжит существовать и в будущем). Пока в глубокой древности в каждом племени имелся специальный человек отвечающий за сохранении огня, и если он угасал часто убивали и этого хранителя, потом с открытием кремня вещи значительно улучшились, но ещё век тому назад добывание огня всё ещё занимало важное место в жизни человека, то теперь одна обычная зажигалка, которой можно добыть огонь тысячу раз, уже стоит (и ценится) сколько одно куриное яйцо, т.е. сколько напряжение курицы снести его (если не считаемся с "напряжением" петуха зачать его, разумеется). Аналогичные изменения наступили и в области транспорта и сообщений, появились массовые информационные средства или медии, которые тоже взбаламутили ряд человеческих навыков, а возможности так названного мыслящего существа настолько усилились, что это бедное существо, которое, в сущности, и не думающее, а лишь способное рассуждать, как давно заметили более умные человеческие экземпляры (но делает это только тогда, когда исчерпало все неразумные способы для достижения цели, согласно автору), не просто запуталось, а прямо таки "ошарашилось" во время уходящего века.

     Но хватит по этому вопросу, а это введение было нам необходимо для того, чтобы прогнозировать основные проблемы будущего столетия, которое уже "стучится в наши двери". Эти проблемы, по мнению автора, две, а именно: искусственное или внеутробное рождение, и контроль за приростом населения. Первая из них опасна тем, что она нарушит одну существенную связь человечества с природой, уменьшит эмоциональный контакт матери с ребёнком, и облегчит настолько жизнь более нежной половины людей, что они снова запутаются и будут думать что такое им делать (раз не будут делать то, что им предопределено с тех пор как возникла жизнь на Земле) и начнутся всякие революционные катаклизмы. Поскольку, однако, упомянутая проблема содержится в сильной степени в той о контроле за рождаемостью, автор берётся предсказать, что основная проблема будущего 21-го века будет вопрос об ограничении человеческой популяции на земном шаре! Мы попытаемся рассмотреть её, но не через экстраполяцию тенденций, что как бы "делать свой счёт без кабатчика", как у нас говорят, а с точки зрения какой-то разумной численности, потому что основное заблуждение в спорах с мальтузианцами было может ли Земля прокормить будущую лавину людей, в то время как вопрос должен звучать как: нужно ли чтобы Земля кормила стольких людей и будет ли это вести к увеличению интегрального человеческого счастья, что, именно, должно быть единственной целью человечества?


     И так, начнём. По ориентировочным и, может быть, спорным подсчётам численность населения на Земле во II- I тысячелетии до нашей эры была порядка 50 млн. человек, а к началу нашей эры достигает около 100 миллионов. Это одно вполне приличное и достаточное число людей для одного цивилизованного общества, что и даёт первый способ подсчёта — на базе человеческой истории. Потом это число до примерно 1800 г. ещё не превышает одного миллиарда, в то время как в этом веке мы определённо "загнули", заскочив уже за 5 млд. (плюс или минус десяток лет здесь не имеет значения). Но это всё ещё можно было терпеть если бы люди жили так разъединёно как в Древнем Риме, к примеру, однако в конце нашего века идёт ещё один "бич" для человечества — мировые компьютерные сети, которые добавляют последний штрих к средствам для массовой информации, позволяя вполне доступную личную массовую информацию. Вот здесь уже, в самом деле, Земля становится слишком густонаселённой, потому что не важно сколько человек живут на одном месте, а как они могут коммуницировать в процессе работы или развлечения, где в этом отношении полезно припомнить и библейскую притчу о Вавилонской башне (которая, в сущности, Бабилонская, если хотим идти в ногу с мировыми лингвистическими тенденциями), которая сводится к тому, что слишком единое человечество не "угодно Богу", т.е. не угодно людям, потому что нарушает их баланс с окружающей средой, короче говоря. Новый акцент здесь не только в силе человечества (и его неразумности, которая неизбежно сопутствует неумеренной силе), а в психофизиологических характеристиках человеческого индивида.

     Сейчас мы промотивируем другим образом ориентировочную оптимальную популяцию на Земле порядка той около новой эры используя принятую массово десятичную систему счёта. Начнём тем, что человек поддерживает нормально до трёх кругов или рангов контактов с окружающими, а именно: а) первого ранга те, которые включают людей порядка 10 в первой степени или только десяток человек — самых близких родственников и знакомых, которых каждый знает (или хотя бы воображает себе, что знает) лучше всего, может предвидеть их поведение, и эмоционально обвязан с ними; б) второго ранга или 10 во второй степени, т.е. сотня человек — знакомых и родственников, которых человек знает по имени и физиономии, работает или живёт в близости к ним, и, по меньшей мере, поздравляет когда встретит, но нельзя сказать, что их хорошо знает и не испытывает никаких особых чувств к ним — это просто среда, в которой он живёт и пытается изъявиться или сделать карьеру; в) третьего ранга или 10 в третей степени, что значит тысяча человек — люди, о которых он что-то слышал, или видел их, но не только, что не знает у кого сколько детей (и имеет ли вообще), женатый ли он, и прочее, но довольно часто не знает, или имя, или физиономию, или не связывает одно с другим — здесь входят все общественно известные "звезды", которыми данное лицо интересуется (было бы то футболисты, певцы эстрады, политики, или люди хайлайфа), как и другие случайные знакомые; четвёртый ранг или 10,000 это уже слишком много людей, чтобы были доступными для одного средне взятого интеллекта, и, обычно, знакомыми такого ранга могут похвастаться лишь один-два процента населения, так что не стоит этим соображаться. Говоря о рангах, или используя десятичную логарифмическую шкалу, мы не можем быть особенно точными, так что данное число может быть умножено на 2, 3, или даже на 5, что значит, что если у кого-то знакомых второго ранга, скажем, 350 человек, то они всё ещё не третьего ранга. Можем назвать этот человеческий феномен "правилом малых чисел", где очевидна зависимость, что чем более углублённые наши контакты, тем больше это ограничивает число людей, с которыми их поддерживаем.

     Следующий момент это определить приблизительное число областей человеческого познания и интересов, в которых мы поддерживаем какие-то контакты, но так, чтобы эти области были относительно хорошо сбалансированы, т.е. чтобы имели приблизительно одинаковое число людей, которые могут коммуницировать в данной области. Номенклатуры человеческих профессий, как и индексы большинства больших библиотек порядка нескольких сотен, и это все области человеческого познания. В некоторых специализированных библиотеках, или в данных научных заведениях, может оказаться, что одна из этих областей детализируется ещё на десятки, но такая узкая специализация не меняет наше деление, так как эти подобласти довольно узкие и несбалансированные по охвату или числу людей, которые в них работают. Аналогично существуют и очень широкие области — например футбольных болельщиков, которых по всему земному шару, наверное, больше миллиарда людей, но это не область, в которой люди коммуницируют чтобы конкурировать друг с другом (такой была бы область самых футболистов национального или мирового ранга, участники в которой, разумеется, несколько сотен, или хотя бы столько те, с которыми один хороший футболист может сопоставляться). Иными словами, мы интересуемся такими областями, в которых люди, прямо говоря, мешают себе, потому что это их "поле охоты" и в нём они конкурируют с другими "охотниками", состязаются с ними, изъявляются, или делают карьеру. Говоря "коммуницируют", мы не имеем в виду, что люди говорят о погоде, или о спорте, или о лошадях, как любят делать англичане, или о женщинах, как любят делать мужчины (или о мужчинах, как со своей стороны делают женщины), или о политике и политиках (потому что чем сложнее данная область, тем больше людей думают, что они лучше всех разбираются в ней и знают как могут исправить там вещи), а коммуникацию в целях личностного изъявления!

     И так, давайте принять для более лёгких расчётов (потому что когда  информация размытая и неточная самое лучшее, что можно сделать, это хотя бы облегчить себе расчёты), что области человеческого познания тысяча, как и число людей, которые конкурируют в них (не мешая особенно друг другу) тоже тысяча. Таким образом мы берём потолок контактов второго ранга, как и одну завышенную номенклатуру основных профессий. Так получаем одну достаточную численность населения порядка одного миллиона людей. Учитывая теперь, что мы подразумеваем (хотя и до сих пор не акцентировали на это) области, в которых люди творят, а не только выполняют необходимые для общества деятельности (как производство товаров, обслуживание, здравоохранение, просвещение, поддерживание общественного порядка, и прочее), и допуская, что творческими деятельностями в обществе, обычно, занимаются с 3 до 5% людей, но, с другой стороны, с усилением производительных сил и усовершенствованием технологий на современном этапе, их число можно ожидать, что будет возрастать, то пусть примем, что творческие работники в будущем обществе будут уже десять процентов (или 1/10 населения). Это значить, что нужно умножить полученный миллион человек на десять и так выходит, что оптимальное число людей становится 10 миллионов. Поскольку наши цифры с точностью до порядка, и могут распростираться до следующего десятичного порядка, выходит, что оптимальное население Земли должно быть с 10 до 100 миллионов, или, если возьмём некоторую середину, то это 50 миллионов людей.

     Только такое общество могло бы существовать без больших сотрясений и беспорядков в будущем, потому что когда человек удовлетворит свои основные жизненные потребности в пищу, кров, и продолжение рода, ему остаётся только забота об изъявлении личности и, эвентуально, усовершенствование и развитие индивида (что, однако, вещь доступная далеко не каждому, и большинство людей, после того как они найдут, как говорится, своё место под солнцем, чаще всего подменяют стремление к достижению нового качественного развития большим количественным изобилием вещей и удовольствий). А поскольку с реальным вхождением массовых личных коммуникаций в жизнь весь мир становится одним государством, где протекает конкурентная борьба людей для изъявления личности, то это число из 50 млн. относится для всей планеты! Так получаем ещё один, третий, способ проверки нашего оптимального числа, потому что 50 млн. это численность одного средне-великого государства (как Франция, к примеру), а там где государства больше люди редко коммуницируют вне своего штата или провинции, в то время как более мелкие государства (как наше, к примеру), обычно являются сателлитами какого-то из больших, и в таком случае конкурентная борьба протекает и на арене (или на части её) "старшего брата".

     При верхних подсчётах мы преднамеренно упустили один важный момент — лингвистический барьер, который другое основное поучение из притчи о Бабилонской башне, потому что язык служит прежде всего для того чтобы изолировать и объединить некоторую этнически или территориально ограниченную группу людей, и, следовательно, он должен запутать наши подсчёты. Это, однако, не так по двум причинам. Первая та, что международные личные коммуникации просто срывают государственные границы, хотя бы в отношении областей познания, и мы все свидетели как в почти каждой науке уже массово используется английский язык и нет международного научного, культурного или спортивного мероприятия более значительного ранга, в котором, если не единственный, то хотя бы один из официальных языков, не был бы английский. Это в силе для любой профессии, в производстве, транспорте и торговли, как и в области развлечения, таких как музыка, спорт, дискотеки, игры, туризм, и прочее. Разумеется всё ещё существуют франкофоны, "тевтофоны" и другие (и они будут существовать) но на уровне ежедневного общения, где нет борьбы за изъявление личности. Можно спокойно принять использование не одного только языка, а 5-10 более известных мировых языков, но, кроме того что для этого существуют переводчики, хороший компьютерный перевод, хотя бы в областях познания, а не в художественной литературе, вовсе не миф, а вопрос нескольких десятилетий. Вторая причина, из за которой языковой барьер не меняет изложенные подсчёты, то, что лингвистическое деление просто перекрывается с нашим делением на области познания, потому что нет никаких причин чтобы, скажем, врачи сердечный хирургии, или авиаторы, или футболисты, и прочее, были из различных языковых и этнических групп, но это не разделяет арену борьбы за их изъявление — мировое "государство". Кроме того мы делали подсчёты на базе 10% творческих работников из населения, а остальные 90% спокойно могут делиться даже и на 1000 лингвистических групп по примерно 1000 человек в них и опять оставаться в рамках знакомых второго ранга, где их общее число опять не будет превышать прогнозированных десятков миллионов населения.


     Остаётся только предложить какой-то естественный способ для достижения такового драстичного уменьшения человеческой популяции и это определённое ограничение рождаемости. Некоторые статистики указывают, что для того чтобы существовал единичный эффективный коэффициент воспроизводства населения, т.е. для того чтобы и в следующем поколении получилась опять та же численность населения, необходимо чтобы на сто браков приходилось 265 детей, при чём учитываются не только рождаемость и смертность, но и возможность зачатия в семьи. Мы ставим себе вопрос: какой будет эффективный коэффициент воспроизводства, если в каждой семье (вещь не так уж и лёгкая для достижения, ибо прирост населения в третьем мире всё ещё довольно высокий) имеется в среднем по двое детей? Это задачка школьного курса и решается применением простого тройного правила, т.е.: к 2.65 соответствует 1, а к 2.0 — сколько будет соответствовать? Ответ 0.755, что означает что через одно поколение будем иметь численность населения из 75% теперешнего, или уменьшение на 25 процентов. Продолжительность одного поколения в Древнем Риме была около 20 лет, но с постарением населения и удлинением периода обучения, этот срок увеличивается, так что теперь средняя продолжительность около 28 лет, но для наших расчётов достаточно, если примем, что одно поколение длится 25 лет, потому что это даст по одному проценту уменьшения годового прироста населения, что, реально посмотрев, вовсе и не страшно и является нормальным положением в ряде развитых стран в течении довольно много лет, при том естественным способом, а не потому что там говорится об уменьшении рождаемости (или принимаются какие-то меры, если и говорится), а даже не смотря на то, что каждое государство считает это чем-то плохим и принимает меры для поощрения рождаемости в таких случаях. Весь "номер" в том, чтобы это стало массовым явлением в мире!

     Так как практически невероятно, чтобы мы сделали что-то в мировом масштабе до того, как население Земли станет 10 миллиардов человек (или лет через 10-20), изложенное означает, что с 10 млрд. нужно будет спуститься до 50 млн., или в 200 раз уменьшение населения, или до 0.005 от 10 миллиардов (т.е. пять промиля). Так что теперь вопрос звучит так: 0.755 на какой степени даст 0.005, и ответ — около 19, что легко можно проверить обычным калькулятором умножая это число само на себя пока оно уменьшится до пяти тысячных (но это можно сделать гораздо быстрее набрав 0.755 и нажимая только клавишу для умножения и потом эту для равенства, что имитирует поднятие в квадрат; так что ещё на третий раз, т.е. на степени 2 в 3-ей степени, или 8, получим уже уменьшение до 10%, в четвёртый раз, т.е. в 16-ой степени — 1%, а потом уже перепрыгнем нашу цель). При продолжительности в четверть века за одно поколение это даст чуть меньше пяти веков времени для достижения необходимой населённости, или, поскольку наши подсчёты были приближёнными, то в худшем случае до конца следующего тысячелетия, но не быстрее чем хотя бы два века, потому что быстрые процессы самые опасные. Это приведено в следующей таблице:


Число покол.0124816181920
После (лет)02550100200400450475500
Коэфф.умень.10.7550.5700.3250.1050.0110.0060.0040.003
Насел (млн)10,0007,5005,7003,2501,560111634836

Табл.1. УМЕНЬШЕНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ ПРИ 25% ЗА ПОКОЛЕНИЕ.


     С одной стороны на эту таблицу нельзя смотреть очень серьёзно, потому что она какая-то экстраполяция, но с другой — она важная, потому что это не продолжение некоторой существующей тенденции (так как она даже ещё не началась), а скорее всего показывает каким должно быть направление изменения в численности населения, если не хотим прибегать к так названному ultima ratio (или к крайнему средству, по латыни), т.е. к военному разрешению самой важной жизненной проблемы нашей планеты. При этом, очевидно, придётся выдумать и какой-то новый термин, потому что геноцид или холокост никогда до сих пор не давали уменьшения даже до 10% данного населения (насколько и "чёрным" может звучать подобное утверждение), а здесь идёт речь о 5 промиля, что прямо невообразимое число. Но если оно таково от этого следует только, что наше воображение слабое, так как во время целого уходящего века человечество просто задыхается от невозможности для изъявления личности при этой густонаселённости и информационном буме, от безработицы, потому что при неимоверно возросших возможностей новых технологий никому не нужны так много рабочих (или хотя бы не нужны квалифицированные такие, а лишь люди, которые могут нажимать кнопки и крутить рукоятки, а человек хочет чтобы работа была ему приятная), и уже всё больше людей смотрят на свою профессию только как на средство для зарабатывания пропитания, а не как на способ для получения удовлетворения от её процесса или от результата, как и должно было быть, но это просто сдвигает акцент для изъявления с производственной сферы к сфере свободного времени и развлечений. Там, однако, ситуация та же самая — превышение информационного потолка для знакомых второго ранга, в результате чего обычный человек снова не может изъявиться. Раньше (примерно до 18-го века) люди находили удовольствие даже в том зажечь себе огонь в камине, собраться вместе попеть или потанцевать, приготовить себе некоторое новое яство или напиток, одеться в какой-то уникальной одежде, убить какого-то животного, или даже пойти на войну, где должен победить более смелый и сильный. Теперь всё становится всё более стандартным и безличным, всё более технологичным и бесчувственным, всё более готовым (и наличным в магазине) до того ещё как ты занялся его сделать, а это не несёт нужного удовольствия!


     Важный момент, однако, осознать, что если человечество не примет разумное решение по вопросу, то это не означает, что он не будет решён каким-то другим способом! После того как победили эпидемий из чумы, холеры и прочее, появились уничтожительные войны, в которых погибают не только те, которые хотят драться, чтобы показать, что они сильнее, а чаще всего мирное население, которое желает только жить; появились рак и СПИД, как средство для снижения среднего возраста и численности всё более стареющего населения. Как саранча размножаются наиболее активно когда имеется пища, но скоро после этого оказывается, что пища кончилась и они начинают вымирать, так и люди увеличили неумеренно свою численность за последние один-два века, что породило новые проблемы с бессмыслием жизни (раз нету умеренной конкуренции и возможности для изъявления личности или карьеры), с несовершенством никакой формы общественного управления, с наркоманией, которая возросла десятки и сотни раз по сравнению с положением в средних веках (так как опиум сеяли на Востоке ещё с глубокой древности, но он таким спросом не пользовался), с гомосексуализмом, который, всё таки, оказывается, может быть, самым разумным решением на фоне всеобщей неразумности (?), с массовым (снова) загрязнением окружающей среды, не с "экологически чистой грязью", как было в течении тысячелетий, а с "экологически грязной чистотой", как стало в этом веке, и прочее и прочее.

     Так что, если не поступим разумно, природа (или Бог, если вам так больше нравится) найдёт какой-то способ для установления равновесия на Земле, как к примеру: массовое бесплодие, при котором будут рождаться хорошие и интеллигентные дети, которые, когда подрастут, будут упражнять секс более научно чем их предшественники с начала новой эры, но не будут нуждаться в противозачаточных средствах, потому что смогут зачать лишь в один случай из тысячи, может быть; или изменится соотношение новорождённых мальчиков к девочкам из 18 к 17, как это теперь, на, скажем, 21 к 4, что означает, что мальчиков будет раз в пять больше девочек; или рождаемость будет совсем в порядке, только что в каждом следующем поколении у детей будет по одному пальцу на руках больше чем у их родителей, а когда пальцев станет больше дюжины это вызовет серьёзные затруднения при нажатии кнопок и затруднит всеобщее изобилие; или наркоманами станут где-то 70% населения и они объявят всех остальных ненормально развитыми и подлежащими обязательной наркотизации; или процент самоубийц в скорое время превысить 1/3 населения, при том в продуктивном возрасте; и тому подобные варианты. Во всяком случае найдётся какой-то способ, который породит возможность для ограничения конкурентных индивидов до численности доступного для человека уровня контактов второго ранга, или до нескольких сотен человек, так как никому не интересно жить в обстановке, при которой для того, чтобы изъявиться чем-то в нашем мире, нужно учиться почти полвека, чтобы сжать область конкуренции насколько можно, и даже после этого у него будет лишь один шанс из десяток тысяч, не для того чтобы вытащить самый крупный выигрыш, а для того чтобы найти себе вообще приличное место под солнцем.

     Это просто необходимость. А что необходимо, оно рано или поздно происходит, или как сказал наш шоп (около Софии): "Оно, что нужно, оно само себя требует", неважно каким образом будет достигнуто! В виду этого, несмотря на неразумные поступки человечества в целом, есть все шансы предполагать, что после одного-двух веков население Земли упадёт снова до одного миллиарда, после чего продолжит падать ещё, пока не спустится и ниже ста миллионов. Будем надеяться, что это произойдёт разумным способом.


     06.1998


     


     




 

МИФЫ О ДЕМОКРАТИИ

     Тысячелетняя человеческая история не раз доказывала, что когда у людей нет достаточно знаний о данном явлении они начинают искать и выдумывать всяческие заблуждения, верования или мифы, чтобы дополнить ими мотивировку своих действий. Некоторые из них полезные, так как дают лёгкое объяснение сложных фактов, или ещё безобидные, или несут некоторую удовлетворённость и временное счастье, как например: сказки о злых ведьмах и волшебниках, которые заставляют детей быть послушными; миф о Деде Морозе, который несёт им подарки; перекрещивание или стучание по дереву, чтобы прогнать чёрта; вера в загробную жизнь, в которой будут скомпенсированы несправедливости этого мира; добродетельный Бог, который делает всё только из за любви к нам, хотя и это кажется нам сомнительным; понимание, что Земля центр Вселенной и даже Солнце кружить вокруг неё (тем более, что каждый видит это своими глазами); и другие.

     Существуют, однако, и такие мифы, которые определённо вредят человеку, по крайней мере при их более продолжительном применении, и их пагубность в скорое время раскрывается и вызывает бурную реакцию, как, к примеру: притчи о синей крови аристократов, которой они отличались от простолюдинов; или кровопускание как метод лечения использованный довольно долго чтобы подкопать веру людей в возможностях медицины; или наркотическое опьянение как метод постижения счастья; или хаос как самый лучший регулятор в природе и общества; и прочее. С течением времени много из безобидных мифов становятся опасными, или отвергаются людьми по мере накопления больше знаний.

     Подобна ситуация и с демократическими мифами, которые, мало-помалу, начинают осознаваться и запутывать нас, и много людей уже задают себе вопрос, действительно ли демократия хорошая вещь, раз одно дело то, что нам вбивают в головы политики и медии (СМИ), а совсем другое то, что получается на практике. По этой причине кажется правильным раскрыть некоторые из этих заблуждений в целях их осмысливания, потому что познание вовсе и не обязано противоречить вере (как наивно думают многие), так же как ребёнок, когда ему исполнятся 5-6 лет, перестаёт верить в выдумках о Деде Морозе, но это не мешает ему воспринимать их с радостью; или как при тоталитаризме все любили, к месту или нет, использовать фразу о "заслугах Партии и Правительства", хотя им и было ясно, что если кто-то поднял штангу выше, то это вовсе не потому, что и ЦК напрягалось вместе с ним; или всем нравятся крашеные яички и куличи к Пасхе, без того, чтобы это означало, что они верят в непорочное зачатие Девы Марии или в воскресении Христа (тем более, что точных данных о его существовании нету); или ещё что человек откажется играть в лото, после того как научит, что чем бòльшими суммами он играет, тем более уверенно он будет терять половину своих денег (или даже больше двух третьих из них — смотря какой регламент тотализатора); и другие примеры. Иными словами, желание защитить демократию заставляет нас бросить свет на её мифы, а не стремление принизить её (хотя при поверхностном чтении могло бы создаться и такое впечатление), или скорее сознание, что раннее раскрытие некоторых заблуждений могло бы заставить нас посмотреть более благосклонно на них, в то время как их позднее осознание может привести к более бурной реакции.

     Одна часть из этих мифов "необходимо присущие" (как говорят экономисты о некоторых видах расходов) самой реальной демократии и в таком случае они ширятся и на Западе, в то время как остальные порождены на местной почве, и оказывают опьяняющее воздействие только на наш и на некоторые другие народы из бывшего Социалистического Лагеря, но никакой из них не вполне безобидный для обыкновенного гражданина, чтобы можно было ими пренебречь. Не претендуя на особую строгость и полноту изложения остановимся на любимое для христиан число двенадцать. И так, начнём.


     1. Демократия власть народа


     Может быть наиболее массовое заблуждение, даже и на Западе, это то, что демократия власть народа, но она просто власть политиков, или людей выбранных народом. Если бы она была властью народа мы должны были бы иметь ситуацию похожую на ту при выборе судебных заседателей в Соединённых Штатах, к примеру, которые выбираются из среды обычных людей, при этом следится, чтобы они не были знакомыми или связанными каким бы то ни было образом с данным процессом, чтобы были максимально беспристрастными. Это значит, что если бы у нас избиратели с высшим образованием были, скажем, 15%, то столько же должно было быть их и в Народном Собрании (наш Парламент); если часть избирателей в возрасте с 18 до 40 лет 30%, к примеру, то столько же должно было быть и Народных Представителей в этом возрасте; если 20% подателей голосов у нас ромского этнического происхождения, то такой должен быть их процент и в самом высшем демократическом органе; и прочее. Иными словами, Парламент должен был являться представительной выборкой всех избирателей, а такая вещь, ни где-то существует, ни кто-то думает её пока вводить!

     Даже если и откажемся от таких крайностей, то нет никаких проблем спрашивать народ чуть ли не обо всём путём какого-то вида фонокарты (как те для телефонов, или для снятия денег со счёта из банковских автоматов), при чём каждый желающий выразить своё мнение должен быть в состоянии сделать это в течении одного месяца обычным указанием одной из 5-6 альтернатив. Это легко реализуемое и явилось бы настоящей народной властью — и по вопросу о цене на хлеб и молоко, к примеру, и по вопросу о легализации проституции, и о мерах в борьбе с преступностью, и за (или против) Валютного Борда у нас, и о чём только нет. Да только, снова, никто и не думает делать это, потому что такие вопросы нужно решать углублённо, а не как на сборе в пивной.


     2. Демократичный выбор правильный метод


     Если задумаемся немного над способом выбора придём к выводу, что он характеризуется тем, что: люди, которые не понимают (т.е. не знают предметную область управления или менеджмента, как теперь говорится), выбирают людей, которых они не знают (т.е. не имеют никаких личных или профессиональных контактов с ними), при этом не требуя каких бы то ни было документов о профессиональной квалификации или трудового стажа (т.е. нету высшего, или даже среднего, специального образования для политиков, нету требования об отработанных лет на руководящих должностях более низкого ранга, ни даже возрастных ограничений, как какая-то относительная гарантия о жизненном опыте)!

     Более того, этот метод и не применяется нигде, где выбирают людей способных выполнять данную работу, как например: при назначении на какую-то должность в данной фирме, в сфере образования, здравоохранения, армии и полиции, и прочее. Не из теоретических соображений, а из практического опыта ясно, что люди выбранные таким некомпетентным способом не могут выполнять нужную работу, но не смотря на этого этот выбор выполняет свою цель, как показывает многовековая человеческая история! Существуют только два варианта, при которых люди, выбранные таким образом, могут выполнять работу, на которую их выбрали, и они следующие: а) они сами не выполняют работу (или хотя бы её наиболее трудную часть), а их помощники; и б) любой другой альтернативный кандидат мог бы выполнять ту же работу (что они и делают, когда придёт их очередь). Такое тривиальное или неинтересное решение, которое налицо всегда и делает процедуру выбора бессмысленной, в математике называется "нулевым решением" — оно есть решение, но вовсе не обязательно, чтобы было самым лучшим. Демократичный выбор, разумеется, имеет и свои преимущества — психологические, и возможность для лёгкой замены управляющих — но это не правильный метод выбора подходящих людей, не смотря на то, что этот миф ширится массово и в западных демократиях.


     3. Выбирается самая лучшая партия или политик


     Это очередной широко распространённый и на Западе миф, независимо от того, что нет никаких оснований для такого убеждения, а наоборот — демократия базируется на презумпцию о невозможности существования наилучшей партия или политика, потому что, если бы такая партия существовала, то после её выбора любой следующий выбор становится абсолютно лишним или формальным (как оно и было при тоталитаризме)! Даже если и возможен выбор хорошего лидера или партии в моменте, то, как давно известно, любая власть портит человека (из за ухудшения его обратной связи с обществом, которая нужна чтобы корректировать его поведение), так что эго замена, или уход в оппозицию, обязательна для его сохранения как нормальный, т.е. средний, индивид с адекватными реакциями. Кроме того при демократичном выборе в Парламенте участвуют, как представители "хорошей" партия или коалиции, так и те "плохих" партий, которые образуют оппозицию, но и одни и другие народные представители получают одинаковые зарплаты и несут одинаковую ответственность в управлении (или хотя бы так должно было быть), в то время как при никаком другом выборе не награждают и побеждённых, наравне с победителями. Это делается в интересе споров (в которых рождается истина) и потому оппозиция необходима при демократии, но нет никакого смысла считать, что одна партия лучше другой — просто они выполняют разные функции, но обе одинаково важные!


     4. Это хорошая форма управления


     Очередной и массовый миф то, что демократия хорошая форма управления государства, в то время как она хороша преимущественно при осуществлении замены в управлении, а не при самом управлении! Множество мнений, хотя они и ведут к установлению истины по ряду вопросов, чаще всего запутывает и замедляет принятие нужных решений, что выражается в том, что демократия одна довольно неэффективная форма управления. Когда нужно действовать она настолько плохая, насколько она хорошая когда нужно дискутировать и разбирать вопрос; принятие решений в условиях оппозиции и приведение их в выполнение намного медленнее и труднее, чем в условиях единовластия. Это должно быть хорошо известным и очевидным, но оно не так, из за чего народ часто хочет от демократии вещи, которых она не в состоянии предоставить в силу своей природы.

     Для лучшей иллюстрации динамики функционирования демократии полезно сравнение этого движения партий во времени с обычными детскими качелями типа балки закреплённой в середине на небольшой возвышенности, где с обеих сторон стоят обе крыла Парламента, а если существует и центр, то он стоит в середине и нажимает, то в одну, то в другую сторону. Та партия, которая в данный момент на верху, поднялась там, не потому что она самая хорошая, а потому что другая хуже или "упала в грязь", так что управляющие должны быть только благодарны оппозиции, за то что она их выдвинула на этот уровень! Это очень важно помнить и понимать, как политиками, так и народом, потому что чрезмерное бахвальство не в состоянии принести ничего другого кроме самозабвения, в то время как цель демократичного управления в том, чтобы качели никогда не останавливались.


     5. При демократии существует свобода медий (СМИ)


     Существование свободных медий при демократии очередной блеф для народа, потому что большинство из них финансированы крупным бизнесом и в таком случае они работают согласно наложенной им стратегией, которая сводится прежде всего к максимальному выигрышу (что вовсе не значит максимальную осведомлённость или беспристрастность, хотя и в некоторых случаях такие исключения и наблюдаются), а остальные обслуживают управляющие институты, было бы ввиду их служебных обязанностей как национальные органы, было бы из за "симпатий" к сильным сего дня. По примеру Запада и у нас уже в любой приличной организации существуют так названные службы связей с общественностью, что прямой перевод public relations, а медии по существу подобные службы, только что на национальном уровне. Можно долго спорить по вопросу об их объективности при представлении информации, но правда такова, что их существование необходимо чтобы свести к массам некоторые сложные политические решения, так чтобы они не вызвали бурных реакции среди народа, что означает, что сокрытие, умолчание, или какую другую более мягкую форму лжи выберете, допустимы и дозволены для них!

     Классическое сравнение в случае с хорошим врачом, который никогда не говорит пациенту всю правду, если это может ухудшить его состояние здоровья. Так или иначе, медии не свободные, и не могут быть такими хотя бы по экономическим причинам, а кроме того они просто обязаны выполнять ряд пропагандных функций (в сильной степени подобно ситуации при тоталитаризме!). Нравится нам это или нет, другой вопрос, но пока это самое лучшее решение, которое используется по всему миру, причём некоторая доза объективности достигается на базе пристрастности отдельных изданий, которые, обслуживая разные среды населения, предлагают им то, что читатели хотят найти в них — это не обязательно правда, но хотя бы один приятный путь к ней. Решение, разумеется, тривиальное (но потому и трудно осуществимое) и оно в том, чтобы народ показал, что может слушать правду, а не политические манипуляции той или другой партии.


     6. Демократия означает рыночное хозяйство


     Этот миф, как будто, более распространён у нас чем на Западе, но это объяснимо фактом, что в западных демократиях люди не имели возможности жить при каком-то плановом хозяйстве и из за этого не знают, что оно может быть и хуже, а видят только недостатки рыночного у себя. Так или иначе, однако, это большой обман, по крайней мере потому что некоторая форма рынка существовала хотя бы со времён Вавилона и, следовательно, не имеет ничего общего с демократией как политическая форма управления! Но даже утверждение, что рынок что-то лучшее планового производства является чистым заблуждением, потому что рынок может быть выгодным только для тех, кто может влиять на него, т.е. для крупных производителей или скупщиков, в то время как для "мелких рыбешек" он совершенно несправедливая форма обмена товаров.

     Если рассмотрим мелкого покупателя, для которого рынок, вообще говоря, что-то хорошее, то это в основном иллюзия, потому что при одном хорошем планировании можно иметь на рынке те же товары и по тем же ценам (как оно и происходит на практике на Западе, потому что обычно хотя бы две третьих товаров в данной отрасли являются производством крупных производителей, которые не обходятся без предварительного планирования и без некоторых соглашений между ними, а мелкие производители ориентируются по крупным). Даже можно сказать, что что бы человек себе ни купил, если потом хорошо проверит цены, он обнаружит, что его непременно "надули", потому что мог бы купить эту вещь дешевле, если бы искал дольше, или мог бы найти что-то лучшее за эти деньги, так что в любом случае он может сожалеть о своей покупке.

     В отношении мелких производителей, то они давно заметили, что рынок настроен крайне недоброжелательно к ним (вещь, которую у нас будут осознавать теперь), потому что когда они решат произвести что-то, чего нет в изобилии на рынке, и пока они соберут деньги и организуют производство и вынесут товар на рынок, то там уже полно этим товаром, потому что, вполне естественно, крупный бизнес их опередил (из за возможности для лучшего планирования высоко-квалифицированными людьми) и предлагает эго дешевле (ввиду неизбежных преимуществ крупного производства). Не то, что вообще нет исключений из этого правила, но они порядка нескольких процентов при хорошо насыщенном рыночном хозяйстве, к чему мы всё равно стремимся. По этой причине производители объединяются в какие-то кооперативы, чтобы стать более крупными и иметь влияние на рынок, или иначе работают для крупных посредников, которые заранее определяют им твёрдые цены скупки продукции, так что получается, что рынок для них самых перестаёт существовать. Это предельно ясно, а миф о преимуществах рыночного хозяйства распространяется крупным бизнесом, так как он всегда выходит победителем в этой неравноправной борьбе. В частном случае валютного рынка мы, после долгих разногласий, приняли, что, хотя бы на пока, он не хорошая вещь и ввели Валютный Борд, который является формой централизованного дирижирования цен с сохранением только видимости рынка.


     7. Способный всегда успевает


     Этот миф, аналогично, поддерживается сильными в обществе, а при капитализме — богатыми, потому что здесь сила в капитале (не плохо напомнить, что по английски слово capital означает, кроме большой суммы денег или богатств, ещё и главный город или столицу, что имплицирует смысл, что главное это капитал). Он опровергается элементарно методом допущения противного, а именно: если принять, что способный всегда успевает (умножить свои деньги, потому что таково классическое понимание успеха при капитализме) то богатый скоро узнает об этом способном человеке и наймёт его работать на него и умножать его деньги, но поскольку их значительно больше тех способного, то окажется, что успевший как раз богатый, а не способный, что противоречит нашему допущению. Противоречия не будет если мы исходим из утверждения, что успевает богатый (или феодальный владетель — при феодализме, или номенклатура — при тоталитарном государстве, и прочее), что вполне соответствует истине. Кроме того этот миф опять не имеет ничего общего с демократией как форма политического управления.


     8. Оплачивание услуг выражение свободы граждан


     Этот миф в большой степени завуалирован и не высказывается точно таким образом, но имплицируется такой смысл, утверждая, что при демократии человек может заплатить чтобы получить, к примеру, лучшее образование (в то время как раньше у нас нельзя было), или лучшее медицинское обслуживание (какое раньше у нас получали только высшие партийные кадры), или некоторые другие преимущества, что является выражением свободы личности. Это, разумеется, выражение не свободы, а зависимости, где в мире капитала единственная зависимость та от денег, но это заблуждение популяризируется и на Западе, потому что оно выгодно имущим слоям, причём в Англии, к примеру, частные школы называются public, в то время как они вовсе не для широкой публики а для того (ограниченного) числа родителей, которые могут заплатить такие деньги для своих детей, а так названный Open University (уже и у нас) вовсе но открытый для каждого, у которого имеются соответствующие знания чтобы войти в него, а также только за плату!

     Плохое у нас, однако, то, что из за, откровенно говоря, нашей большой бедности, эти вещи не стоят как вопрос вкуса или выбора (скажем, купить себе мороженное на улице, или выпить пивка) а превращаются в жизненно важные проблемы. В нашей наивности мы думаем, что за плату можно получить что-то лучшее, в то время как даже в очень богатой стране как Америка вряд ли больше десяти процентов студентов (или их родителей) платят в самом деле за своё образование, при всём при том, что оно целиком оплачивается! Вещи урегулированы с помощью ряда спонсоров во время обучения — было бы то частные фонды, было бы большие компании, было бы военное министерство, или государственные стипендии — где после окончания образовательной степени специалисты должны работать несколько лет на того, с кем они подписали договор, т.е. это хорошо известная из нашего тоталитарного прошлого система распределения по местам. Те, которые сами для себя платят, т.е. покупают своё образование, преимущественно в области менеджмента, что вполне логично, так как если у некоторого родителя свой хороший бизнес, то он может позаботиться дать диплом своим детям, даже если им и лень учиться. Свобода в западных странах в этом отношении означает свободу в момент оказания услуги — как здравоохранительной, так и образовательной — и это действительно важный момент, а не обязательное оплачивание без хорошо улаженной системы для его компенсации (как оно теперь у нас). И снова, это не имеет ничего общего с политической демократической системой, а с социальными мерами в обществе.


     9. Демократия и социализм несовместимы


     Это миф порождённый на местной почве (или в какой-то другой екс-коммунистической стране), потому что, как мы не раз упоминали, демократичное устройство политической власти не имеет ничего общего с социальными установлениями в обществе, а там где имеет что-то общее, то это в смысле усиления социальных программ каждой уважающей себя политической партии в странах с западной демократией. Даже если сделать короткий просмотр нескольких из классических демократий можно установить, что в половине стран хотя бы одна из трёх наиболее популярных партий содержит в явном виде в своём названии слово "социализм" (или труд, или социальная, и прочее), а в другой половине это подразумевается путём отстаивания масштабных социальных программ, не по другой причине, а потому что в сильно развитых странах, это становится легко реализуемым и является самым лучшим из способов для привлечения голосов избирателей! Так что истина о западных демократиях такова, что они не только не исключают социализм, а предполагают его в некоторой степени (хотя и не называют это этим именем, потому что бывший Социалистический Лагерь их напугал использовать это слово), и нет никаких оснований чтобы мы держались в сторону от мировых тенденций лишь потому, что раньше наш социализм не был полностью демократическим.


     10. Демократия хороша для государства


     Должно быть очевидным, что демократическая форма управления хороша прежде всего из за возможности для индивидуального развития и личного изъявления её граждан, но не и с точки зрения безопасности в государстве! Примеров для этого можно найти ещё в Древней Греции, а и в течении двадцатого века всегда, когда порождалась какая-то опасность для данного государства, устанавливалось некоторое сильно централизованное и милитаризированное управление, которое, даже если и сохраняло некоторую видимость демократии, не было совсем реальной таковой, или хотя бы не было более демократичным хорошо нам знакомого демократического централизма, который как раз поэтому и был выдуман в своё время, потому что развитые западные страны ещё не поменяли были политику "палки", той "морковки", как говорят англичане (так названный stick and carrot approach). Демократия по своей природе разъединяющая сила, в противовес диктатуры, и это достаточно ясно политикам, потому что всегда предусматривается некоторая правовая форма для ввода военного положения в случае надобности. У нас сам переход к демократии начался лишь тогда, когда были сняты все возможные угрозы для стран бывшего Социалистического Лагеря, т.е. тогда, когда тоталитарное управление стало неадекватным международным условиям.


     11. Народ опрокинул диктатуру


     Этот миф возник тоже на местной почве и его опровержение сводится к так называемому contradictio in adjecto, или к противоречию в определении, потому что если диктатура и вправду сильная централизованная власть, которая не допускает никакого вмешательства снизу, её и нельзя было легко и бескровно опрокинуть снизу! Что значит, что или тоталитарное управление последних лет не было настоящей диктатурой (что практически соответствует правде), или оно было опрокинуто снизу только потому что оно само "захотело" быть подменённым (что ещё более верно, потому что небезызвестный "Горби" целых пять лет проводил, так сказать, "артиллерийскую подготовку" для этой цели, путём его гласности и перестройки, которые даже и по английски пишутся так). Правда такова, что тоталитаризм был опрокинут, потому что при пониженной международной опасности, которая всегда была мобилизующим фактором для существования тоталитарного государства или общности, и при возросших имущественных возможностях в странах бывшего Социалистического Лагеря, создалась возможность для внутренних битв и трений среди номенклатуры, которая искала новые возможности для индивидуального изъявления и обогащения (вопрос, который поднимал ещё Платон в древности), как и для признания среди западного мира.

     То, что вещи не протекли целиком по коммунистическому сценарию, не должно вводить нас в заблуждение, что бывшая номенклатура потеряла особенно много в результате этого перехода; тот, который потерял больше всех, естественно, народ как единое целое, потому что для него было оставлено дуть на огонь и "обжигать себе брови", в то время как искру зажгла сама номенклатура. Если кто-то, однако, особенно настаивает воображать себе, что митинги и палатки стали причиной для опрокидывания тоталитаризма, то никто ему не мешает, но правильный взгляд на вещи такой, что номенклатура противилась лишь про форму, чтобы доставить больше удовольствия народным массам (на манер некоторой юной девки, которая не поддаётся сразу уговорам какого-то мужика, который ей всё равно нравится), а также и из за понимания необходимости какого-то противодействия, чтобы не вышло так (как оно и вышло, в сущности), что вместо того чтобы "разрисовали брови, выкололи глаза".


     12. Переход к демократии хорошая вещь


     Этот миф, в какой-о мере, только игра слов, но правда такова, что переходной период, как правило, хуже любого из конечных состояний, причём в этом смысле наше теперешнее положение всё ещё хуже, чем стояли вещи при нашего "бая Тошо", и вовсе и не понятно, сумеем ли мы в скорое время стабилизироваться на новом уровне. Когда переход наступает неразумно (а как раз таково было положение у нас) он протекает хаотически и при большой социальной цене. Положение было бы совсем другим если до того как ввели рыночные цены мы сумели бы найти какой-то способ для обеспечения населения основными пищевыми продуктами; или до того как стали раздавать землю её собственникам мы решили бы как поддерживать старый уровень производства сельского хозяйства; или до ввода частной практики в здравоохранении мы решили бы вопрос с обеспечением здоровья так, как он и решён в западно-европейских государствах; или до легализации платного обучения мы уладили бы вопрос с оплачиванием расходов для него; или до реституции раздали бы часть общенародной собственности каждому гражданину; или до крушения лева приняли бы некоторые серьёзные меры для его фиксирования; и прочее — одним словом: если до того как разрушили свой старый дом попытались бы построить новый (или хотя бы некоторую часть его), или, как говорят англичане, не запрягли бы "телегу впереди лошадки". Но как мы могли бы это сделать раз демократическое опьянение затуманило было наши мозги? Это состояние ещё продолжается и упомянутые мифы ширятся среди народа, превращая "пьянство одного народа" в хронический алкоголизм или, если хотите звучать более по научному, в delirium democraticus.


     Вообще, давно пора понять, что демократия не панацея для общества, и как форма управления она вовсе не идеальная, однако она жизненная и может быть вечно совершенствована народом, что именно делает её адаптивной и устойчивой продолжительное время. Само установление демократии путём законов ещё ничего не значит, а какую мы её себе сделаем зависит от наших политиков, или, в конечном итоге, от нашего народа. Демократия не решение наших проблем, а лишь среда для их решения! Если продолжаем тешиться мифами о ней то ни до чего не доберёмся, раз de facto оказывается, что жизненный уровень у нас всё ещё значительно ниже того последних тоталитарных лет. И это при положении, что не имеем абсолютно никаких оправданий для нашего теперешнего состояния, при условии что: ни какой-то внешний враг на нас напал, ни Господь Бог наслал на нас некоторую напасть, как говорится, ни гражданская война нас захватила, как это случилось с другими странами, ни какой-то политик или партия схватился было так крепко в своё бюро, что и пушечным выстрелом его оттуда не сдвинешь, а скорее всего наоборот! И не то, чтобы не было примеров других государств, в которых этот переход протекает легче и более безболезненно. Бесспорно, существуют некоторые объективные экономические причины, как и некоторые национальные особенности "балканской" демократии, но чем меньше мифов мы используем, и чем больше здравого смысла и патриотизма проявляем, тем лучше должны идти вещи. Или хотя бы так кажется автору.


     08.1998




 

О СОБСТВЕННОСТИ И ЕЁ БУДУЩЕМ

     Основной камень, в экономике капитализма или социализма, это вопрос о собственности, и как раз по этой причини им издавна спекулируют. При этом вещи предельно ясные, на базе практики этих двух строев. Давайте сперва уточним, что здесь речь не идёт о личной собственности, как: дом, машина, яхта, мебель, и прочее, которые используются, прямо или косвенно, для удовлетворения личных и семьи потребностей, ни о степени роскоши, которую человек может себе позволить, как, к примеру, кто-то может иметь и три жилища (в разных населённых местах, или вне города) но независимо от этого он их сам использует, а другой может отдавать в наём свою единственную комнату, чтобы сводить как-то концы с концами, но в обеих случаях это личная собственность. Другой вид собственности та, которая используется для какого-то бизнеса, т.е. человек (или некоторая фирма, муниципальный совет, или государство) владеет фирмой, в которой работают другие люди (наёмные работники). В этом случае собственность используется для получения прибавочной стоимости, или с её помощью происходит эксплуатация подчинённых фирме рабочих, и потому считаем естественным назвать её


     1. Эксплуататорской собственностью.


     Такое разделение имущества существует веками в мире, так что пока не говорим ничего нового. Если кто-то, всё таки, шокируется этим названием, то он может называть её менеджерской, или хозяйственной, или крупной, и прочее, но эти названия не настолько точные и в некоторых случаях может возникнуть недоразумение. Верно, что слово эксплуатация не звучит очень приятно, потому что оно означает буквально "вытягивание души" (вынимание plua, или всего), но при одном беспристрастном рассмотрении не годится быть слишком застенчивыми, потому что в мире бизнеса, всё равно, не ширится благотворительность, а жестокая и беспощадная конкуренция, так что будем использовать здесь этот термин, не придавая ему обязательно пренебрежительный (коммунистический) смысл.

     И так, мы будем говорить только об эксплуататорской собственности, которая при коммунизме была только государственной, так что этот строй просто включается в капитализме, т.е. коммунизм был одним государственно-монополистическим капитализмом, со всеми присущими ему плюсами и минусами! При коммунизме никто не имел права владеть собственностью, с чьей помощью он, единолично, мог эксплуатировать других, но это не устраняло эксплуатацию рабочих, потому что она просто необходима (в мире капитала), или не может существовать сплочённое общество без взаимной эксплуатацией в нём, вещь, которая началась ещё с появлением разделения труда и первых профессий в глубокой древности. Как при капитализме, так и при коммунизме, эксплуатация в сфере производства существует, только что при коммунизме ею пользовались только некоторые избранные, номенклатура, которая могла занимать руководящие должности, в то время как народ не мог. Ну, при капитализме каждый может, да это не значит, что каждый и делает это, потому что в развитых странах процент богатых или тех, у кого имеется эксплуататорская собственность, варьирует обычно между 3 и 5%, т.е. практически столько, сколько была наша номенклатура. Вообще, процент элиты в любом обществе, с первобытно-общинного и до сих пор, всегда двигался в этих пределах, что значит, что основная часть людей не владеет тем, чем "зарабатывает на хлеб"! Ну, тогда в чём разница между коммунизмом и капитализмом? Практически ни в чём, или она вопрос нюансов.

     Но разницы нету, если говорим о личной и о эксплуататорской собственностях, а если забиваем себе головы понятиями вроде "частная" и "государственная", вещи запутываются. И давайте не думать, что эти 3% преувеличены, потому что даже и фермеры, которые (вроде бы) владеют средствами производства (землёй, в основном), в развитых странах порядка 5-8% (а в США — только 4%), при этом далеко не все обрабатывают свою землю. Она может быть когда-то и была ихней, век тому назад, скажем, когда капитализм был ещё "зелёным" (и как раз это наложило выдумывание таких строев как фашизм и коммунизм!), но в одном развитом обществе, это исключение. Даже и один водитель такси, который спокойно может владеть машиной, с помощью которой зарабатывает свои деньги, просто не входит в счёт, если он такой мелкий собственник, как видно уже и у нас. Единственно лица на свободной практике — часть юристов, частные учителя, врачи, и другие —, как и крупные капиталисты, вынимают "хлеб" своей "лопатой", а для огромного большинства людей, т.е. хотя бы 95%, это не в силе, и они являются наёмными работниками, какими были все мы (без высших "партяг") и раньше.

     Ну, после того как себе выяснили, что в наше время всё капитализм, и что народные массы, всё равно, не могут иметь эксплуататорскую собственность (если не по другой причине, то хотя бы потому что нужно кого-то эксплуатировать — иначе получается "болгарский вариант" перехода, который за 1999 г, если не ошибаемся, характеризовался примерно 360 тыс. единоличными фирмами и занятыми в них около 750 тыс. человек, т.е. по двое на фирме?!), то вполне логично пледировать, что лучше всего чтобы вообще не было такой собственности (кроме государственной), правда? Такой был и взгляд коммунистов, и это, ей Богу, звучит разумно, потому что если что-то является исключением, то спокойно можно с ним не считаться и его устранить. Только что ... . Ну, в мире куча исключений, которые, тем не менее, очень важные и необходимые, где здесь позволим себе привести в качестве примера только — прошу прощения у читателей — секс, в котором хорошо известно, что мужской индивид "боеспособный" более или менее лишь в одном проценте времени (скажем 15 минут в сутки, где насчитываются 1440 минут). Должны ли мы тогда убрать и этот один процент, чтобы наше общество жило в гармонии? Вот такая вещь был коммунизм — одна утопия, потому что смотрелось с пристрастием на вещи. Только что (опять "только что"!) и теперь смотрится с пристрастием, потому что теперь мы думаем, что каждый должен становиться эксплуататором (или торговцем)! Так что, если хотим достичь некоторый справедливый взгляд по этому вопросу, то давайте рассмотрим беспристрастно


     2. Плюсы и минусы частной собственности,


или, как приняли называть её, эксплуататорской собственности. Плюсы, разумеется, это свобода действия, оперативность, рыночная ориентация производства. Один собственник фирмы может действовать гораздо быстрее государства и, в ряде случаев, это идёт на пользу всего народа. Между впрочем, такова была идея и Горбачёвской перестройки — реформировать строй, но не разрушая его. Потому что государство имеет и свои преимущества, а и просто нельзя без государственной армии или полиции. Как бы и странным нам ни казалось, но как раз эта перестроечная идея была ясна и американцам где-то к 70-ым годам, и они успели модернизировать в какой-то мере свои централизованные структуры. Мы, разумеется, ничего не модернизировали, а целиком разрушили. А почему мы сделали это? Ну ... ибо так было легче! Они и дети, даже маленькие ребёнки, испытывают самое большое удовольствие когда разрушают (строение из кубиков, к примеру), а не когда делают что-то, потому что ещё не могут сделать сами что-то хорошее, но разрушать они всегда могут (и этому древнему пониманию вещей обязано своим существованием и ... слово "скучный", которое "содрало шкуру" с русского "скученный", что значит как раз собранный в кучу).

     Ну, такие дела по вопросу о перестройке и перемене, но пусть вернёмся к нашему анализу. Самый важный плюс частной собственности, в сущности, это возможность для конкуренции, только что здесь мы сознательно использовали термин "частная", потому что он предполагает своего антипода "государственная", при которой конкуренция не эффективная, так как это своего рода "хара-кири" системы. Когда говорим о эксплуататорской собственности, то здесь конкуренция неизбежно присущая, так что нет нужды указывать на неё. (Но нельзя оставаться и с впечатлением, что при централизованной собственности, любая форма конкуренции исключена, потому что запросто может существовать государственная и местных советов, или какая-та другая коллективная собственность, можно принять какой-то допустимый уровень государственного участия, могут быть разные конкурсы или методы накапливания очков для определения наиболее выигрышного предприятия из данной отрасли, не исключая мелких и средних таких, и прочее.)

     Основной минус, в свою очередь, эксплуататорской собственности, это её исключительность, т.е. то, что практически все члены данного общества не эксплуататоры (менеджеры и прочее), и раз так то это порождает очень несправедливые отношения в обществе, чем мы не можем не интересоваться, так как курьёзное в жизни, вообще говоря, то, что человек не может хорошо думать о себе, если не думает о других, т.е. о резонансе его поступков у других (а ещё меньше может думать о других, если не думает о себе)! Так что вопрос состоит в том, так приспособить эту эксплуататорскую собственность, чтобы она не вносила новых несправедливостей в жизнь, которая и без этого достаточно несправедливая. Ну, давайте распутаем немного этот клубок. Что так несправедливо в имущественном неравенстве (потому что оно и хорошо, так как предлагает условия для состязания и цель в жизни, для тех, у кого нет эксплуататорской собственности, а они подавляющее большинство людей)? Ну, по мнению автора, хотя это должно быть ясным каждому, кто задумывался над этим вопросом, самое плохое имущественного неравенства это то, что оно не лично заслуженное!

     Потому что у людей хорошо развитое чувство справедливости, и, как и полагается, с учётом случайности, или шанса, или счастливой звезды. Почти никто, хотя бы на Западе, не роптает особенно против того, что большие "рыбы" съедают мелких, или что сильный побеждает, или более способный, более учёный, и так далее. Ну, люди, разумеется, немного роптают, но это не антагонистичное явление, как они роптали против аристократии, скажем, или против рабства (или номенклатуры), или против фашизма — социальные установления, которые не позволяют массам перейти на другую сторону барьера. Капитализм хорош тогда, когда он хорошо социализирован и когда массы имеют, да в самом деле, шансы быть такими, какими желают, согласно данного им Богом. Плохое наступает, когда одни рождаются богатыми, а другие бедными, и у бедных просто нет никаких шансов стать богатыми. В развитых странах каждый хочет разбогатеть, но когда это является единственной жизненной целью, то такая жизнь довольно скучная и неприятная, а когда человек стремится выявить заложенное в нём, то жизнь интересная, и неравенство не так угнетает людей, как это в таких ужасающе бедных странах как наша.

     Так что пусть не уклоняемся от вопроса о бедности (которая, как известно, не порок, но большое свинство), но и не думать, что в мире капитала успевает (в смысле разбогатеть) более способный, потому что раз он работает на богатого или эксплуататора, то опять богатый становится ещё богаче. То, что мешает капитализму нравится и бедным, это его несправедливость. А на чём она держится? Ну ... на наследственности, разумеется! Если бы богатство падало с неба, или лично завоёвывалось, но при равных шансов, то каждый был бы доволен такой "гонкой". Но пусть не заходим и на другой полюс, так как среда, в которой человек с малых лет воспитывается, бесспорно имеет значение, и если все при совершенно равных условиях, то исчезнет стимул для масс, как и произошло при тоталитаризме. Так что мы не против унаследования вообще, а против унаследования эксплуататорской собственности! Иначе получается, что все равные, да некоторые более равные чем другие, как говорили раньше, а и сегодня никто не отрёк необходимость в равнопоставленность всех, было бы то перед законом, было бы по отношению пола или расы, и прочее. Раз не все могут быть эксплуататорами, то и нет нужды чтобы некоторым давался такой старт с их рождения, но если кто-то, при относительно равных условиях, успеет стать таким только в рамках своей жизни, то это может оказаться очень полезным для всех, ведь так? Ну, после этих рассуждений мы готовы изложить наше предложение о


     3. Будущем капитализма,


с точки зрения эксплуататорской собственности, или наш взгляд на будущую крупную собственность. Поскольку фирменная деятельность, так или иначе, отделяется от личного или семейного бюджета, то нет проблем для их учёта, как и для унаследования больших сумм. Более того, налог на наследство, который ничем не заслужен по мнению наследника (может быть государство ввело покойного скорее в могилу, чтобы ему за это платили?), при больших суммах часто достигает до 1/3 унаследованного капитала, так что государство всё равно берёт порядочно. Мы просто предлагаем довольно драстичное завышение налога на наследство при превышении некоторой границы, которую назовём эксплуататорским минимумом (ЭМ), но это не будет каким-то неизбежным наказанием для богатых, ибо каждый может пока жив перевести что пожелает своим прямым наследникам (что и оправдывает налог на наследство, между впрочем — т.е., раз человек не верит и своим людям, то пусть заплатит за это!), причём если унаследованные капиталы, акции, паи, или имущество не превышают одного ЭМ, то всё наследуется согласно существующим в стране законам. А что значит "драстичное"? Ну, такое, скажем, что при достижении 10 ЭМ данное лицо получит только 2 ЭМ, или при достижении 100 ЭМ — 3 ЭМ, и это должно происходить по экспоненте.

     Давайте теперь определим этот минимум, потому что кто-то может подумать, что человек не наследит даже своё жилище. Ну, он мог бы так подумать, если бы речь шла о личной собственности, но мы говорим о больших суммах, которыми можно делать крупный бизнес, что значит, что мелкие предприятия должны быть унаследованы целиком (даже и одним наследником), а то и средние тоже, если являются собственностью нескольких человек, или если налицо несколько наследников (что и обычная ситуация). Наше предложение довольно простое: 1 ЭМ = 1000 МЗП (минимальных заработных плат), что может быть осуществлено в каждой стране, так как минимальная заработная плата давно является централизованно устанавливаемым показателем. При этом такой уровень может существовать только первоначально, а иначе, быть вопросом (также как и МЗП) компетенции Парламента, где он будет определяться, скажем, таким образом, чтобы применялся для не более чем 10% населения и в любом случае включал цену среднего апартамента, машину, и прочее (к примеру для нас, при 100 лв. МЗП это даёт 100,000 лв; а для странах как США, где МЗП примерно 1,200 US$, будем иметь 1,2 млн.шт. дол.).

     Вряд ли составит проблему легализирование и особого вида собственности с пожизненной силой, которая, в этом случае, не подлежит унаследованию, а возвращается обратно фирме. Это может выглядеть довольно странным (почему некоторая фирма будет продавать акции, которые человек буквально теряет со своей смертью?), но может оказаться подходящим для капиталов, которые должны принадлежать какой-то текуче меняющейся группе людей, например: наследственное имение, которое должно всегда оставаться в данном роде, или собственность местных советов или других общин, и прочее, где такие акции можно будет и раздавать согласно регламенту фирмы, или могут увеличивать паи остальных собственников. Это может в некоторой мере причинить ущерб государству, обходя закон о наследстве, но поскольку государство, всё равно, выигрывает от нашего предложения, то пусть проявит и некоторую благосклонность.

     Ввиду избежания монополии государства, из за этого драстически завышенного налога наследства, можно принять положение, что для него остаются не больше 1/3 активов таких фирм (ибо это своего рода национализация), а другая часть (если что-то ещё остаётся) пересылать местной управе, или отдавать другой организации, или раздавать каким-то жребием. В конечном итоге, важно чтобы каждый имел интерес разбогатеть при жизни, но чтобы и каждый имел какие-то реальные шансы "разжириться" немного за счёт крупных фирм, при смерти некоторых из их собственников. Это не снизит конкуренцию и затронет только действительно крупные предприятия, о которых государство, под одним или другим видом, обязано заботиться, или контролировать их. Это не будет социализмом, в коммунистическом понимании вещей, а скорее некоторый народный капитализм. А не ослабит ли это крупные фирмы? Ну, вряд ли, так как в жизни одной фирмы имеются три основных этапа: создания и проталкивания вперёд, развития и расширения производства, и переформирования и упадка. У некоторых народов бытует поговорка, что фирмы живут три поколения, где первое её создаёт, второе её расширяет, а третье пускает её на ветер. Наше предложение не затрагивает первого поколения, которое и самое важное, оно элиминирует третье поколение, что хорошо, а функции второго поколения спокойно могут выполняться и государством, и вообще большим числом людей (крупная собственность, всё равно, не управляется лично её собственником), так что это не должно затрагивать крупного, или определяющего для любой развитой страны, бизнеса. Таким образом мы уже пришли и к


     4. Заключению,


в котором подчеркнём, что какими бы и новыми эти идеи и не выглядели, то они не появляются на пустом месте, потому что капитализм развивается и модернизируется. Сегодняшний капитализм на Западе, не то чем он был век тому назад, и его социализирование, или стремление к большей социальной справедливости, неизбежно. Это, вполне очевидно, соответствует желанию масс (лишь бы кто-то их спросил), а и половина эксплуататорской элиты тоже приняла бы его, так как это не затрагивает личную жизнь богача, а его поколение — ну, оно, положительно, не заслуживает так много богатств, ибо то, что идёт наготове не ценится особенно. Когда одна фирма состарится, то на неё смотрят как на некоторого впавшего в детство старика, которого все ждут чтобы "Бог" наконец забрал к себе, а если это будет "Господь Бог", то почему бы не и государство или муниципальные органы? Молодые и пробивные мелкие и средние фирмы не теряют, массы выигрывают от более справедливого капитализма, государство тоже, а и крупный бизнес не теряет, так что положительно когда-нибудь это будет реализовано. Большие налоги (не только абсолютно, а и процентно) при больших доходов не являются новостью для ряда западных стран, просто люди ещё не спохватились, что может быть так, чтобы и бизнес шёл, и государство постоянно обогащалось. Наш СДС-ский лозунг о "бедном государстве и богатых гражданах", как увидели со своего горького опыта, может быть осуществлён лишь ... в своей первой части, и не является возможным существование богатых граждан в бедной стране. Социалистическая идея ни новая, ни ошибочная. Ошибочной была её реализация, но это в силе и для капитализма середины 20-го века, так что, будем надеяться, что придём к правильному взгляду и по вопросу о собственности и эксплуатации.


     08.2001




 

ПРАВОЕ КРИВОСУДИЕ

     Система правосудия (или раздачи права), пришедшая к нам с римских времён, одно из самых больших недоразумений в социальной области, но это почти не производит на нас впечатление, ибо, как говорит народ, нечего "лезть на рожон". Ну, оно так, разумеется, но если мы вообще не "брыкаемся", то петля будет только сжиматься, так что в этой статье автор собирается "лягнуть" пару раз против этой системы в целокупности, с присущими ей недостатками, а после этого сделать и две формальные предложения: об унифицированном определении ущербов, и о персональной модификации наказаний.


1. Хорошо задумано, но плохо реализовано


     Ясно, что в идее о том, чтобы наказание было заранее определено для данной типовой ситуации, а не то, чтобы это происходило в каждом конкретном случае имеется свой резон, но ... . Но дело в том, что система правосудия довольно часто не выполняет своё основное предназначение: оберегать общество от преступных проявлений, обеспечивая беспристрастное наказание провинившихся. Люди совершают нарушения и заводят дела, не потому что не знают законов — они могут не знать буквы закона, но положительно знают его дух — а потому что надеются пройти ненаказанными, было бы то если их не успеют поймать, было бы если выиграют процесс (даже если они и не правы), а не редки и случаи, когда они применяют свое правосудие, потому что не верят в официальном. А и само правосудие никогда не может быть в самом деле беспристрастным, раз выполняется людьми, которые, очевидно, и пристрастные, и могут быть коррумпированы. А и судьи — они вроде бы судят, потому что это означает из название, но в действительности они лишь какие-то распорядители (или "проводники", так как такой же смысл слова conductor в английском, которое значит, как проводник в поезде — кондуктор по болгарски —, так и дирижёр, руководитель, или электрический проводник). Судья не судит согласно своему взгляду на вещи, а согласно законам, и самое лучшее, что он может сделать, чтобы выразить свой взгляд, это, приспособить закон к ситуации, а не наоборот, что значит, что в таком случае он определённо пристрастен! Так что беспристрастный судья — не судья, а пристрастный — не хороший судья.

     Это один порочный круг, в котором мы крутимся уже веков двадцать и выход из него: или в применении автоматизированных компьютерных систем и/или принятии административных решений, хотя бы на первых уровнях (что уже не является утопией); или в массовом участии представителей народа — судебных заседателей (СЗ) в делах, где роль судьей сводится к распорядительским функциям или к тем профессиональных консультантов СЗ. Но в таком случае СЗ не должны только стоять и молчать "как рыбы" всё время, а иметь возможность и задавать вопросы, требовать сведений и экспертизы и, вообще, выполнять работу судьи. Ну, так как нельзя чтобы куча людей спрашивали и приказывали, то может их председатель (де факто, судья, но у которого не должно быть право участвовать в голосованиях) координировать вещей, и иметь юридическое образование, но все ответственные решения нужно принимать коллективно всеми СЗ, путём обычного голосования. И не этим, да простят меня читатели, перверзным способом, которым это теперь происходит (хотя бы на Западе, так как автор не юрист), где требуется единодушное решение всех из судебного жури, потому что мы очень хорошо знаем что значит единодушное решение, применявшееся почти полвека в наших "народно-демократичных" структурах. Голосование должно проводиться путём традиционного голосования из: "да", "нет" и воздержавшихся, и решение нужно принимать обычным или квалифицированном (из 2/3 голосов) большинством.

     И — вещь, которая более чем очевидная, но не применяется до сих пор ни в одной стране — эти судебные заседатели не должны выбираться публично народом и предлагаться политическими силами сообразно с какими-то, явно искривлёнными, взглядами о лучших арбитрах, а быть одной представительной выборкой народа, что значит, что их нужно выбирать каким-то случайным способом, гарантирующий равномерное представление всех слоев населения (а не партий) в правосудии. Эти люди должны быть гораздо больше теперешних СЗ у нас, и служить значительно меньше времени — месяц, скажем — что обеспечит и одно более широкое участие народа в правосудии (а не только в чтении судебной хроники в газетах). Если каждый имеет хотя бы раз в жизни право быть СЗ, то и законы, наверное, будут соблюдаться лучше. В каждой верхней инстанции должно быть больше СЗ, а в самой верхней выбирать из какого-то Судебного Заседательского Собрания (вкратце ЗС), причём нужно разрешать и всенародное голосование (путём некоторых фонокарт, по Интернету, и прочее). И совершенно ясно, что нет никакого резона в том, чтобы они были чётное число, тем более 12 (как оно на Западе), и чтобы каждая страна могла отбросить кого-то — каким было везение у обвиняемого (на данном уровне), такими будут и его судьи. Логично принять чтобы их число было, с нижних уровнях вверх: 3, 5, 7, и 9, где при особенно тяжёлых случаях ЗС может быть и в составе из 99 человек, только для голосования. Не говоря о том, что правознание, к примеру, должно быть одним из учебных предметов в школе (наверное важнее в жизни каждого, чем, скажем, творчество какого-то нашего поэта или писателя). Только что такие реформы не могут наступить в правосудии пока они не наступят в основах демократической системы, которая продолжает быть партийной или пристрастной и не выражать волю народа, но по этим вопросам автор дискутировал много в других материалах.

     Возьмём теперь адвокатов — они защищают, прежде всего, свои гонорары, но не и истину, потому что за деньги можно доказать что угодно. Судебные процессы, с римских времён, были в основном местом для изъявления адвокатов, а не местом для доказания истины, и каждый знает, что процесс выигрывает, чаще всего, лучший адвокат, что значит, что побеждает не истина, а компетентность (искривлять истину, или "тянуть рогожу к себе"). Юридически компетентные лица, если и насколько они необходимы в одном судебном процессе, могут быть использованы, но не как люди, которые говорят вместо данной стороны (кроме если лицо в какой-то мере воспрепятствовано), а как юридические советники, консультанты, или эксперты, также как используются и специалисты из других областей. Раз человек, закончивший своё обязательное образование и научившийся читать и писать, может двигаться свободно в обществе, переходить улицы или вести машину, наниматься на некоторую работу, и прочее всё опасные, в одной или другой степени деятельности, где каждый может его обмануть и подвести (особенно в демократических условиях, т.е. в обстановке больших личных свобод), то каждый такой человек должен уметь лично себя защитить или обвинить кого-то, когда приходится это делать. Он, разумеется, не будет профессионалом, но хотя бы будет более непосредственным и менее притворным чем адвокаты, т.е. при таком человеке установить истину будет легче, чем при теперешнем положении. А раз и его действительные судьи, или СЗ, тоже не будут юристами (за исключением их председателя) то это не будет чем-то ненормальным. В конечном итоге, законы сложные, и будут становиться всё сложнее, потому что юристы требуют этого, а не потому что это так уж и нужно, поскольку чувство справедливости или вины практически врождённое в человеке и достаточны буквально десяток "Божьих заповедей", чтобы он знал как вести себя в обществе. Добавьте к этому и правознание (законознание), о чём говорили, добавьте возможное опрощение вещей (о чём будем говорить потом), разные компьютеризированные справочники, юридическое лицо (председателя жури, который правильно, чтобы имел право вето при противозаконных процедурах), и оказывается, что профессионализм просто искусственно наложен, чтобы юристы могли оберечь свой хлеб! Не то что мы их не понимаем, и не то что, если бы люди не хотели судиться, не было бы в дважды меньше судебных дел, но пока народ не возьмётся немного "натянуть повода" членам этого привилегированного сословия, вещи не улучшаться. Как судьи не настоящие судьи, так и адвокаты не защищают истину и место и одних и других должно быть только вспомогательным или второстепенным.

     Но если адвокаты не работают на гонораре, то как они будут работать, спросит кто-то. Ну, так же как работают около 90% служащих, т.е. за некоторую фиксированную оплату. Всех адвокатов можно назначать централизованно путём какого-то случайного выбора (с учётом их профилированности); может быть и чтобы кто-то выбрал кого-то, но не потому что платит ему больше. Вникните немного в вещи: вопрос стоит не так плоско, как платить ли за данную деятельность (при условии, что любая работа что-то стоит), или не платить за неё, а нужно ли платить в моменте пользования услуги, когда такая заинтересованность работника искривляет естество работы (к примеру, врачи хотят чтобы было больше больных и операций, чтобы получать больше денег; адвокаты хотят чтобы было больше дел, по той же причине). Если век тому назад подобная мысль была бы утопией, то сегодня, когда существует социальное обеспечение, всенародное образование, трудовые консультации, и прочее, нет никаких принципиальных трудностей для существования и правового обеспечения, ведь так? Так что всё вопрос желания — желания, но выявленного народом.

     И ещё что-то: из за неизбежного стремления людей упрощать всё, в системе правосудия принимаются некоторые очевидные абсурды, как то, что суд непогрешим (если верхняя инстанция не отменит некоторого решения, но каждый служитель в данной системе призван её защищать, так что это редко происходит), или что решение должно быть всегда бинарным, т.е. виноват или невинный, или что законов нужно соблюдать буквально, независимо от того, что народ, если кто-то его спросит в случае, сказал бы что-то другое, и тому подобные вещи. Ясно, что верхние инстанции, особенно ЗС, или всенародное голосование, должны иметь право толковать законов как сочтут лучшим, и даже не применять их в некоторых случаях (не меняя их). Ясно также, что при одном нормальном (а не единодушном) голосовании будут как ответы "за", так и "против", или воздержавшиеся, так что может существовать и степень уверенности при принятии решения, которая должна, по меньшей мере, оповещаться. Любой суд может ошибиться и даже это довольно частая практика! Оно и весь народ может ошибиться, и не то чтобы это не случалось и не случается довольно часто, но акцент в случае не на безошибочности, а на конкретный народный взгляд в данный момент и в данном месте, который может и измениться в последствии.

     Должно быть ясным, что нельзя написать программу, которая бы принимала точные решения при огромном (чтоб не сказать бесконечном) числе вариантов поведения, без наличия некоторого интеллекта, принимающего решение на месте, в то время как система правосудия пытается делать как раз эту невозможную вещь, и потому ошибки соизмеримые с ситуацией при отсутствии такой программы (т.е. если судили как в древности — не по законам, а по совести)*. Если самое лучшее решение, как правило, компромиссное, то пусть и раздача права будет одним хорошим компромиссом между беспристрастностью и человечностью, а не спускалась как что-то данное богом. Сами юристы, очевидно, довольны своей роли богов и по собственному желанию не откажутся от этого места, но если судят обычные люди из народа, если они часто меняются (с тем, чтобы все чередовались) и не имеют оснований для притворности и делания карьеры, то вещи, наверное, были бы лучше.

     Даже, если человек задумается, единственное рациональное зерно в раздаче права это система прокуратуры, т.е. защиты интересов государства, за которыми прячутся те народа. Но и там имеются "бреши", потому что когда прокуратура возбуждает дело то она чувствует себя призванной осудить нарушителя чем можно строже, и вопросы элементарной человечности довольно часто остаются на заднем плане. В этом смысле можно предложить, чтобы и в этом судебном звене имелось по трое или пятеро человек из СЗ, или из какой-то альтернативной группировкой, но выбираемые случайно и непрофессионалами, которые должны "сдерживать мяч", чтобы не приходилось к грубым случаям. Напомним снова, что мы не против профессионализма юристов, а только против их ведущей роли и возможности для корыстного облагодетельствования, причём считаем также, что каждая из сторон должна защищаться сама, и только если это трудно осуществимо или невозможно, лишь тогда заменять их юристами. Такими особыми случаями были бы, например: физические или психические дефекты человека; он не может явиться потому что умер или тяжело больной; если дело возбуждено прокуратурой, но пострадавший или его родственники не желают сами участвовать в процессе как обвинители; ответчик по данному делу государство (и не можем требовать в таких случаях чтобы на подсудимой скамейке вставал, к примеру, Президент); и прочее, но когда физическое лицо может быть определено, даже и при делах со стороны или против фирм, они должны быть представлены человеком, который по законам их представляет (Председателем фирмы), а не специально назначенным юристом (который не является явной стороной по делу), он может присутствовать и участвовать в деле, но за кулисами и когда ответчик или истец даст ему слово. Ну, закончим на этом общими недостатками системы правосудия и перейдём к одному конкретному вопросу, разработанному автором.


2. Унификация оценки ущербов и вины


     Законы нужно упрощать насколько это возможно, потому что и они подчиняются закону Паркинсона, что любая работа разрастается настолько, чтобы заполнить время определённое для неё, или чтобы уплотнить время лиц, которые её совершают. Точнее, здесь идёт речь о том, что любая система стремится стать сложнее, с надеждой таким образом стать лучше, но дальше определённого места она становится только более сложной, а потом начинает функционировать и хуже, так раз из за своей сложности. Может быть на заре древнего законодательства законы и выполняли своё предназначение, по крайней мере потому что их было на много меньше, чем это теперь, или тогда у судей была более высокая мораль, чем теперешней. Может быть это так, хотя нам не очень-то верится; наиболее вероятно для автора звучит тезис, что законодательство было очередной утопией, которой общество обманывалось и продолжает делать это и сегодня. Ну, человечество не может без утопий, а верно и то, что вопрос не настолько в суровости наказания, насколько в его неизбежности, которая зависит не от законов, а от органов для упражнения принуждения и от разных системах слежки (за всём, что может быть прослежено) и для манипулирования общества (в его же интересе), так что давайте хотя бы предложить какой-то способ для унификация и упрощения оценки вины, которая в гражданском законодательстве сводится в основном к материальным ущербам.

     Мы имеем в виду, что единица для измерения, которая национальная валюта, возможно наиболее ненадёжная, потому что в бизнесе не ставят только на одну ценность, существует рынок валют, существуют благородные металлы, ещё недвижимая собственность, и прочее. Кроме того никакой бизнес не имеет таких амбиций, как система правосудия, существовать не только века, а тысячелетия. Разумеется, что не может быть точного измерения, при изменении "мерительной палочки", а она меняется не только при высокой инфляции, но и при одном стабильном общественном развитии, где при нормальных 4-5% банковского процента и/или инфляции лет через 20, или меньше чем одно поколение (которое уже где-то к 27 лет), все цены удваиваются. Это, очевидно, создаёт работу юристам, но мы считаем, что эту искусственно созданную работу можно и нужно устранить.

     И так, чем замерять, если не деньгами? Ну, чем-то таким, что не изменяется, т.е. что меняется с течением времени, но что может быть использовано для измерения жизненного стандарта, так что когда выразим всё остальное через него, то цены будут оставаться постоянными! Если бы в древнем Риме такое решение и нельзя было использовать, то хотя бы век как в любой более или менее развитой стране (даже и в такой как наша) существует понятие минимальная заработная плата (МЗП), к которой привязываются все социальные взносы. (Ну, они привязываются в "нормальных" странах, в то время как в таких как мы они могут быть и не очень хорошо "привязанными", ибо у нас, хотя бы в смысле социального обеспечения, считается, что одна МЗП, в сущности, две МЗП**, но давайте принять, что это наша очередная "ошибка роста" и, рано или поздно, вещи войдут в норму.) Только что мы предлагаем использовать не МЗП, а минимальную годовую зарплату (вкратце МЗ), соответственно усреднённую по истечении года, потому что большинство ущербов будут соизмеримы с годовой зарплатой, а при малых таких можем иметь не больше двух десятичных цифр. При ситуации в моменте 1 МЗП = 100 лв, или 1 МЗ = 1,200 лв, где ясно, что для ущербов меньше чем 12 лв. никто и не судится, а большинство дел касаются ущербов порядка сотен и тысяч, эвентуально 10-ов тысяч левов (т.е. с нескольких до нескольких 10-ов МЗ), но могут быть и большие суммы, при делах между фирмами или особенно богатыми лицами.

     Следовательно, наиболее естественное и простое решение это перередактировать все законы (это происходит довольно легко, при наличии компьютерных баз, как стоят вещи уже и у нас), где все штрафы нужно выразить через МЗ и части её до второго знака. После этого можно любой закон пересмотреть и скорректировать, как оно часто и делается. Но в полноте вопроса вещи стоят сложнее, потому что мы хотим, чтобы осталась только эта единственная единица измерения, пока хотя бы в гражданском законодательстве, где речь идёт в основном об ущербах, а не о человеческих жизней, которых нельзя восстановить. Это значит, что везде где написано "... и столько-то лет тюрьмы" то и это тоже нужно выразить через МЗ. Наиболее простое принятие, на первой редакции, это 1 МЗ = 1/2 года тюрьмы (в сущности, направление сначала наоборот, т.е. 1 г. тюрьмы = 2.0 МЗ), а при новом рассмотрении вещи можно и уточнить. Можно ввести и какую-то категоризацию тюрем (скажем: такие, при которых 1 МЗ считается за 0.4, 0.5, 0.6, или 0.7 лет). При этом, однако, всегда когда речь идёт о возмещении ущербов, которые можно возместить, нужно дать возможность человеку сделать это (эвентуально, проведя и конфискацию допустимого законом личного имущества), и лишь если этого сделать нельзя, то тогда он должен быть выслан в тюрьму, что не только что не вернёт расходы пострадавшей стране, но и добавит новые для государства. Так что и по этой причине правильно чтобы основная (и единственная) мерная единица была МЗ, а не годы тюрьмы.

     Но это значит, что и само выплачивание будет происходить как раз в МЗ, а не в левах, т.е. оно, разумеется, будет происходить в левах, но они будут сразу обращаться в МЗ (с точностью до третьего знака после точки) к моменту внесения суммы, так что таким образом избегается любая необходимость подсчёта процентов в последствии и пересмотрения дел из за изменения в стандарте жизни (высокая инфляция, к примеру). Этот подход в полной мере можно применить и ко всем платежам в стране, и по меньшей мере к делам о выплате алиментов. Единственное, что требуется в случае от данного государства, это то, чтобы оно корректно поддерживало МЗП, вещь, которую оно должно делать, если не хочет пятнать своё имя. Более того, формулированные таким образом законы могут иметь одну, в самом деле, между-государственную сферу валидности, потому что законодательства разных стран, так или иначе, стремятся к уравнению, особенно в рамках Объединённой Европы, и это будет наиболее правильная основа для объединения стран с разным жизненным стандартом. Можно было бы возразить, что правильнее использовать одну среднюю зарплату (доходы), но это относительное понятие, которым можно спекулировать, в то время как минимальная оповещается официально, и не подлежит закулисным подсчётам.

     Немного посложнее, но не и непреодолимо, стоит вопрос с уголовным правом, где приговоры сводятся в основном к годам лишения свободы, по простой причине, что человеческая жизнь бесценная и её вернуть нельзя (аналогично и с лёгкими, средними, или тяжёлыми телесными повреждениями). Ну, оно так, но ... так ли, всё таки, потому что когда говорим "бесценная" мы, разумеется, не имеем в виду, что у неё нет цены, а что её цена слишком велика. Но в ряде случаев приходится иметь некоторую оценку, для этого неоценимого чего-то, называемого жизнью; приходится не потому что это вернёт жизнь, а просто потому что должна существовать и количественная оценка. Если не углубляемся особо в моральные аспекты вопроса, потому что при капитализме всё, и рабочая сила, покупается и продаётся, и, следовательно, имеет цену, то спокойно можно принять, что это не полное возмещение, а мера для наказания виновного, или частичное возмещения для пострадавшего или его наследников. Даже для того чтобы располагали единой мерой это было бы удобно и полезно, а здесь мы предполагаем, что это и некоторое возмещение убытков (так ведь даже и с полувековым опозданием немцы платят сегодня денежные компенсации оставшимся в живых жертвам нацизма). Единая мера первое условие для упрощения и унифицирования вещей, тем более при одной достаточно сложной системе, как этой раздачи права.

     Ну хорошо, примем, что успели убедить читателя насколько необходима такая универсальная мера, которая, ясно, что должна выражаться опять через МЗ, но на какой базе провести это? Здесь, снова, можно было бы предложить чтобы это была средняя (годовая) зарплата или доходы для страны, но наша цель предлагать не утопию, а что-то реальное, и, разумеется, совершенно нереалистично принимать, что один средний нарушитель (убийца, к примеру) сможет выплатить стоимость человеческой жизни (или часть её, если это телесное повреждение) для времени остающегося жертве /пострадавшего до средней продолжительности жизни (примерно 80 лет), при одних средних доходах равным примерно 2.5 МЗ, если у него те же самые средние доходы, а ему нужно и как-то жить. Тогда нужно, или вернуться к прошлым векам, когда за погубленную жизнь отнимали жизнь, а за телесные повреждения, скажем, отрубали виновному руку, ногу, или чего-то ещё (что не сумеет даже частично возместить пострадавшего), или должны изменить "мерительную палочку". Мы снова считаем, что наиболее правильная мера это опять: по одной МЗ, за все годы, остающиеся жертве до средней продолжительности жизни (для начала принимаем 80 лет), но не меньше 1/10 этого времени (т.е. 8 лет)!

     Иными словами, ясно, что не годится иметь разную оценку для разных жертв, потому что перед правосудием все должны быть равными, и что эта мера должны быть минимальные, а не средние доходы. Это, однако, оказывается оправданным и по другим причинам. Если средний человек зарабатывает свои средние доходы, то он делает это не всю свою жизнь (80 лет), а где-то около 30-35 лет, что опять примерно в 2.5 раза меньше всей продолжительности, так что мера: за один год — одна МЗ, вполне подходящая. При этом положении, так как ни возмещение полное, ни предполагается что оно доступно для "среднего преступника", ни воспитательно чтобы он обошёлся лишь деньгами, полагается чтобы основная часть наказания оборачивалась в тюрьму, требуя выплачивание (если лицо в состоянии) только одной до двух МЗ (это будет уточнено в следующем пункте) пострадавшему, плюс расходов по делу. Ясно, что когда будет решено, что лицо представляет опасность для общества, то оно может (и должно) быть задержано в специальном исправительном заведении, во время предварительного дознания, и прочее, но это всё детали для каждого конкретного случая; лечебные заведения, всё равно, не рассматриваются как тюрьма, хотя у них схожий эффект для лицà; наша единая мера, не отменяет необходимость в изоляции виновного, но она замеряется через МЗ, а изоляцию можно применять и не только при наличии вины, а и при установленной опасности для общества.

     Давайте тогда посмотрим на базе нескольких примеров что получается. Скажем, убийство 30-летнего гражданина. Тогда наказание должно быть 50 МЗ, пересчитанные как тюрьма это даёт 25 лет, но если виновный сможет выплатить что-то путём компенсации имуществом, то этот срок уменьшится, кроме того первоначально определённые годы не отвечают действительно отсиживаемым (по ряду соображений), так что это даёт около 15 лет реальной тюрьмы. Это, пожалуй, многовато по сегодняшним взглядам, но нельзя сказать, что не применяется во многих странах, а и здесь мы натыкаемся на вопрос о персональном модифицировании приговора, чем мы займёмся в следующем пункте. Но если жертвой является 75 летний человек, к примеру, то наказание будет 8 МЗ, или некоторое возмещение наследникам плюс 2-3 года тюрьмы. Видно, что такая сильная зависимость от возрасти что-то новое для правосудия, но в ней имеется много логики, а и большинство жертв в основном ниже и около среднего возраста, что определяет им лет 20 тюрьмы; кроме того возраст, хоть и неявно, но берётся во внимание при определении приговора (путём использования "от ... до ..." в законах); и сверх этого, если убийство с целью грабежа, то ограбленное взыскивается обратно (а если унаследовано отнимается), так что и это добавляет пару МЗ больше, что показывает, что идея вполне приемлемая.

     Возьмём теперь телесные повреждения, тяжёлые — 50% стоимости остальной жизни — это даст половину приговора в предыдущем случае (в соответствии с возрастом). Или изнасилование — оценённое судом на около 10% (т.е. без тяжёлых физических повреждений), но пострадавшей 20 лет и это даст 1/10 от 60 МЗ или 6 МЗ, причём пострадавшая имеет и все шансы получить приличное возмещение, как и виновный может отсидеть год-два. Или дорожно-транспортное происшествие — подсчёты могут быть аналогичными, но с каким-то коэффициентом вины, который может быть в пределах от 1 до 4%, примерно, потому что принимается, что это не предумышленное убийство, но совсем без наказания нельзя; аналогично в случае самозащиты, и при других невольных деяниях.

     Здесь уже видно, что мы предлагаем и некоторый набор коэффициентов, на которые умножается наказание, так чтобы сохранить универсальный подход для определения вины, исходя из возраста пострадавшего. Эти коэффициенты могут быть следующие: а) степень повреждения — с 0.01 до 1 при смерти; меньше одного процента не считаем удачным, но для каждой из категорий случаев отражённых в законах определяются свои границы; б) вина причинителя — аналогично с 0.01 до 1 при предумышленном деянии (в частном случае убийство); в) жестокость — с 0.5 до 1.5, где 1-ца для не выявленной жестокости, а 0.5 для некоторой гуманности, согласно общепринятому пониманию (т.е. имеется, или должна существовать, разница между убийством через снотворное, или оружием, но сразу на месте, или после истязаний и избиения); г) убеждённость жури — с 0.5 до 1, где если меньше 0.5, то определяется и коэффициент для обратного утверждения (к примеру, невинный); такой коэффициент давно пора ввести, потому что бинарная оценка может дасть (и даёт) очень большую разницу, а хотя бы 1/4 случаев базированы на вторичные доказательства, где, вполне очевидно, не может существовать полная убеждённость; д) модификатор СЗ — коэффициент в пределах от 2/3 до 4/3, т.е. позволяющий двухкратное изменение наказания, но центрированный около единицы, с помощью которого жури на верхних судебных инстанциях (если и где это разрешено законам) может упражнять свой взгляд на деяние, уменьшая или увеличивая предусмотренное наказание сообразно своей совести; а может быть и некоторые другие.

     Это сведёт квалификацию деяний к заполнению таблиц, но таким образом вещи будут облегчены и станут более удобными для применения каждым (включительно и компьютерными системами, что вопрос недалёкого будущего, по меньшей мере на самой нижней судебной инстанции), причём использование компьютерных таблиц позволит моментальное выполнение всех оценок. При правильном голосовании множеством СЗ с различными мнениями (согласно изложенному в предыдущем пункте) уточнение нужного процента будет происходить автоматически на компьютере, или можно будет проводить голосование для установления нужного процента путём бинарного деления дозволенного интервала коэффициента. Таким образом не только будет отчитываться влияние различных, специфических для конкретного случая параметров, но и законы можно будет писать универсально; существующее до сих пор "от — до" очень грубое и в ряде случаев ошибочное; кроме того важно — для ряда статистик и анализов — знать оценки по каждому из параметров, а не только "упавшее с неба" конечное решение жури. Наряду с этим единая оценка ущербов или вины позволяет и вполне естественное пропорциональное разделение наказания, когда имеются несколько подсудимых /обвиняемых, для чего требуется, после определения общей суммы в МЗ, голосовать и для частей вины каждого из обвиняемых. Это уменьшит личное наказание при нескольких соучастников, но если ущербы и компенсации правильно вычислены это и справедливо, и, кроме того, это будет стимулировать нарушителей раскрывать и других лиц принявших участие, но ещё не известных правосудию (т.е. и "втягивание" других будет выполняться корректно).

     Вообще говоря, наш подход не является совершенно новым, где подобные методы давно применяются в ряде научных деятельностей, при составлении разных программ и при планировании ряда активностей, но он новый в системе правосудия! А он новый, потому что служители этой системы держат больше на подчёркивание своего высокого положения, чем на прозрачность их действий; на божественную загадочность, нежели на разумное рассмотрение; на непогрешимость, чем на грызущее сомнение; и прочее. В ряде стран они даже ещё несут парики, чтобы подчеркнуть свою "нечеловеческую" природу, но мы обязаны разъяснить, что парик по английски wig, что идёт ... с хорошо известной "фиги" или смоковницы, или точнее с одного её листика, так как ещё со времён Адама люди прикрывали свои срамные места листьями смоковницы; или, по крайней мере, считали, что таким образом приукрашиваются. Автор считает, что единственно правый суд может раскрасить данного служителя этой системы, а всё остальное только фиглярство, или фокусничество и мошенничество.


3. Персональное модифицирование наказания в зависимости от возможностей виновного


     Если в предыдущем пункте и имелись некоторые подсчёты, то они были лишь обычной арифметикой, которая, так или иначе, делается, или делалась при создании законов. Здесь мы уже изложим что-то, что затрагивает математику из верхних классов (IХ-Х), но что, всё таки, не высшая математика, и при этом она вызывается жизнью, потому что даже если кто-то и думает, что суд абстрактная структура и не состоит из людей, а из "наместников Бога", то предельно ясно, что обвиняемый или подсудимый обычный человек, но наряду с этим у разных подсудимых разные возможности, так что одно и то же наказание не является одним и тем же по отношению к различным лицам. Иными словами, мы хотим предложить некоторый личный фильтр, который будет модифицировать ущербы или возмещение S (в МЗ), до некоторого личного наказания N (тоже в МЗ, но оттуда сведённое и к годам лишения свободы), хотя бы на базе одного персонального фактора, а именно: его стандарта жизни, выраженного через его доходы. Поскольку, однако, при капитализме всё выражается в деньгах, то этот единственный фактор практически универсальный.

     Наша идея снова простая, но эффективная и применимая для любого диапазона нарушений и для любых доходов подсудимого. Она сводится грубо говоря к тому, что чересчур большие наказания, которых нельзя ни выплатить, ни отсидеть, просто нужно уменьшить, для того чтобы они стали выносимыми. В нашем законодательстве нет этого парадокса когда кого-то можно осудить на, скажем, 273 года тюрьмы, но имеется другое неправильное положение — что его судят только за наибольшее провинение. В то время как мы считаем, что нужно делать разницу между оценкой для вины и личным наказанием (само выплачивание и/или высиживание). Оценка S должна быть согласно изложенному в предыдущем пункте, а личное наказание N, должно быть соображено с возможностями виновного. В качестве универсальной меры его возможностей мы принимаем его средние годовые доходы (вкратце ЛД), вычисленные на базе последних пять лет, приняв (т.е. определить законом), что каждый в состоянии выплатить до одного ЛД, но не более двух ЛД, при более специальных случаях, или по желанию некоторой из сторон, а всё остальное заменяется годами лишения свободы. Так получаем вполне естественный переход между двумя видами до сих пор использованными единицами меры (деньги и тюрьма), где большие деньги автоматически переводятся в тюрьму, но само понятие "большие" зависит от виновного!

     Остаётся самое главное — объяснить как точно будет происходить эта модификация наказания. Ну, ясно, что она должна быть такой, чтобы уменьшала большие наказания, или чтобы сплющивала кривую наказаний в сторону больших значений, но каким образом? Вот, самый естественный способ это использовать какую-то экспоненту, что естественно, потому что эта кривая массово встречается в природе, при наших органах восприятия (они реагируют на "разы" изменения, а не на проценты), и она используется довольно широко в ряде технических и научных ситуаций. Поскольку далеко не все читатели (тем более юристы) на "ты" с подобными математическими вопросами, то подчеркнём, что это наиболее гладкая математическая кривая (у неё бесконечное число производных и они все те же самые!), так что она не "упала с неба", а выдумана (в точном математическом смысле), потому что практика её требует. При этом нет проблем применять и простонародный способ для определения понятия гладкости — если проведёте по ней палец, то она кривится, но не имеет никаких "шишек".

     Ну хорошо, добрались до экспоненты, но мы будем использовать и её обратную функцию, названную логарифмом, о котором все хотя бы слышали, и то десятичный, как более естественный для людей. Наша цель так сплющить кривую наказаний, чтобы при значении в 10,000 МЗ остались 1,000 МЗ, т.е. уменьшить её там в 10 раз, однако единицу (1 МЗ) оставить на своём месте! Здесь мы заходим во всё более трудную материю, но постараемся объяснить её просто, хотя если она и останется не очень ясной, это не страшно, потому что речь идёт о некотором обосновании, и вовсе не нужно чтобы оно включалось в правных документах — просто дана формула, которую нужно применять. Так, если теперь перейдём в логарифмический масштаб, логарифм от экспоненты даёт прямую линию, так что нужно провести прямую через точку (0;0), так как log 10 1 = lg 1 = 0 (логарифм из единицы всегда нуль, независимо от базы, которая здесь 10), и через точку (4;1), так как lg 10,000 = 4, а lg 10 = 1, и мы хотим уменьшение как раз в 10 раз в этой точке. У этой прямой будет угловой коэффициент наклона 1/4 и следовательно её уравнение, если вернёмся в нормальный масштаб, будет: lg y = 1/4 lg x. Если теперь уберём логарифм нужно антилогарифмовать, или взять 10 (базу) на степени каждой из обеих сторон, что даёт 10lg y = 101/4 lg x, но 10lg y = y , причём на это число y нужно разделить, чтобы получить требуемый эффект. Так что при ущербах S, для наказания N по модифицированной кривой получим S / (101/4 lg S) = S*10 -1/4 lg S, что при S = 1 [МЗ] даст, действительно, lg 1, что есть 0, и потом 10 в нулевую степень, что есть 1, и S поделённое на 1 — то же самое. Но если возьмём S = 10,000, то lg 10,000 = 4, на 1/4 даёт 1, 10 в первой степени 10, так что S поделится на 10 и это даст 1,000; соответственно при S=1,000 получим (после подсчётов) 177.828, что значит что таким будет модифицированное наказание для ущербов в 1,000 МЗ; при S=100, будем иметь N = 31.623; а для 10 МЗ — будем иметь N = 5.623 МЗ.

     Только что кривая будет такой, если сплющивание сохраняет точку 1 МЗ, но мы сказали, что хотим чтобы это была не минимальная зарплата, а личные годовые доходы, т.е. ЛД, которые обозначим через D. Ну, в таком случае, то, что нужно сделать это изменить так логарифм, чтобы он обращался в нуль при S = D (т.е. при S = D аргумент логарифма становился 1), и соответственно давал 10 при S=10,000*D, а это значит, что нужно в аргументе логарифма взять S/D (но первое S, на которое умножаем остаётся тем же самым, так как продолжаем замерять ущербы). Так получаем формулу для наказания N = S / (101/4 lg (S/D)) = S*10 -1/4 lg (S/D). До того как приведём табличку с некоторыми из значений кривой N обратим внимание на один не очень желательный эффект в случае: раз при больших S кривая будет сплющиваться или уменьшаться, то при малых значениях S она будет возрастать, так что при ущербов порядка 1/100 МЗ (или 12 лв. теперь) придётся иметь наказание в 30 раз больше. Это следует как из рассуждений в логарифмическом масштабе, где имеем прямую линию, так и от характера экспоненты (и логарифма) которые монотонно растут (или уменьшаются). Но это не страшно потому что имеется тривиальное решение: применяем наш фильтр только для значений больше личных доходов D, а при меньших значениях наказание равняется точно вычисленному ущербу. Переход между наклонённой прямой и её изгибание по экспоненте будет происходить при S = D, что было как раз нашей целью — корректировать только невыносимо большие наказания для провинившегося. Состояние вещей в табличном виде показано на Таб.1.


N[МЗ]для S→ и D0.010.100.501.02.55.010.050.0100.0500.01000.0
0.50.010.100.500.8411.6722.8124.72915.81126.59188.914149.535
1.00.010.100.501.01.9883.3445.62318.80331.623105.737177.828
2.50.010.100.501.02.54.2047.07123.64439.764132.957223.607
5.00.010.100.501.02.55.08.40928.11747.287158.114265.915
10.00.010.100.501.02.55.010.033.43756.234188.03316.228
50.00.010.100.501.02.55.010.050.084.09281.171472.871
100.00.010.100.501.02.55.010.050.0100.0334.37562.341
500.00.010.100.501.02.55.010.050.0100.0500.0840.896
1000.00.010.100.501.02.55.010.050.0100.0500.01000.0

Табл.1. ФОРМИРОВАНИЕ НАКАЗАНИЯ СОГЛАСНО ДОХОДАМ ВИНОВНОГО (В МЗ)


     Как видно из этой таблицы формулу можно применять в неограниченном диапазоне, включительно и при вине фирмах, когда доходы фирмы для одного года могут быть сотни и тысячи МЗ, где и здесь принимается, что выплате подлежат наказания до 1, и не более 2, но, обратите внимание, уже не МЗ, а ЛД лица или фирмы, что вполне логично! Остальное наказание подлежит проведению в тюрьме согласно упомянутому коэффициенту: полгода тюрьмы за одну МЗ. Это значит, что общee наказание N при более богатых лицах /фирмах больше, чем при более бедных, но это правильно, потому что при лучшей жизни у человека меньше оснований совершать нарушения; кроме того если находимся ниже 1 ЛД то наказание точно равняется ущербам, только что будем ли ниже или выше 1 ЛД зависит от возможностей виновного.

     Возьмём для примера две строчки — эти для ЛД равных 1 МЗ и 10 МЗ. При 1 МЗ: если вина для 5 МЗ получается наказание из 3.34 МЗ, где одна МЗ выплачивается, а остальные 2.34 МЗ дают 1.17 лет тюрьмы; при 10 МЗ выплачивается опять 1 МЗ и из остальных 4.62 МЗ получаются 2.31 лет тюрьмы; при 50 МЗ (полученных, скажем для "стандартного" убийства 30 летней жертвы) имеем 18.8 МЗ наказания, из которого после выплаты 1 МЗ, остаются к 9 лет тюрьмы (которые не правильно уменьшат — за хорошее поведение, или когда вычтутся выходные дни, или при очередной амнистии, и прочее); а при 100 МЗ (жестокое убийство молодого человека спокойно могло бы дать столько) скорректированное наказание 31.62 МЗ, где в тюрьму придётся сидеть лет 15; и так далее. В то время как при ЛД (или D) = 10 МЗ имеем: все ущербы до 10 МЗ выплачиваются (и покрываются целиком); при 50 МЗ имеем корректированное наказание из 33.44 МЗ, но после выплаты 10 (а можно и 20 МЗ, если это финансовое нарушение), то в тюрьме будет сидеться около 12 (или соответственно к 7) лет; а при 100 МЗ наказание уже становится 56.23 МЗ и после выплаты 10 МЗ в тюрьме будет сидеться к 23 годам.

     Кроме того корректирование будет различным если имеются несколько соучастников, потому что тогда их вина будет меньше и будет выплачиваться и/или отсиживаться полнее. К примеру, если цитированное убийство, дающее 50 МЗ, поделится между двумя виновными, скажем на 60 и 40 процентов, то тогда приходим к ущербам из 30 и 20 МЗ, которые (не показано в таблице) дадут наказания, при одних, на этот раз средних доходах, из 2.5 МЗ, соответственно: 16.1 и 11.9 МЗ, так что после выплаты каждым по 2.5 МЗ, оказывается, что первый будет сидеть 6.8, а второй 4.7 лет в тюрьме; в то же время, если бы был только один человек с теми же средними доходами, то за 50 МЗ получаем наказание из 23.64 МЗ, и если он заплатит опять 2.5 МЗ (но только раз, а при двоих получается в два раза больше), то ему остаются 10.57 лет тюрьмы, что больше чем каждого из двух предыдущих, но меньше их суммы. В следующей таблице (Таб.2) отражено более подробно соотношение: деньги [МЗ] и тюрьма [годы], в зависимости от S и D.


N д./т. для S→ и D0.010.100.501.02.55.010.050.0100.0500.01000.0
0.6670.010.100.500.6670.6670.6670.6670.6670.6670.6670.667
0.00.00.00.1180.5651.1772.2078.16313.9547.4480.02
1.00.010.100.501.01.01.01.01.01.01.01.0
0.00.00.00.00.4941.1722.3128.90215.3152.3788.41
2.50.010.100.501.02.52.52.52.52.52.52.5
0.00.00.00.00.00.8522.28610.57218.6365.23110.5
5.00.010.100.501.02.5555555
0.00.00.00.00.00.01.70411.55921.1476.56130.5
10.00.010.100.501.02.551010101010
0.00.00.00.00.00.00.011.71923.1189.01153.1

Табл.2. ОБЫЧНОЕ РАЗБИЕНИЕ НАКАЗАНИЯ НА ДЕНЬГИ (I СТР.) И ТЮРЬМУ (II СТР.)


     Между прочим, предложенную формулу можно записать и другим образом, с использованием нецелых степеней, вещь, в которой каждый хороший ученик по математике может убедиться, т.е.


     N = S / (101/4 lg (S/D)) = S*10 -1/4 lg (S/D) = S*(S/D) -1/4 = S 3/4*D 1/4


но это ничем не меняет вещи, потому что нецелые степени, так или иначе, вычисляются через логарифмы. Этот вид выглядит немного более просто как запись, но он довольно загадочный, если хотим постичь его смысл, потому и объясняли первоначальный вид. Более того, вместо 10-тичных логарифмов спокойно можно писать и натуральные (при базе Неперого числа e), но тогда нужно поднимать то же самое e в степень, а не 10-ку, в чём можем убедиться если пойдём в верхней формуле с права на лево и заменим перед третьим "=" 10 lg на e ln . В конечном итоге, это эквивалентные формы (как, скажем, боб и фасоль), так что давайте не отвлекаться больше.

     Другой момент это вопрос о конфискации имущества, которое может быть конфисковано, если у виновного такое имеется. Это делается до персональной коррекции наказания, так что если путём имущества он снизит общую сумму ущербов S, то это отразится и на его приговор. Может быть нужно конкретизировать и определение ЛД — это нужно делать на базе семьи, потому что не каждый зарабатывает сам свои доходы. Если, однако, данное лицо отдельная семья, но без постоянных доходов, то они должны быть приняты за 2/3 МЗ (где это и должно быть минимально допустимое значение вообще), потому что такова тенденция на Западе для разных социальных пособий. Но если отсутствуют данные (к примеру: был в тюрьме, или за границей и не может предъявить документа для доходов, и прочее), то тогда нужно принять 1 МЗ. Также мы не разъяснили хорошо когда нужно заплатить деньги (в МЗ) — до или после вхождения в тюрьму, если такая имеется. Мы считаем, что это должно произойти до 5 лет, но с учётом ряда причин не удачно вынимать из них годы лишения свободы (это не имеет значения при делах фирм, но и для физических лиц тоже не особая проблема, если человек может найти деньги — было бы путём снятия со вклада, продажи имущества, собирания найма пока он не живёт в своём доме, взятия взаймы, и прочее), так что они текут со дня окончания судебного процесса. В это время лицо может быть и на свободе (и тогда отделять со своей зарплаты) или в тюрьме, но если по истечении этого срока он ещё не выплатил сумму, то приходится отсиживать и неё.


     Вот, это один из способов для улучшения работы судебных институтов, для постижения реальной оценки ущербов (или довольно близкой к реальной, при нанесении физических повреждений и смерти), но и для справедливого наказания, соображённого с возможностями лица, а кроме того и для лёгкой унификация законодательства во всём мире. Способы имеются, было бы лишь желание для улучшения.


     10.2001


     


     

     




 

IN OVO E VERITAS

(или "Яичная Экономика")

     В интересе правды, идея об этом материале не принадлежит автору, а заимствована с Марка Твена, из эго книги "Один янки во дворе короля Артура", но ведь для этого и классики — чтобы учиться у них. Но, с другой стороны, вещи применены творчески, а кроме того господину Семюелю Клемансу, наверное, кто-то из древних подсказал немного, потому что яичко вещь, которой люди с глубокой древности удивлялись, из за чего его имя на большинстве индоевропейских языках какое-то ... восклицание, к примеру: по немецки оно das Ei ("ай"), по английски egg ("егг", т.е. что-то вроде "ехх"), по французски oeuf ("ьоф", т.е. "охо", подобное латинскому ovo, что ближе к "ого"), по болгарски яйце (почти как ваше яйцо), что опять некоторое "ай-яй", и прочее (на санскрите "акша"). Разумеется, здесь не идёт речь об этимологии, а об экономическом использовании яйца в качестве некоторой монеты, но от восторга от него, до идеи для такого использования, путь не очень длинный, так что, если бы яйца не портились легко, то их давно бы и использовали как разменную единицу. Но эта идея всё ещё актуальная (и будет такой ещё долгое время), так как, не смотря на огромную мощь современных технологий, яичек ещё не синтезируют, да если бы и синтезировали, то это не очень изменило бы вещи, потому что давно существуют искусственные алмазы, но цена естественных не упала.

     И так, представим себе, что существует такая денежная единица — одно ovo, которая равна стоимости одного яичка. Тогда, выразив через неё все товары, получим одну постоянную для любого времени, как и универсальную для всех стран, цену! Какой бы и простой эта идея ни была, она довольно сильная и потому здесь мы составили одну таблицу из основных пищевых и других продуктов, как и из зарплат в разных периодах нашей новейшей истории, а также и для одной западной страны (Австрия), которая будет служить для сравнения. На базе этой таблицы (в двух частях, так как не помещается на странице) можем делать интересные выводы, так что давайте начнём (порядок не существен).


 

 Болгария 1988Болг. 06.1999%/'88Болг. 06.2000%/'88
яйцо(лв)0.13яйцо(лв)0.08 яйцо(лв)0.12 
ш.д.(лв)0.98ш.д.(лв)1.80 ш.д.(лв)2.10 
яйцо(шд)0.133яйцо(шд)0.044 яйцо(шд)0.057 
Виды продуктовлевыяйцалевыяйцаяйцалевыяйцаяйца
яйцо куриное (1 шт.)0.131.00.081.000.121.00
свежее молоко (л)0.302.30.506.31710.806.7189
брынза коровья (кг)2.6020.02.0025.0252.5020.84
брынза овечья (кг)3.6027.73.0037.5353.6030.08
сыр хороший (кг)5.0038.54.0050.0304.5037.5-3
фарш (кг)5.6043.13.4042.5-13.0025.0-42
мясо с костями (кг)5.6043.14.0050.0164.0033.3-23
мясо филе/вырезка(кг)7.0053.86.0075.0396.0050.0-7
колбаса свежая (кг)4.0030.82.8035.0143.2026.7-13
колбаса сухая (кг)7.0053.85.0062.5165.0041.7-23
спец.сухая колб.(кг)12.0092.310.00125.03511.0091.7-1
сахар (кг)1.007.70.658.160.907.5-2
мука (кг)0.604.60.506.3350.605.08
хлеб хороший (кг)0.483.70.658.11200.705.858
подс. масло (л)1.6012.31.5018.8521.5012.52
масло коровье (125г)0.725.50.708.8580.756.313
маргарин (250г)0.503.80.556.9790.605.030
шоколад обыч.(100г)0.806.20.607.5220.806.78
печенье обыч.(300г)0.403.10.506.31030.504.235
помидоры сезон (кг)0.403.10.303.8220.403.38
картофель сезон (кг)0.604.60.506.3350.403.3-28
лук (кг)0.503.80.303.8-20.504.28
апельсины сезон (кг)1.209.20.9011.3220.907.5-19
бананы сезон (кг)1.8013.81.4017.5261.4011.7-16
кофе среднее (кг)18.00138.58.50106.3-238.5070.8-49
кофе на улице (чашка)0.403.10.202.5-190.252.1-32
газета (шт)0.050.40.253.17130.403.3767
письмо для страны0.020.20.182.31,3630.181.5875
билет гор. авт. трансп.0.060.50.253.15770.302.5442
бензин сред. кач. (л)1.007.70.708.8140.907.5-2
сиг. филт. местные (пач)0.806.20.607.5220.605.0-19
вино обычн. (бут.0.7)1.4010.81.4017.5631.4011.78
пиво стойкое (бут.0.5)0.604.60.455.6220.605.08
конц. алк. мест. (0.7)4.2032.32.8035.082.8023.3-28
миним. зарплата160.001,230.861.00762.5-3875.00625.0-49
средняя зарплата350.002,692.3190.002,375.0-12220.001,833.3-32


Табл.1A. СРАВНЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПРОДУКТОВ И УСЛУГ ДЛЯ РАЗЛИЧНЫХ ПЕРИОДОВ В ЯИЧКАХ.


 


 

 Болг.06.2001%/'88Австрия 1993Б-я'06Болг.06.2008
яйцо(лв)0.14 яйцо(аш)1.75 яйцо(лв)0.20
ш.д.(лв)2.30 ш.д.(аш)11.50 ш.д.(лв)1.30
яйцо(шд)0.061 яйцо(шд)0.1520.08яйцо(шд)0.154
Виды продуктовлевыяйцаяйцашиллин.яйцаяйцалевыяйца
яйцо куриное (1 шт.)0.141.001.751.01.00.201.0
свежее молоко (л)0.805.714811.06.35.01.407.0
брынза коровья (кг)2.7019.3-4нетнет20.04.8024.0
брынза овечья (кг)4.8034.32475.042.935.07.0035.0
сыр хороший (кг)5.0035.7-7100.057.140.09.0045.0
фарш (кг)3.2022.9-4750.028.635.05.5027.5
мясо с костями (кг)6.0042.9-150.028.640.08.0040.0
мясо филе/вырезка(кг)7.0050.0-770.040.050.010.0050.0
колбаса свежая (кг)3.0021.4-3036.020.625.05.0025.0
колбаса сухая (кг)6.0042.9-2080.045.750.010.0050.0
спец.сухая колб.(кг)12.0085.7-7110.062.990.018.0090.0
сахар (кг)1.007.1-714.08.08.01.608.0
мука (кг)0.654.6112.06.96.01.206.0
хлеб хороший (кг)0.755.44520.011.47.01.306.5
подс. масло (л)1.7012.1-113.07.410.03.2016.0
масло коровье (125г)0.755.4-311.06.35.51.206.0
маргарин (250г)0.604.3115.02.94.00.804.0
шоколад обыч.(100г)0.906.445.02.95.01.306.5
печенье обыч.(300г)0.503.61610.05.74.51.306.5
помидоры сезон (кг)0.503.6165.02.93.00.804.0
картофель сезон (кг)0.453.2-302.51.43.00.603.0
лук (кг)0.503.6-75.02.94.00.703.5
апельсины сезон (кг)1.007.1-237.04.08.01.206.0
бананы сезон (кг)1.6011.4-1711.06.312.01.608.0
кофе среднее (кг)8.5060.7-5660.034.370.012.0060.0
кофе на улице (чашка)0.251.8-428.04.63.00.402.0
газета (шт)0.503.68295.02.94.00.804.0
письмо для страны0.221.69215.02.92.00.552.8
билет гор. авт. трансп.0.402.951920.011.44.51.005.0
бензин сред. кач. (л)1.4010.03010.05.78.02.3011.5
сиг. филт. местные (пач)0.604.3-3035.020.07.02.4012.0
вино обычн. (бут.0.7)1.7012.11315.08.610.02.4012.0
пиво стойкое (бут.0.5)0.604.3-78.04.65.00.904.5
конц. алк. мест. (0.7)3.2022.9-2955.031.430.06.0030.0
миним. зарплата85.00607.1-5111,2006,400.0800.0220.001,100.0
средняя зарплата250.001,785.7-3425,00014,285.72,000.0460.002,300.0


Табл.1В. (ПРОД.) СРАВНЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПРОДУКТОВ И УСЛУГ В ЯИЧКАХ.


  • Первую вещь, которую можно увидеть, это значительное подорожание дотированных раньше товаров, которые таким образом хорошо очерчиваются. Это не только молоко, молочные продукты, и хлеб, а и транспорт и сообщения, где проценты подорожания к базе 1988 г. двигаются между 400 и 700, а то и больше. (Эти проценты для изменения, т.е.: (тек._год - 88_год) / 88_год * 100, всё в яичках.) Таблица не очень подробная, так что в ней отсутствуют ряд коммунальных расходов (паровое, электричество, вода, и прочее), но и там цены ужасно завышенные теперь, потому что для одной двухкомнатной квартиры (около 60 кв.м.) паровое раньше было где-то к 15 лв в месяц (т.е. 120 яиц), а теперь оно примерно 80 лв (т.е. к 570 яичкам, при ценах для 2001 г. из 14 ст.), а то иногда и больше сотни получается, и всё говорит о том, что они будут ещё дорожать, так как один билетик раньше был пол яичка, теперь он три яйца, а в Австрии целых 10-12 яиц! Нравится нам это или нет, другое дело, но как транспорт, так и электричество, паровое, телефон, и прочее, должны подорожать ещё с двух до четырёх раз, чтобы мы стали государством приемлемым для Европы. Когда раньше "Партия и Правительство" говорили, что каждому гражданину приходились примерно тысяча левов в год общественных фондов потребления мы (и автор тоже) думали, что это "пузыри", и что эти деньги используют "номенклатурчики" в их домах отдыха. Да вот оказалось, что было не совсем так, вещь, в которой теперь мы с каждым днём убеждаемся.
  • Наряду с этим непосильным для народа подорожанием основных для жизни в современном обществе товаров и услуг, оказывается, что ряд акцизных товаров драстически подешевели, где приличная пачка местных сигарет, которая раньше была где-то к 6 ovo, теперь стоит к 4, а на Западе она порядка 20! Или если вместо пачки сигарет человек раньше мог купить себе примерно 2.5 л молока, то теперь он купит себе около 700 мл, что даёт соотношение в 3.5 раза. Однако соотношение сигарет к молоку, которое раньше было 2.7 (т.е. 6.2/2.3, в яичках), вовсе не было ненормальным, потому что, согласно строки для Австрии, оно 20/6.3 = 3.2 раза, и положительно около этого числа варьируют вещи и в Англии, и в США, и в Германия, и в других странах. Это значит, что акцизы теперь (в 2001 г.) у нас очень низкие и они тоже должны возрасти в два - три раза, чтобы попытаться приблизиться к странам с нормальной экономикой. Или возьмём соотношение для 100 г ракии /водки к одному приличному пивку — раньше оно было около единицы, теперь оно 0.6 (при этом мы не говорим о жестянках, которые продаются в основном на Западе, потому что они у нас почти лев и для них соотношение станет 0.4), а на Западе оно тоже около 1 (можно сравнивать и бутылку ракии к бутылке пива, и оно раньше было 32/4.6 в ovo, где такое же положение и в Австрии). Что значит, что имеется множество показателей, по которым раньше мы были как нормальные западные страны, в то время как теперь не так.
  • Интересно тоже, что цены на товары, которые очевидный импорт для страны — как: бананы, апельсины, шоколад, кофе и другие — теперь немного (в 2001 году к 70%) подешевели по сравнению с тоталитарным уровнем, но тем не менее они остаются  примерно в два раза дороже (в ovo), чем на Западе, что значит, что не смотря на Борд, наша валюта не совсем та же как западная. Схожее положение и с бензином, но там цены, и раньше и теперь, более или менее те же (в яичках), только что они немного (на около 30%) дороже Запада. Кофе на улице (в чашке), однако, которое раньше было примерно 3 ovo, теперь около 2, а на Западе оно между 4 и 5 ovo, что объясняется нашей бедности, разумеется, потому что иначе никто бы и не пил кофе на улице (к сведению, одну чашечку кофе, эспрессо, делают используя 5-6 граммов кофе, что если подсчитать по розничным ценам, плюс 10 г. сахара, выходит где-то 5-6 ст, т.е. меньше чем половины ovo, но оно продаётся теперь на улице за 25 ст, а должно было быть около 60-70 ст).
  • Ну, имеется и ряд исключений и аномалий, как к примеру брынза, из которой теперь кушают в основном коровью, которую на Западе люди вообще не признают, в связи с чем цены на молоко у нас всё ещё ненормально высокие, т.е. они почти такие же как на Западе, но должны быть хотя бы на 30% дешевле, так что когда наш народ начнёт снова есть в основном овечью брынзу, то вещи нормализуются. Схожее положение и с жирами (подсолнечное масло и из коровьего молока), на которые пока тоже завышенный спрос, который поднимает их цены (подсолнечного масла даже выше западных цен). Особое положение с мясом, потому что оно тоже должно быть ниже западного, но оно немного выше его, а и раньше (наверное его не дотировали в последних годах) оно тоже было чуть дороже. При этом, однако, фарш теперь оказывается даже дешевле чем на Западе, а и чем в тоталитарных временах, что легко объясняется тем, что мы приводим цены на пакетированный "фарш", который, действительно, нужно взять в кавычках; во всяком случае нормально, чтобы фарш стоил примерно сколько мясо с костями, потому что в нём нету костей, но он и не из самых хороших кусков (но это не значит, что должен состоять только из требухи, жил, и сала). Аномально соотношение и разных видов мяса (мы приводим некоторую среднюю цену между свининой и говядиной), где теперь, из за "сумасшедшей коровы" (mad cow disease) люди на Западе завышают консумацию птиц и рыб, в то время как у нас — свинины, которая, и на востоке и на западе, считается вторым качеством мяса.
  • Если теперь, однако, посмотрим на зарплаты, то выходит одна "кровавая муть", потому что в 1988 г. минимальная зарплата была 1,200 яиц, а средняя к 2,700, в то время как теперь (в 2001 г, после установления Валютного Борда, который вроде бы должен был исправить положение у нас) минимальная лишь 600 ovo, или в два раза хуже, а средняя 1,800 яиц (если можно верить тому, что теперь даётся как средняя, потому что во всех нормальных государствах, а и у нас раньше, средняя зарплата примерно 2 - 2.5 раза минимальной, а у нас выходит всё выше трёх раз), причём в одной Австрии (не говоря об Америке) цифры, соответственно 6,400 и к 14,000 ovo, т.е. в минимуме мы хотя бы 10 раз хуже, а в средней только около 8 раз (наверное из за нашего неточного вычисления, иначе должно было быть опять в 10 раз), Европы, для которой мы всё "зубы затачиваем", да вряд ли у нас скоро "парашют раскроется"! Ежели вы сомневаетесь в силе ovo, то можете сравнить вещи в штатских долларах, где минимальная заработная плата в США около 1,200 долларов, да в месяц (а студенческие стипендии и пенсии где-то к 700-800 шт.дол.), в то время как у нас в середине 2001 г. она была лишь 40 шт.дол., что даёт совершенно отчаивающее сравнение, из за чего на Западе люди и не сравнивают с реальными ценами в какой-то стандартной валюте (скажем, в долларах), а используют покупательную стоимость (purchasing power parity, по английски). Ну, наше предложение для использования ovo является максимально упрощённой покупательной стоимостью.
  • Другой момент, на который мы хотим ненадолго остановиться, это положение летом 1999 г., когда вещи (хотя бы по отношению к зарплатам) вроде бы выглядели нормально, а мы до сих пор обходили эти цифры и смотрели только на 2001 год. Но это не потому что наше СДС настолько "спутало клубок" с вводом Борда, что потом положение ухудшилось (ну, оно положительно перепутало всё, ибо мы ввели Борд в самом неподходящем времени и при довольно плохом курсе лева, но об этом автор говорит достаточно в других материалах), а потому что в этом столбце подсчёты делались при цене яйца в 8 ст., а оно стоило столько лишь несколько месяцев, где-то около урезания нулей нашего лева (а то даже был момент, когда яичко стоило лишь 6 ст), в то время как потом оно очень быстро прыгнуло вверх раза в два. Так что цены для лета 1999 г. были ещё неустановившимися, где их правильное соотношение видно при следующих двух замерах в середине 2000 и 2001 годов.
  • Кроме того мы преднамеренно даём цены только во время лета, где зимой положение ухудшается, как правило процентов на 30, т.е. все цены прыгают вверх на 30%, но при неизменных зарплатах! Это, разумеется, совершенно неоправданно, потому что ни у нас раньше, ни на Западе, цены зимой не меняются больше чем процентов на 10 (если не говорим о помидорах, или бананах, к примеру, где, совершенно понятно, имеются сезонные цены) и это очередное проявление болгарского "феномена" рыночного сознания, так как болгарин просто боится, поэтому он запасается на зиму, поэтому цени на всё растут. Это дважды большая перверсия (да простят меня читатели за выражение), потому что расходы одной семьи зимой, вполне объяснимо, повышаются на 40 до 50%, в основном из за непосильных коммунальных расходов (т.е. паровое отепление), но также и расходы на тёплую одежду, зимнюю обувь, больше и более сильной пищи, и прочее, так что раз у него меньше денег на питание, то и пища должна подешеветь. Да, да не у нас, потому что мы болгары?! Действительно, и поросят режут в основном зимой, так что тогда они должны быть дешевле, и урожай тогда собран, так что много стойких видов пищи (фасоль, картофель, лук, хлеб, подсолнечное масло, и прочее) должны дешеветь, и куриц выращивают в птицекомбинатах и кормят фуражом, так что не должно быть разницы между летними и зимними ценами на яйца, и тому подобное. Аналогично получается и когда приходят праздники и люди впускаются покупать "жратву" — в нормальных странах торговцы тогда снижают цены (не потому что они большие гуманисты и думают о народе, а потому что при завышенном обороте они могут достаточно хорошо выигрывать и при низких ценах), в то время как у нас как раз тогда цены поднимаются (не потому что наши торговцы "хуже" западных, а потому что тогда им отдаётся возможность вести нормальную торговлю, так как болгарин покупает или дорого, или ничего!). Мало-помалу, вещи нормализуются, в сезоне заготовки солений цены уже не прыгают так драстически как, скажем, 4-5 лет раньше, так что можно надеяться, что ещё через 5 - 10 лет и у нас не будет зимних и летних цен на основные виды товаров.
  • Интересным выглядит и вопрос с ценой хлеба, по сравнению с той муки, а и с Западом, потому что у нас раньше хлеб был дешевле муки (при сравнении за килограмм), теперь у нас цены практически одинаковые, но хлеб немного (на 10-20%) дороже, а на Западе хлеб нормально в два раза дороже муки. Обратите внимание, что вопрос здесь не о том, что один хлеб должен стоить примерно один штатский доллар (!), судя по западным ценам, потому что с нашим ovo, как видите, нет таких драстичных различий хотя бы в цене муки (она всё где-то около 5 яиц, а даже и при тоталитаризме было так, в то время как на Западе она около 7 яичек), так что наш феномен дешёвого хлеба не так просто объяснить тем, что мы едим больше хлеба и потому сеем больше зерна. Правильнее сказать, что мы едим больше хлеба, потому что он дешевле колбасы, к примеру, а не потому что предпочитаем есть хлеб вместо мясо, так как в Австрии, как видно из таблицы, кило свежей колбасы равно только двум килограммам хлеба (20.6 к 11.4 ovo), в то время как у нас это соотношение с четырёх до пяти раз. Значит, с одной стороны, мясо у нас дороже (наверное у нас мало телят и поросят), а с другой стороны, жито выходит дешевле (наверное потому что у нас теплее чем в Австрии). И всё таки, наш вопрос такой: почему хлеб у нас стоит сколько кило муки, а не в два раза дороже? Ну, ответ подобен разнице в соотношении кофе на килограмм к чашке кофе на улице (или пиво в бутылке и пиво стоя на улице)! Иными словами, хлеб у нас лишь немного выше цены муки, просто потому что мы слишком бедные, чтобы позволить себе платить больше, а также и из за отсутствия НДС на хлеб (но не и на пирожки или куличи, скажем). Так что ясно, что хлеб должен подорожать процентов на 30 в ovo (лишь бы пришло очередное повышение зарплат — чтобы можно было его как-то скомпенсировать!).
  • А теперь давайте посмотрим на прогнозы для, скажем лет через пять, т.е. на 2006 год (столбик "Б-я '06"), который привязан к нашим подсчётам в основном тем, что яйцо должно стать 0.08 шт.дол., а ещё лучше 10 центов*. Некоторые вещи будут расти, а другие будут падать, в ovo, разумеется. Рассмотрите этот столбик более подробно, потому что он претендует на некоторые неизменные цены, но соображённые с условиями в Болгарии. Ясно, что мы будем стремиться к Западу, да только если можем себе это позволить, и, наиболее вероятно, медленно и постепенно, потому что, всё таки, у нас чужие хозяева (Борд, а то и разные проатлантические структуры и политики у нас), которые будут стремиться чтобы не было уже больших пропаданий вниз (до оно и куда ниже?). Только что, обратите внимание, это будет происходить в ovo, а не в левах или долларах, так что даже если наши зарплаты возьмут как бы магической палочкой (царским жезлом, может быть?) да подпрыгнут раза в два, или больше, то от этого наш народ ничем не "поблажится"! Если одно подпрыгнет, то и другое подпрыгнет, но яичко останется на своём месте, однако, в более долгосрочном плане, оно будет стремиться расти пока не достигнет до уровня Запада, т.е. где-то к 20 штатским центам (потому что и там оно будет немного дорожать со временем). Ну, будет некоторая разница когда мы выедем за границу (да оно кто уже может себе это позволить — во всяком случае, вряд ли больше людей чем при "бае Тошо"). И ещё что-то: это постепенное движение будет не просто умеренно медленным, а очень медленным, оно будет некоторое ползание, сперва к уровню тоталитарных лет, потом к уровню где мы были бы, если бы были как раньше, потом к уровню Запада со времени когда начали хотеть, чтобы и у нас стало так как у них, потом, и это положительно будет длиться вечно, к его уровню в тот момент, в котором будем находиться тогда! Пока мы, более или менее, на уровне годов застоя, т.е. 60-ых и 70-ых лет, и у нас опять застой, только что теперь на дне одной  глубокой ямы, а тогда на вершине одной мелкой луже, если можно так выразиться, ибо прежний застой был вершиной, до которой смог завести нас недопонятый коммунизм, а теперешний застой это дно, до которого может привести нас недопонятый капитализм! Одна приемлемая оценка для момента достижения нашего уровня прежних лет это ещё хотя бы лет 10, но, может бить, и все 20, а для достижения западного стандарта (и то по ихним источникам) нам будут нужны где-то к 35 до 50 лет (с момента перехода), только что если Запад стоит на месте, да у него таких выявленных наклонностей нету.

     Ну, это всё, уважаемые читатели. Истина для нас не в демократии, или в свободном рынке, или в частной собственности, или в "переплытии Атлантика" (потому что nato по латински значит переплываю, и поэтому выбрана такая аббревиатура и для Атлантического Пакта), а в одном мелком и ничтожном яичке. Так что, вот вам совет от автора: заведите себе дома курицы-несушки и будете жить хорошо. Если у вас негде, но паровое имеется, то положите одну клетку в гостиную, на столе перед телевизором (а можно и за ним или поверх него) и кормите себе пару несушек (петуха можно содержать одного на нескольких соседей из входа кооперации). Яйцо самый чистый белок, а мы белковые существа, так что без него нам не обойтись. Если, с другой стороны, вы выключили себе паровое (как говорят сделали почти 30 тысяч семей в одной лишь Софии), ну, тогда хотя бы сэкономите денежки на яички, потому что при ценам зимой из 18 ст. за яичко и в среднем 90 левов для парового в месяц, то это даёт целых 500 яиц в месяц для парового, или по 16.67 яиц в день, а как раз столько яиц (раскрыть вам одну "тайну") делают ровно одно кило яиц в день! Если у вас имеются так много денег, что можете себе спокойно позволить разбивать по 17 яиц каждый день, лишь для того, чтобы вам было комфортно дома, то значит у вас нет нужды в несушек. На Западе у людей такой нужды нет. И у нас раньше не было, но с тех пор как пришла демократия ...


     Так вот, с тех пор как демократия пришла к нам, уже давно пора чтобы мы понимали, что не демократия ведёт к хорошей жизни, а хороший стандарт жизни ведёт неизбежно к демократии! Так было 25 веков тому назад в древних Афинах, так происходит и с 18-го века и до сих пор по всему цивилизованному миру, так получилось и у нас когда мы отказались от тоталитаризма. Так что — поменьше демократии, да побольше яиц для народа!


     10.2001


     П.С. Столбцы для 2008 г. добавлены потом, но мы приклеили их к таблице 1.Б. для большего удобства. Здесь не только что доллар продолжает быть с ненормальным курсом, но случился и засушливый год, а и мы снова "ошарашились" с нашим вхождением в Евро-Союз, и решили по старой привычке чтобы опять каждый тянул "рогожу" к себе и бойкотировал ценовую политику Борда, в результате чего наблюдается очередное (неоправданное) повышение цен, или очередная шоковая терапия (так как он, наш народ, от другого, кроме шоков, не понимает). Во всяком случае, при яйцах по 0.20 лв. среднего (M) размера и при долларе в среднем по 1.30 лв. имеем уже 1 ovo = 0.15 шт.дол. Но иначе наши тенденции, при подсчётах в ovo сохраняются, потому что, например: молоко (в среднем) уже 1.40 лв./л. или 7 ovo (при 5.7 для 2001 г., и 6 и немного больше на Западе), коровья брынза была около 4.80 лв. или 24 ovo (против 20 с прогнозы для 2006 г.), сыр был к 9.00 лв. или 45 ovo, хлеб при 1.30 лв. за кг. (не 800 г.) уже 6.5 ovo, подсолнечное масло ненормально дорого по 16 ovo, кофе кг. 60 ovo, на улице за 2 ovo, сигареты уже в среднем 12 ovo, ракия /водка (0.7 л.) 30 ovo (как видите: нагоняем Запад), пиво — к 4.5 ovo, и т.д. Минимальная зарплата стала 220 лв. или 1,100 ovo, а средняя 460.00 лв. или 2,300 ovo (что опять меньше чем при тоталитаризме, и около 7 раз меньше Европы). И другие сравнения.


     2008


     


     




 

ЭХ, МАНСИ, МАНСИ -ПАЦИЯ!


     Так много вещей можно сказать против эмансипации женщин, что человек просто диву даётся с чего начать. Потому что она стартовала не в какой-то мусульманской стране, или в Бангладеше, или Руанде-Урунди, примерно говоря, а в странах как Америка, Англия, Франция и прочее. И не веков два-три, а то и больше, тому назад, когда даже и согласно американской Конституции женщины не имели права голосовать, а примерно век тому назад — и с тех пор идёт, вроде бы, всё сверху-вниз, если не примем эту тенденцию за историческую необходимость, к чему вернёмся к концу материала. Это значит, что в очередной раз люди (точнее, женщины) делают не то, что нужно, а то, что можно сделать в данный момент.

     Только что то, что можно сделать (к примеру, сунуть себе палец в нос, с извинением), не всегда хорошо делать, так ведь? А тогда, когда нужно было делать, они этого не делали — по ряду исторических, но в большой степени оправданных для своего времени, причин. Это "либерте", видите ли, обоюдоострый нож, на котором человек издавна режется (как мы продолжаем резаться и на нашей демократии, но по этому вопросу автор говорит долго на других местах). Так что


проведённая не в нужное время эмансипация, по крайней мере, не делает честь женщинам,


если понятие о чести у них понимать в эмансипированном смысле, а не в постаревшем религиозно-сексуальном таком. А кроме того, что это не делает им честь, оно и довольно глупо, потому что из неё они ничего не выиграли, но зато потеряли много! Например, потеряли уважение и "припудривание мозгов" со стороны мужчин, насчёт того, что они слабый пол, или более красивая половина человечества, как потеряли и привилегию сидеть себе дома и не включаться в не особенно приятную конкурентную работу в обществе, и прочее.

     Это насчёт "слабого" пола всё больше осознаётся многими, так как, если не считать пиковых нагрузок, женщины общепризнанно более выносливые чем мужчины — и на стрессы, и на слабое питание, и на монотонную работу (какой становится всё большая часть работы в высоко технологичном обществе), а и по продолжительности жизни бьют мужчин хотя бы на 5- 6 лет (а сообразно статистике для Болгарии на целых семь лет, или на 10%, потому что в 1999 г. средняя продолжительность жизни для мужчин была 67.6 лет, в то время как для женщин — 74.6). Это насчёт более красивой половины не популяризируется особо активно, но оно верно, т.е. верно то, что мужчины более красивые, смотря за более широкий период времени, а не только между 15 и 25 лет, грубо говоря. И это интуитивно предельно ясно женщинам, потому что они те, которые используют хотя бы в пять раз больше косметики чем мужчины, а когда что-то (кто-то) в самом деле красивое, то оно не нуждается в дополнительных коррекциях (какого значение английского слова make up, которое, в сущности, французское — что-то вроде компенсирую, дополняю).

     А возможность для одного из семьи сидеть дома и заботиться о детях, готовить пищу и делать что ему заблагорассудиться в свободное время, вещь, которая начинает становиться основной мечтой людей в теперешнем динамичном и стрессирующем конкурентном обществе. Если два-три века тому назад это могло быть скучным, то теперь, при наличии всяких медий, включая Интернет, каждый мечтает сидеть себе дома, да только мало тех, кому это отдаётся, потому что кушать что-то надо. Но до эмансипации женщины и сидели дома, а теперь уже не могут, или не хотят, позволить себе это. При этом широко известно, по крайней мере на Западе, что если один человек питается где найдёт (по закусочным или корчмам, или покупает себе готовую пищу), сам себе стирает, чистит, и прочее (или платит кому-то делать это), то он тратит практически столько денег, сколько пойдут на питание и прочее расходы для двоих человек. Даже только при закупке продуктов, если у человека имеется время обходить магазины, он сэкономить хотя бы 10%, а это всё деньги. Также и насчёт квартиры для одного человека или для двоих разница небольшая. Ну, если бы женщины работали как раньше в поле, или присматривали за животными, то вещи выглядели бы по другому (да сколько тех которые сегодня работают в поле?). Только что как раз тогда, когда женщины были в самом деле довольно загруженными, как раз тогда они и не поднимали голос, потому что тогда не было эмансипации, а теперь они просто теряют — потому что она существует.

     Это насчёт семьи, однако, начинает понемногу стареть, потому что сообразно нашей статистике тотальный коэффициент разводов 0.20, что значит, что на пять браков приходится один развод. Но это на пока, а тенденция такова, что в скором времени (скажем, лет через 20-30) достигнем до троих браков на один развод, потом до двух, а то и меньше. Даже и теперь в ряде стран и районов (в больших городах) такое соотношение существует. Так что


семья сходит с исторической сцены,


как прямое следствие эмансипации! Потому что, правда, полов только двое (оно потому, если задуматься, и слово "пол" такое, потому что это половина), и если у обоих одинаковые голоса, то ровно в половине случаев нельзя будет прийти к консенсусу, а без согласия какова польза от этого искусственно установленного в обществе ограничения свободы индивида (бил бы он мужчина или женщина)? Давайте не сомневаться, что институт семьи (или брака) создан мужчинами (потому что в древности, когда он был создан, женщин никто и не спрашивал), но преимущественно в интересе женщин (потому что они те, которые хотят задержать для себя какого-то мужчину, в то время как мужчины, как правило, предпочитают обходить женщин так, как пчёлки обходят плодники цветов). Но тогда оно что же получается? Ну, получается то, что


женщины просто режут сук, на котором сидят.


     И в таком случае полагается спросить себя: а почему же они это делают? Ну, из за эйфории свободы, иначе остаётся только возможность, что у них ума мало — выберите предпочитаемый вами вариант. Потому что равные права означают и равные обязанности, так ведь? К примеру, чтобы и женщины служили военную службу, или чтобы работали в шахтах, или чтобы платили свой счёт в ресторанах, или платили ещё алименты при разводе, или чтобы уходили на пенсию при одинаковом с мужчинами возрасте, и тому подобные. То, что мужчины ещё не эмансипировались, не означает, что они не сделают это в ближайшем будущем! Как к примеру: чтобы при разводе дети, если они мальчики, отдавались отцу, а матери только если девочки, что вполне естественно, хотя бы выше трёхлетнего возраста (а то и раньше, так как матери, которые кормят грудью, стали уже считаться на пальцах, а в детский сад и один отец может вести своего ребёнка). Римское право постановило чтобы дети давались, как правило, матери, но тогда не было эмансипации, а раз она уже существует, то можно и изменить закон. И чтобы и мать платила алименты и видела своих детей (если они мальчики — но ведь такого сокровенное желание всех матерей) раз в две недели. Ну, если она так хочет и если отец согласен о них заботиться, то в этом нет ничего плохого, но чтò она от этого выигрывает вообще не понятно, потому что у женщин, хоть бы на пока, подобных желаний нету.

     И вообще, что значит эмансипация? Ну, это значит, разумеется, освобождение (от иго — хотя уже и не существующего — мужа), только что это обычно понимается в смысле равенства. Но говорить о равенстве там, где "господь Бог" сотворил самое большое неравенство между индивидами, по крайней мере глупо! Можно говорить о равнопоставленности мужчины и женщины, что вещь вполне логичная и нормальная. Два-три века тому назад может и не было нормальным, чтобы женщина училась в университете, но это было потому что университеты были чем-то вроде монастырей, и что же будут делать пара женщин среди сотней "монахов" (не то что автору не понятно что бы такое они могли делать, но для того времени это считалось очень греховным)? Или другой уже анахронизм: согласно правилам ислама женщины получали в два раза меньше наследства чем мужчины, но тогда женщин покупали и потому было естественным чтобы мужчины получали больше наследства, с тем чтобы купить себе одну или больше невест, а для чего женщине много денег, раз она всё равно не решилась бы, тогда, купить себе (очередной) супруг? Так что, вкратце: нужно равнопоставить женщину в трудовом процессе. Ну, почему бы и нет? Какой муж возражает, чтобы его жена работала, раз она так уж и "прёт"? А почему бы и не в спорте, а? И то не только в шахматах и художественной гимнастике, а и в борьбе, боксе, поднятия тяжестей, и прочее. Да вместе с мужчинами, а не в отдельных категориях! Потому что, раз будет равнопоставленность, то пусть будет в самом деле такая, а не только на словах. И знаете ли что получится тогда, когда (или если) настанет эмансипация женщин на деле? Ну, получится так, что


равнопоставленность даст возможность доказать  неравенство отдельных сторон!


     Потому что она просто ничего другого не может доказать. Ну, не всегда, так как известны примеры из глубокой древности для женщин владетельниц, представившихся не хуже мужчин, хотя тогда никто не говорил об эмансипации. Оно и теперь в бизнесе и в политике имеется очень хорошее место для женщин, по ряду причин. Роль управляющего, или "магия управления", не всегда ясна, потому что существуют начальники, и сокрытые начальники, или, с надеждой сделать вещи яснее, давайте говорить о: тактическом или оперативном управлении, с одной стороны, и о стратегическом поставлении целей, с другой. Тактическое управление, как правило (не оспаривая исключений) нормально чтобы было делом мужчин, в то время как стратегия, довольно часто, может успешно совершаться и женщинами. Это так, потому что и в семье, если проведём такое разделение функций, придём к выводу, что


тактик это муж, а жена прирождённый стратег!


     По этому вопросу наш народ говорит, что муж голова, да жена шея, и это отвечает правде, потому что жена, чаще всего, знает только требовать, а муж должен знать как это сделать (это уже не её дело, правда?). Так в этом смысле вполне допустимо чтобы женщины занимали руководящие посты, и это и делается в ряде фирм, где немало женщин начальников. Это не значит, непременно, что её интеллектуальный уровень должен быть выше того других мужчин, которыми она командует, но для стратега тактическое умение не обязательно! Особенно похвально вхождение женщин в политику и public relations, ибо там вопрос не настолько в высоком коэффициенте интеллигентности, насколько в мягкости управления, так как твёрдая рука, в особенности в демократических условиях, имеет ряд недостатков. По крайней мере, в силе традиционных отношений между полами, человек (был бы он мужчина или женщина) труднее откажет одной женщине, нежели одному мужчине, если не существует какое-то сильное принуждение. Схожее положение и в ряде научных отраслей, где широкое вхождение женщин оправданно, опять не из за более высоких умственных способностей, а в ввиду факта, что в веке технологий, всё большее количество научных деятельностей становятся монотонными, теряют свой творческий характер, и в следствии этого становятся вполне доступными для женщин и даже выполняются ими лучше, так как мужчины не очень-то годятся для рутинных деятельностей.

     Так что, автор вообще не утверждает, что женщина не должна участвовать наравне с мужчиной в общественной жизни. И может, и должна!


Но в общественной жизни, а не в семье,


потому что, как сказали, полов только два. Ех, если бы их было 17 (или что-то похожее), как было согласно Курта Воннегута на планете Тральфамагор, то тогда положительно эмансипация была бы оправданной и в этом своём виде, в котором она ширится в последнее время.

     А имеется и другой момент, который ни одна эмансионистка, или эмансипистка (или, может быть, эмансипатка? — при чём учтите, что в болгарском "патка" значит утка) не признала бы, но положительно так думает: вопрос вообще не в равенстве или равнопоставленности, а как раз наоборот, т.е. в неравенстве, только что уже как господство женщины или нео-матриархат! Взгляд автора, априори, таков, что хотя бы 90% всех эмансипированных женщин не хотят быть равными с мужем, а чтобы они командовали мужем, а это уже не хорошо. Это не хорошо, не потому что автор мужчина, а потому что это поставит, согласно англичанам, "телегу перед лошадкой", и оно как раз так и получается в ряде эмансипированных семей, и скоро после этого брак расторгается.

     В человеческой истории существовал матриархат, но это было в глубокой древности, т.е. когда общество было довольно примитивным и/или жизнь была очень суровой. Но что общее может иметь уровень развития в случае? Ну, общее базируется на стратегической роли женщины в семье, и на творческой мужчины. Женщина (женский индивид, также и среди животных) та, которая стоит ближе к грубой действительности, к жизни, потому что она её порождает, даже, да простят меня дамочки, к животному. Она более консервативный пол, потому что её биологическая функция как раз в том консервировать жизнь в следующем поколении. Это давно известно наукам и нет смысла здесь больше распространяться. В то время как мужчина (т.е. мужская особь) творческий индивид, который имеет цель не просто продолжить род, а модифицировать и усовершенствовать его с помощью генетического кода, а и путём воспитания поколения. Даже пол ребёнка определяется мужчиной, в то время как женщина играет довольно пассивную роль. Это природные установки и мы не можем (по крайней мере пока) убежать от них.

     Ну хорошо, что от того что мужчина творец, а женщина "консерва"; что общего между этим и матри- или патри- архатом? Ну, дело в том, что тогда, когда поставлено под угрозой выживание потомства, а оттуда и всего рода и вида, логично чтобы консервативный пол командовал, чтобы он требовал и приказывал; в то время как тогда, когда такой опасности нету, но зато нужно творческое доразвитие рода в потомстве, тогда слово и команду должен иметь мужчина. Просто и ясно, не правда ли? Потому матриархат существовал в слабо развитых первобытных общинах, но сегодня он, разумеется, был бы анахронизмом. В наше время человеческий род поставлен под угрозой не исчезновения, а как раз обратного процесса — перенаселения.

     A propos, о перенаселённости. Оказывается, что существует и другой момент, который появился довольно синхронно с эмансипацией, и давно пора чтобы люди заметили связь между обеими вещами. Речь идёт об


очередном буме гомосексуализма,


было бы среди мужчин, или среди женщин. В наше время вопрос уже не о, назовём его, традиционном исламском или, вообще, при жарком климате, гомосексуализме, ни о принудительном таком (в армейских условиях или в интернатах), а о модной тенденции к гомогенному сексу, которая, если верить разным западным авторам, ещё не достигла половину людей, но туда движется. И это не может не быть связанным с эмансипацией, хотя и не прямым способом! А почему? Ну, если один мужчина (мало того, что он более слабый пол), не может командовать хотя бы свою жену (потому что на работе это мало кому удаётся), т.е. даже и в своём доме он не хозяин, ни у него имеются шансы присматривать за детьми после развода, который уже становится правилом, то какого чёрта ему вообще жениться? Если дело в сексе, то почему бы ему не практиковать один, в самом деле, равнопоставленный секс (потому что гомосексуалисты вовсе не обязательно чтобы были специализированными в мужской или женской роли, а могут выполнять и обе роли), или даже если он и не равнопоставлен и он сам играет женскую роль, то почему бы им не командовал (сексуально, но и в обычном смысле) кто-то из его же пола? А то же самое в силе и с точки зрения женщины, с той лишь разницей, что она не слабый пол, но тоже в ряде случаев даже предпочла бы стоять под командой индивида как она сама, а не коренно различного (который, по мнению некоторых женщин, годится лишь на то, чтобы ... писал тебе на доску в туалете).

     Так вот как обстоят дела с нетрадиционным, но с тенденцией стать таковым, сексом. И он запросто станет таким через половины-одного века, потому что в этом сексе хотя бы результат, т.е. потомство, полностью отделён от удовольствия или чувств, по простой причине что результата нету! Чувства, однако, имеются, и они даже более сильные, потому что нет другой скрытой цели, нет заботы о потомстве (кроме если они не усыновят себе некоторого ребёнка), нет сильных противоречий между партнёрами. Вообще, полная гармония — только что супротив природы. Но какой бы она и не была, мы должны понимать, что идём в эту сторону, и будем идти, пока эмансипация шагает семимильными сапогами. Хотя и, как говорит народ, нет худа без добра, потому что гомосекс пока единственный действенный способ для ограничения рождаемости!

     Ну, если смотреть так на вещи, как на историческую необходимость, то тогда может быть и эмансипация окажется положительным явлением, или точнее: будет ни положительным, ни отрицательным, а неизбежным явлением. Тогда и рождаемость уменьшиться, и семья распадётся. И это вполне реальная угроза примерно через век, потому что эмансипация пока в основном "натуги" со стороны женщин, желание доказать недоказуемое, но это может стать и доказуемым, когда (и если) внеутробное рождение введётся как массовая практика (и один домашний инкубатор будет стоить, примерно, после его вхождения в массовое производство, сколько одна посудомоечная машина). Потому что, видите ли, женщина не равна мужчине, не из за какой нибудь другой причины, а ввиду её биологического предназначения в качестве родильной коробки — или, выражаясь более красиво: женщина это почтовый ящик мужчины к его потомству — и если эта её функция перейдёт на задний план, как и происходит после критичного возраста, или до начала её половой жизни, то у неё нет никаких других ограничений, которые мешали бы ей выравниться с мужчиной по своим задаткам! Иными словами:


ничего не мешает женщине стать равной с мужчиной,  кроме того, что она женщина,


и если она не настаивает на второе, то нет никаких помех и для первого. Вопрос в том, на что настаивает женщина? Если она настаивает на материнство и на семью, то она должна быть против эмансипации, или хотя бы против массового понимания вопроса в моменте; но, с другой стороны, если она хочет делать карьеру наравне с мужчиной, то не мужики те, которые будут ей мешать — да только что она не будет уже женщиной, хотя бы в классическом смысле этого слова.

     Оно, как говорится, женщина, в некотором смысле, даже и более подходящая чем мужчина для карьеры, потому что, как показывает последнее слово, т.е. родство профессиональной с каменной карьерой, она состоит в основном в расталкивании других локтями, как камни по склонам горы, т.е. в ярком антагонизме к другим и в недовольстве от них — что-то противное коллективизму. Но мужчина, как правило, "стадный" пол, он тот, кто любит собираться в группы — было бы то смотреть футбол, было бы пойти на охоту, или на войну, или в клуб и корчму, и прочее. В то время как женщина та, которая в основном ненавидит своих соперников! Ну, вещи не всегда так идеализированные (ни это что-то плохое или хорошее — это просто природная установка), но такое упрощение полезно для понимания общего случая, который сводится к тому, что: мужчина делает злодеяния из любви, а женщина — добрые дела из ненависти!

     И в нашем случае она была бы идеальным карьеристом. Может быть слишком идеальный чтобы быть в самом деле идеальным, но всё таки вполне подходящий для производственной сферы. В то время как мужчина мог бы быть и очень хорошим хозяином и отцом, если приходиться это делать, даже с тем преимуществом, что если останется без работой он всё же сделает что-то полезное в доме — или наклеит новые обои в квартире, или устроит теплицу в саду (если он у него имеется), или начнёт сам обучать свои дети, или будет делать покупки дешевле своей жены, или что-то другое. Так что всё зависит от целей и задач. Если когда-то семьи исчезнут как общественные единицы, так как уже исчезли родовые общины, и если каждый индивид (был бы он мужчина или женщина) может выращивать положенного ему одного ребёнка (потому что ясно, что когда нибудь это положение насчёт одного ребёнка на родителя станет законом, чтобы приостановить бум популяции, который начался в основном два века тому назад) в своём домашнем инкубаторе, то нет никаких проблем для того, чтобы оба пола стали равнопоставленными в производственной, а и в любой другой (раз нет семей) деятельности.

     Даже и теперь нужны совсем небольшие усилия в правовом порядке для установления оптимальной равнопоставленности мужчин и женщин — указанное решение о разделении детей по родителям, вопрос об их именовании, об унаследовании (при этом разделении), и некоторые другие более мелкие вещи. Под именованием здесь имеем в виду, что всё ещё фамилия определяется отцом, а имеется и отчество (второе имя). При этом решение исключительно простое — раз располагаем тремя именами, то можно чтобы второе было материнским, а третье отцовским, где это может быть фамилия соответствующего родителя, но оно может определяться и совсем свободно этим родителем. Или ещё, если настаиваем на то, чтобы у каждого родителя непременно была некоторая его "собственность" — так как дети, хотя бы пока они маленькие, рассматриваются как раз в этом духе — то можно чтобы все имена определялись только одним из родителей (а он, эвентуально, будет формировать другое имя в соответствии с другим родителем), в зависимости от пола ребёнка, где он может определяться и до рождения (или "вылупливания"), или даже будет заказываться при искусственном оплодотворением. Вопросы не сложные и их можно быстро разрешить, и если это ещё не произошло, то это потому что, хотя бы на Западе, люди всё ещё не смотрят серьёзно на эмансипацию, так как она не достаточно последовательная (как и можно ожидать, раз она женская выдумка), и надеются сохранить семьи (хотя бы настолько долго, насколько это возможно). Кроме того и мужчины ещё не подняли голос о настоящей равнопоставленности, так как надеются, что женщины "побрыкаются" немного, да додумаются, что пора остановиться, потому что, всё равно, выше головы не прыгнут. В этом причина для ещё неулаженных вопросов, а не нежелание мужчин дать равные права женщинам, ибо они давно (хотя бы уже два-три века) им даны.

     Во всяком случае, проблема сложная и полная социальных сотрясений и совет автора не торопиться слишком в этом торопливом времени, а надеяться больше на испытанные веками формы патриархата и моногамного брака. Если будем делать что-то новое, то хорошо подумать об этом сначала, а не постфактум.


     04.2002


     П.С. Может быть стоит добавить в конце, что вещи развились довольно быстро и согласно перечню населения на 2010 год в Болгарии из всех рождённых детей чуть больше половины (55%) такие, которые раньше назывались "незаконно рождёнными", а теперь называются "внебрачными". Оказывается, что мужчины (ибо, кто другой?) одумались и стали применять наиболее простое решение, потому что раз нет официального брака, то не может быть и развода и разделения имущества. Мужчин это, за неимением другой альтернативы, устраивает, они живут вмести с женщиной, платят сколько могут, и не отрицают своё отцовство; мало того, в этом случае сами женщины более терпимые (надо полагать), раз их никто официально не прикрепляет к какому-то "мужлану", т.е. они, де факто, свободные. Детей это, положительно, не должно устраивать, но у них нету базы для сравнения, и раз и другие дети таковы как они (или их родители уже живут раздельно), то они не возражают особенно. Женщины просто мирятся, если хотят иметь детей, но, я не знаю, мне кажется, что если бы я был женщиной, мне было бы неудобно этим, я бы стыдился жить так как животные, да ещё в добавок возвращаться где-то 4-5 тысяч лет назад в человеческой истории; я бы попытался искать лучшее решение (схожее с предложенным в других материалах вариантом заключения брака на определённый срок, с предварительном разделением детей и закреплением каждого ребёнка к одному родителю, и с другими деталями). Слово за женщинами, так как они те, которые бойкотируют римское право.




 

ЧТО МЫ ХОТИМ СКАЗАТЬ МИРУ?

(О болгарских символах и о духе болгарина)

     Что мы хотим сказать


     нашим гербом?


     Потому что львов по нашим землям нету уже тысячи лет, т.е. ещё до создания Болгарии, а в отдалённых геологических эпохах может быть были и динозавры, но это вряд ли существенно. Обычно в качестве государственного символа на Западе, а и на Востоке, т.е. в России, принят некоторый орёл — с двумя головами, чтобы было более интересно, или как вдвойне всевидящий (или, как говорят дети: чтоб ты спрашивал, а чтоб я тебе не отвечал) — но это не только сильное (респ., жестокое) животное, а и птица, которая летит высоко, то бишь, стоит надо всеми остальными. Ну, лев сильное животное, но он ... да ведь это древний еврейский символ! А и теперь в некоторых храмах в Баалбеке можно найти каменные фрески с изображениями львов, но они со времён раннего христианства и в таком случае опять унаследованы из еврейской религии. Оно, разумеется, в древности обожествлялись какие ли только нет животные (китайский дракон, например, или арабский ибис, или бык, ставший золотым телёнком, и другие), а также и всевозможные комбинации из частей людей и животных (шестирукие боги буддизма, греческие кентавры, греко-арабские гарпии /харпии, и много других арабских, индейских, и прочее божественных существ), так что почему бы не выбрать себе и одного льва /лева, который гордое и сильное животное, перед которым человек просто должен преклоняться? Так то оно так, но то, что лев является символом одного немногочисленного восточного народишка — еврейского — вряд ли случайно, так как он, т.е. лев, иначе довольно кроткий (если он сытый и его не тянут за хвост), и из семейства кошек, ведь так? Один такой миленький львёнок-котёнок может быть символом слабого, но кому очень хочется быть сильным — как лев. А так как и мы немногочисленный народишко — примерно одна промиля мирового населения — то и нам хочется развевать свой флаг (или вилять хвостом, когда нас разгневит кто-то посильнее), так что не этим ли мы как раз хотим поделиться с миром?

     Потому что: гордое, гордое животное, да: насколько гордое? Что если оно неразумно гордое, а? Так как она, эта неразумная гордость, которую русские называют "гордыней", является и одним из основных христианских грехов, который очень коварный грех (если использовать этот уже состарившийся вариант ошибки —"грешка" по болгарски), именно потому что он (или она, ошибка, если вам так больше нравится) с первого взгляда (да и со второго) не есть вещь явно антисоциальная, как пожелание невесты ближнего своего, к примеру говоря (что тоже может и не быть грехом, а лишь удовольствием, ежели и она желает то же самое, и её муж, респективно её любовник, в добавление к тому тоже не возражает поменять на время свой сексуальный партнёр, так что хотя бы на фоне разнообразия отдохнуть от неё немного). В связи с гордыней можно напомнить и очень удачную русскую поговорку: "Чем уже лоб, тем шире самомнение!". И для этого психологического феномена имеется простое объяснение, то, что человек в своей деятельности нуждается прежде всего в мотивировки своих поступков, а этого можно добиться в основном двумя способами: или путём разумной оценки ситуации, или путём ... недооценивания всех и всего остального. Иными словами: или осознавая своё незначительное положение в круговороте вещей в природе (что даёт силы, не потому что оно незначительное, а потому что познание и реальная оценка несут, сами по себе, удовлетворение и убеждённость), или отрицая право на жизнь других, как и отрицая все другие разумные доводы кроме личного (и неразумного) желания.

     Вкратце: чем мельче данный народ, тем и гордее он себя чувствует, чем, в силе вышесказанного, он и подчёркивает свою незначительность! А мы её подчеркнули, так сказать, двумя линиями, потому что мало того, что нам одного льва мало (который вполне хватал нашим революционерам-возрожденцам Василу Левскому и Христо Ботеву в своё время, но не и нашим теперешним правителям), да мы взгромоздили себе целых три льва на нашем флаге — что-то вроде христианской святой троицы: лев-отец (слева, наверное), лев-сын (справа), и лев-дух (в середине), ограждённом в чём-то вроде щита, но это скорее всего какой-то пузырёк или кадка, так как один дух не может стоять свободно и сам по себе, ибо он расползётся и растворится во всём, и в таком случае его не будет видно на гербе. Ну, и наверху, разумеется, стоит корона, не обязательно царская, потому что тогда наш царь был ещё в Мадриде, но всё таки какая-то тяжёлая государственная корона. Вот так, значит: было ясно, что (будучи маленьким государством, и прочее) мы должны быть очень гордыми и водрузить себе лев на гербе, было ясно, что одного льва нам уже мало, но двое вещей (цветов, например) кладётся только умершим, так что доходим до цифры три, а четыре и больше уже вызвали бы международный прецедент, и в таком случае это было бы неудачно. Так вот каким образом рождаются великие болгарские (читай и балканские) решения.


     Кстати, о болгарах,


где это название, очевидно, разлагается на бълг-  /bulg-  + - ари, только что - ар был популярный суффикс для образования мн. числа в ... татарском языке (к примеру: ага — агалар). Но следы от этого - ар имеются и в других языках, как в немецком, например, где - er часто используется как раз для мн. числа (Kind — Kinder, Wort — Wörter, и пр.), и в голландском, где специально слово холм было точно таким — holm — и его множественное число было как раз holmar (а насчёт холма нет смысла сомневаться и искать по словарям, потому что у них существует один очень центральный холм, который стал и городом — Стокгольм). А привлечение татарского языка вовсе не случайно, потому что тезис о нашем татарском происхождении всё больше пробивает себе путь в научных средах. Ну, это не надо понимать в смысле что мы наследники (предшественников) Чингиз хана, но мы пошли (т.е. старые болгары) где-то с района Памира и Алтая, вокруг Гималаев и Гиндукуша, подцепили что-то и от киргизов, болхар, татар, монголов, афганцев, и прочее, да даже — прямо таки не верится — фраза "обичам те" (я люблю тебя) на монгольском звучала как "бич-хам-те"!

     А теперь давайте вернёмся к "булг"-у, потому что "ъ" (которое произносится, а не как в русском языке) очень хороший звук и для нас и для Востока, но на Западе он превращается в латинское "u", а оно со своей стороны пришло с греческого ипсилона (υ), который звук довольно "заковыристый" и чаще всего служит для модификации предыдущей буквы, где у них даже нет нашего "у" и они записывают его через омикрон + ипсилон (ου), называя нас теперь "вулгарос" (а раньше "булгарос", да если нас тогда было). Этот ер-голям-ипсилон (который не выполняет функции твёрдого знака) существует и в русском языке при их еры ("ы"), которое что-то по середине между болгарским "ъ" и "и", но в турецком "ъ" пишется по латыни как "i", так что лучше придерживаться к близкому кириллическому "ъ" /латинскому "u". Так вот тогда: что означает это бълг-  /bulg-  (т.е., что за ним кроется)?

     Ну, по видимому и этимологи не имеют единого мнения по этому вопросу, но смотря подражательно это какое-то стучание по барабану, трескотня, или вспучивание /надувание, где можем привести похоже звучащие болгарские слова: булгур (жито для варки, при похоронах), буламач (бурда), которые турцизмы, русский балагур (смешник, ярмарочный крикун), ещё балаган (ярмарка или шумиха), немецкий der Balg (пузырь, пузо, или крикливый ребёнок), der или die Buhle (что теперь даётся как любимый /- ая, но в прошлом было что-то вроде, прошу прощения, хорошего хлыща, по болгарски можно сказать "чукач", так как "чукам" это жаргон для сексуального сношения), и другие. Но здесь и шар /мяч в виде - bol, что мировой корень, потому что и русские говорят "большой", и турки bol (много), и немцы der Ball (мячь), но это и бал (как место для кружения пар как мячики), да и ... наш балкан (гора по середине Болгарии, а оттуда и название всего полуострова, как что-то торчащее или вздутое, или хотя бы твёрдое и прямое как палка /балка), ещё французский balcone-балкон, или немецкая die Burg (крепость), потому что, хотя бы для Запада, r- l часто мутируют одно в другое. С другой стороны, мешок или вздутый пузырь не исчезает, потому что оттуда и вольва или вульва, которая дала и вульгарное или просто расплодившееся что-то, что как раз греческое звучание имени болгар. Так что, нравится нам это или нет, но мы или некоторое быстро плодящееся и вульгарное племя, или балканские жители, или ... ха, ха, пустые пузыри или одна вода (aqua nuda по латыни, by the way)! Оно не то, что мы не знаем, на что мы похожи, но речь шла о том, что мы говорим миру, ведь так? Ну, ничего хорошего мы ему и не говорим, к сожалению.

     Или тогда возьмём


     наш национальный флаг.


     То, что это триколор понятно, но что означают эти цвета, потому что мы, ведь так, любим, чтобы всё наше имело, и то глубокий, смысл. Ну, белый цвет чистый и хороший, зелёный это свежая молодая травка (или что мы какие-то ... "луга некошеные", а?), а красный — так вот в том то и дело, что этот цвет должен символизировать пролитую кровь в разных наших битвах за свободу Болгарии, но ни в коем случае не должен иметь чего-то общего с коммунизмом и борьбой против фашизма, потому что от коммунизма мы уже отреклись, прямо зачеркнули его из нашей истории и оторвали из ней эту позорящую нас страницу. Так то оно так, но здесь мы, по мнению автора, не были достаточно последовательными в тотальном отрицании, не поступили совсем по СДС-истски. Надо было вообще убрать этот красный "мазок" с нашего флага и basta! Только что, видите ли, мы не сделали этого, потому что, кроме того что тогда у нас был бы двуколор, что упрощение символов и своего рода декадентство, но и, убрав потом и белый цвет, у которого по сути дела другой смысл, остался бы только цвет лужайки; или ещё, если уберём "лужайку" останется только белый цвет безропотной сдачи, что, не то что не верно — оно, весь наш народ уже понял это — но как-то не годится чтобы афишировали это в открытую. А спросив заранее автора он бы вам сказал, что нужно было сперва убрать и зелёный цвет, вместе с красным, и тогда, встав перед одним белым флагом, спохватиться, что нужно добавить другие цвета.

     А какие цвета, хотите спросить? Ну, обязательно иметь хотя бы одну синюю полосу, потому что это цвет неба, и моря, и синей крови (да давайте не будем делать разницу между синим и серым — цвет "царской партии" —, потому что с эстетической, а и политической, точки зрения, они не очень хорошо себе гармонируют), ещё цвет свободы, демократии, Объединённой Европы, и прочее, или, как пелось раньше в одной нашей песенкой: всё хорошее в этом мире синее, даже и глазки твои. И теперь, отталкиваясь от синего цвета, ещё более понятно, что красный уже не должен присутствовать в нашем флаге, ибо опять возьмём да приблизимся к русским, а это, упаси нас Бог, нельзя делать ни в коем случае! Ну, и какие цвета остаются тогда? Ну, зелёный и жёлтый, других нету. При том светло жёлтый, один такой, немного утиный цвет, но чтобы не загнули к туалетному цвету хаки, потому что тогда мир подумает что мы "обкакались", опять с извинением. Кроме того жёлтое и зелёное это цвета-побратимы, они и в фонетическом аспекте таковы, потому что мы говорим жёлтый, но золотой (а не "жолотой"), а так и в польском, болгарском, и в других славянских языках. Так что, одно хорошее предложение для национального триколора это: синее, зелёное, жёлтое.

     Но можно подойти и по другому к этому вопросу, так что не только поставим акцент на демократично-аристократичный синий цвет, а и превзойдём ограничения триколора. Идея простая (как и всё гениальное) и она следующая: одна синяя полоса сверху (символизирующая небо), вторая синяя полоса снизу (на этот раз это море), а по середине, на такой же широте, но уже в вертикальном направлении поставим один триколор в жёлтой гамме, начиная слева на право светло жёлтым (до палки знамени), потом следует оранжевый, и наконец ярко красный цвет, который уже будет символизировать не пролитую кровь, а восходящее (демократическое) солнце, которое постепенно согреет нас всех. Это будет, с одной стороны, триколор, с другой — тетраколор, а то и пентаколор, и ни у кого не будет такого флага, в то время как наш триколор массово использованный в мире, с некоторыми пермутациями в полосах. А небо-море вносит и другой, более глубокий, нюанс, потому что ... ну, потому что мир это море, т.е. мир, он за морями, что не только географически верно (2/3 земной поверхности заняты морями), и не только этимологически верно (по русски мир значит и наша земля, и мирное сожительство, и связывающая идея для обоих понятий кроется в нашем море или в мурлыкающем латинском mare, так как ... ну, причиной здесь является имя Владимир, потому что по русски оно значит "владыка мира", но по польски он Waldemar, где море очевидное), а кроме того это и полностью в духе ... ех, в духе НАТО (что аббревиатура от North Atlantic Treaty Organization, но nato как глагол в латинском означает плыву, переплываю, и идея предельно ясная)!

     Прочее, раз уже стали


     делать предложения,


то пусть вернёмся к нашему гербу, потому что львы, как уже дискутировали, не наш национальный элемент, и давайте попытаемся найти что-то уникальное (с одной стороны "уни", а с другой и "калное" для нас, а? — по болгарски "кал" не совсем то, что по русски, а просто грязь, но вещи как-то связаны), и подходящее для одной, как нам очень хочется, "балканской Швейцарии", т.е. для мирной балканской страны с хорошей природой. Если это должен быть какой-то "зверь", то почему обязательно хищник, а не что-то послушное и миролюбивое? Первое предложение: ... георгиевский ягнёнок, который будет белым, на зелёном фоне (чтобы напоминал нам, что это ранняя весна или день святого Георгия), и с красными сапожками и рожками — и блеет себе тихонько, и может и бодать когда подрастёт, а в то же время и вкусная "жратва", так как ягнёнок положительно связан со ... хм, с огнём! Но огонь он идёт ещё из санскрита, где Agni (=Wahni) был бог огня, так что теперь и огонь вошёл в нашу символику, и тогда красный цвет будет тот огня, а что этот цвет хороший (вопреки мнению СДС-истов) нет смысла убеждаться, потому что в болгарском мы используем и слово "красив"-красивый (кроме типично болгарского "хубав", которое может и не точно татарское слово, но оно существует и у немцев — hübsch) и которое, очевидно, идёт от красного русского цвета; а и существует ли такая женщина, которая не хотела бы покрасить свои губы, чтобы стала "красной красавицей"? И связь огня с ягнёнком очень богата идеями, потому что этот санскритский корень существует, всё таки, и на Западе, так как ignition ("игнишън") по английски значит зажигание, воспламенение, которое идёт прямо с латинского ignis (огонь) или igneus (пламенный); а русский ягнёнок ("агне" по болгарски), и на латинском как раз agnus, и здесь речь идёт о самом процессе рождения ягнёнков, как порождение чего-то нового, т.е. это идея ... птицы феникс, которая рождается из огня! Иными словами, это вечное обновление, путём сжигания старого. Эта идея хорошая и она подходит также и для известной "анти"-политической силы (т.е. для той, которая издавала газету "Анти").

     Другое предложение: хороший трудолюбивый ... муравей, вставший на свои задние ножки как настоящий кентавр! Или, для любителей множества одинаковых изображений — три муравья сцепивших свои передние ножки и расположенных в виде эмблемы Мерседеса; или (для коммунистов-социалистов): пять муравей сцеплённых таким же образом и формирующих только лучи пятиугольной звезды; или ещё (новая фигура): шесть муравей, расположенных вдоль сторон правильного шестиугольника, плюс ещё один муравей в центре, вставший "кентавровидно" и смотрящий направо (уж ни в коем случае налево!), с крылышками и короной (коли это нужно).

     Но кто сказал, что на гербах должны быть только животные? Некоторые государства рисуют себе деревья, другие листья из них, третьи цветы, и прочее, а можно и только один круг в середине — важное чтобы было что-то уникальное, правда? Ну, красная розочка один очень хороший и уникальный (который в случае, считает автор, даже и не выглядит "калным") для нас символ, и в цветовом плане она хорошо увязывается с нашим теперешним триколором, но по известным политическим соображениям и она и социализм, да и вся Болгария, уже стали causa-ой perduta-ой. Так что давайте придумать что-то другое, и вот вам проект для одного уникального герба: два перекрещенных буквой "Х" ... шашлыка, с нанизанными кусками мяса на них, вперемешку с кусками перца и лука — всё может быть в одном цвете, или мясо может быть красным (желательно и говядина, потому что "крави" на санскрите значит мясо), лук может быть белым, а перчики (наверное горькие, хотя этого не увидеть) могут быть зелёными. Но можно и попроще — лишь одна вилка с наколотым на ней кебапче (респ., колбаска или сосиска), слегка загнутым в оба конца! Можно добавить и капли жира, а можно и комбинировать шашлыки с вилкой с этим кебапче по середине. Тогда наше послание к миру будет предельно ясным — приходите к нам покушать (не забывая оставить и свои деньги у нас, так как они нам очень пригодятся).

     Однако у нас существуют, хотя бы существоваЛИ, и другие символы. Речь идёт о


     пятиугольной звезде.


     Ей Богу, не понятно что заставило нас снять её с башенки бывшего Дома Партии, который спокойно мог быть опять центром всех партий (или хотя бы представленных в Парламенте), и который теперь часть Народного Собрания (нашего Парламента), хотя бы как собственность. Ну, само здание часть комплекса в центре Софии и никто и не думал его разрушать (как Мавзолей, скажем, но поджечь его не отказались — наверное с идеей о Рейхстаге в уме, идущей, между впрочем, хотя бы с Древней Грецией, потому что: как лучше может "прославиться" кто-то, кроме если подожгёт какой-то храм или символ, или не осквернит его другим способом — например краской или неприличными надписями?), но пятиугольную звезду мы просто отсоединили и подняли вертолётом. Да, да вот почему? Если нам мешал красный цвет, то самое простое было перекрасить её на синюю. Или на жёлтую, потому что таков, обычно, цвет звёзд, или ещё на неоново-блестящую. Можно было сделать её и с разными цветами лучей — например, слева внизу и по часовой стрелке могли чередоваться: красное, жёлтое, зелёное (на самом верху), синее, фиолетовое; это с одной стороны был бы аналог радуги, но с другой стороны красные цвета были бы снизу, да было бы и покраше. Если нам мешало то, что это был символ другого государства, то такого государства уже не было, потому что русские убрали свою звезду ещё раньше, а и на ихнем флаге стоял серп и молот, а не пятиугольная звезда.

     Ну, вроде бы нам мешали её пять лучей, но тогда почему мы сначала не осмотрелись как стоят вещи в мире, чтобы узнать каковы там звёзды? У американцев не одна, а пятьдесят звёзд, на их флаге и не только что их это вовсе не тревожит, но они и гордятся этим фактом. Достаточно звёзд и на знамени Объединённой Европы, да их и больше будет становиться. А кто не верит, что они пятиугольные, пусть спросит в Американском посольстве, или пусть возьмёт одну десятку "львов" и сходит поменять их на пять евро, и потом рассматривать их себе на спокойствии увеличительной линзой. Он и Пентагон, по сути дела, пятиугольная звезда с урезанными лучами, т.е. пятиугольник или пентаграмм и этот символ, использованный для предохранения от влияния злых сил, идёт с очень глубокой древности, проходит через Грецию и Древний Рим, и известен по всему Западу. Ежели вы случайно не задумывались почему это так, то можно напомнить вам сколько пальцев у людей на их конечностях, что в силе и для уймы животных (если некоторые из пальцев не рудиментировали), а то и о цветных листочках большинства цветов. Она и наша система счёта была бы пятеричной (а не десятичной), если это не увеличивало бы сильно количество цифр, и если бы у людей не было двух рук-звёзд. И это символ силы, так как человеческая рука (эвентуально кулак, а?) является символом силы и могущества человека, но это азбучные истины. А и сколько лучей мыслимо чтобы имела одна звезда? Один, два, или три невозможно, четыре (квадрат или ромб) очень грубо и это имеет другое смысловое наполнение, потом идёт пять, шестёрка это еврейское число, и так доходим до семи, что сложнее для рисования чем пятиугольную звезду, а о большего количества нет смысла говорить, так как это могут быть только ребячьи каракули. Так что пятиугольная звезда такой хороший символ, что больше просто некуда! А- а, если нам не нравилось то, что у нас была лишь одна пятиугольная звезда, то могли бы поместить на пресловутом Доме ещё кучу звёзд по краю крыши, или хотя бы ещё две поменьше по сторонам, да только не убирать её. Да вот, как раз поэтому мы её и убрали — потому что было глупо это делать!?

     Если мы хотя бы, убрав её, подумали как окончить башню здания — или одним лошадиным хвостом со времён хана Аспаруха, или некоторым флюгером для указания направления ветра (потому что мы как раз это и делаем, правда, поворачиваемся сообразно с тем откуда и куда дует ветер), или какой-то спиралью или другой композицией, символизирующей демократию — два на букву V растопыренные пальца, к примеру, подходили бы хорошо к угловому положению здания (оно и два, хм, согнутых пальца, с ещё одним между ними, тоже подходили бы хорошо — на этот раз нашему тернистому пути к благоденствию, но точно "в пупе" Софии такой знак, всё таки, считает автор, был бы не очень удачным). Да даже и дюжину лет после эйфорического опьянения от свободы (... порнографии, преступности, коррупции, возможности выключить своё паровое отепление зимой, или даже купить себе хлеб и сыр, или не купить, потому что нè на что, или заплатить за своё зубное и прочее лечение, или потратиться на образование своих детей, и прочее), так даже и после прихода удачно названной нашим народом слободией, или АНТИнародной демократии (потому что, если её раньше не было, а и теперь её нет в мире, то коммунисты не выдумали бы эпитета "народная", что вовсе не русская выдумка, ибо по английски пишется People's Republic, и Китай, к примеру, не кланяется ни русским, ни американцам), так вот, даже и теперь на вершине этой башни развевается лишь один флаг и видно предельно ясно, что в архитектурной композиции чего-то не хватает. Ну, наверно как раз это мы и хотим сказать миру — что и нам чего-то не хватает и нам просто нравятся искалеченные вещи?

     Или возьмём ещё наш


     Мавзолей.


     Хорошо, убрали "мумию" — оно и теперь осквернение почивших любым возможным образом любимое народное "развлечение", в особенности на Ближнем Востоке, так что, чем мы лучше как народ людей по этим землям? — но больше пяти лет Мавзолей стоял расцарапанным, не используя его ни для чего. А можно было сделать там некоторую дискотеку, скажем ("У бая Гошо", к примеру), или один хороший (и дорогой) ... туалет, который хорошо бы окупился, и любой СДС-ист "умирал" бы себе от удовольствия вытащить там свой такой-сякой и развеять его; а то и СДС-источки "кайфовали" бы снимая там свои штанишки и колготки, правда? Вообще, раз наилучший способ избавиться от искушения это отдаться ему (ввиду чего и СМИ выплёвывают уйму, очевидно неприличных, но доходоносных вещей) то это было бы хорошим решением, хотя бы с эстетической точки зрения (а то что немало людей, которым доставляет удовольствие издеваться над павшими — ну, это их проблема, коли они её осознают, разумеется). Но ничего не было сделано, и лишь когда появился наш "царь", то только тогда прибрали перед его окнами (хотя он, бедняга, и не спит там , потому что ... ну, паркет ему очень скрипел и таким образом отвлекал его от дум о народном благоденствии).

     Аналогичным образом обстоят вещи и в отношении


     коммунистов и их обращений,


потому что верно, что коммунисты нам надоели, прежде всего, их крайностями по ряду вопросов, но верно также и то, что мы сделали всё другое, только не отреклись от крайностей как таковых! Мы, можно сказать, перевели бы и движение по улицам с правой стороны на левую, если бы почти по всему миру не было массово принято то, что существовало и при социализме, названном коммунизмом. Мы отменили и смертельное наказание, и налоги на сигареты, алкоголь и другие акцизные товары, и бесплатное (в моменте нужды) медицинское обслуживание, и чего только нет, а теперь, мало-помалу, возвращаемся к хорошему старому и испытанному (не важно что коммунистическому) взгляду по ряду вопросов. Но что делать, народ всегда шатался (а и будет шататься) из одной крайности на другую, потому что "золотая" середина трудно достижимое понятие, да и как человеку искать середину, когда единственный способ сделать карьеру, или просто выявиться и отличится чем-то, это найти некоторую (по возможности новую, или хотя бы хорошо забытую старую) крайность?

     Ну хорошо, скажет кто-то, а где были наши политические и прочее лидеры, что не сказали нам где эта середина, а оставили нас плутать как слепые и стучать палкой, пока не стукнем по некоторой стенке, тротуару или о дерево (или не зашибём себе здорово "башки")? Ну, верно, и наши политики шатались, да оно нельзя сказать чтобы у нас не было разных левых фракций (начиная АСО-м, Альтернативным Социалистическим Объединением), или социал-демократов, но в условиях демократии, т.е. когда в основном народ должен выбирать себе "пастухов", мы просто не выбирали никого из умеренных в Парламент (или "Говорильню", если переведём это итальянское слово на татарски, ах, простите, на болгарски). Так что: не то что наши политики очень хорошие, но — как аукнулось, так и откликнулось, или ещё: каков демос — такова и -кратия!

     Коммунисты определённо доходили до крайностей, и поэтому люди на Западе их не любят, но ... так ведь, a la guerre, comme a la guerre, а они пришли как раз в обстановке войны, так что грубость, мягко выражаясь, была своего рода необходимостью. В то время как наша демократия пришла в совершенно мирной и тихой обстановке и у нас, слава Богу, не было гражданских беспорядков, какие имелись в "Сербославии", России, а и в других местах. Ну, много этнических турок сперва побежали в Турцию, а потом вернулись у нас, но это было в основном, потому что они (также как и мы) знают своих людей и знают как в Турции процедируют с разными меньшинствами, включая болгар, греков, армян, и прочее христиан, и решили, что и мы сделаем как они (тем более на фоне наших пять веков османского рабства). Да вот мы не поступили так и тогда они вернулись, в общих чертах, у нас (за счёт чего наступила селекционированная эмиграция на интеллектуальном или элитарном принципе, но это, как говорится, "из другой оперы").

     Как бы то ни было, автор не поёт дифирамбы коммунистам, но для них хотя бы существовала смягчающая вину идея о социальной справедливости, которой теперь у нас нету (да по широкому миру, скажем: в Германии, Австрии, или Франции, или Англии, а то и в богатых Американских Штатах, она существует, не смотря на то, что её и не называют социализмом). В то время как при нашей демократии, хм, так ведь она реальность ещё с 1991 года (ну, нам понадобилось некоторое время пока отучились ... выкалывать глаза кандидатам на плакатах, или пририсовывать им некоторые вещички ко рту — sorry, sorry — но это быстро нам надоело и мы отучились), и раз так, то при ней не может и речи быть об идеях /идеалов, потому что в капитализме (или в постиндустриальном обществе, если вам так больше нравится) нет никакой идеи о справедливости, он груб и жесток как ... ну, как сама жизнь!

     Наша демократия буксует НЕ потому что она плохая демократия — оно, разумеется, всегда можно желать чего-то большего и раз это не так, то говорить, что это не демократия, но истина такова, что это и ЕСТЬ демократия, и если она нам не нравится, то мы поступаем так наивно, как когда один маленький ребёнок, когда его мать нашлёпает по ... (ну, знаете, по чему), и он разревётся крича: "А- а, ты мне не мамаша!", да она всё таки его мамаша, не смотря на то что плохая, в случае. Так наша демократия плоха не потому что она не такова, а как раз потому что такова, как и по ряду, преимущественно экономических, причин, но здесь опять переключили на другую оперу. Горькая правда в том, что какими бы и плохими не были коммунисты (т.е. привыкшими только взмахивать "кнутом"), то, всё таки, если бы мы их оставили тянуть коляску (ну, после того как в 1991- 2 годах низвергнули их с вершины, так как, если в самом деле любишь кого-то и болеешь о нём — была бы то футбольная команда, партия, или "девка" — то нужно оставить его на некоторое время в немилости и если он /она /оно положительное явление, то это пойдёт ему только на пользу, а если это не так — ну, тогда так ему и надо), так если бы мы их оставили дореформироваться внутренне и опять взяться за узды правления, положительно они не "запрягли бы телегу перед лошадью" (как сделало СДС, да потом нужно было упрашивать и царя, который и не совсем наш царь, вытащить нас из грязи, но и он затрудняется порядочно, как видите).

     Но коммунизм не был изолированным явлением только для нас, он затрагивал (и ещё затрагивает) множество стран, и некоторые из них справились легко (т.е. не труднее чем с очередным экономическим кризисом очередного этапа в развитии каждого капиталистического государства), в то время как мы ещё не можем справиться, и справимся лишь (ну, не лишь когда, как говорит наш народ, "зацветут наши тапки деревянные", но лишь) после одного-двух поколений (из по 25 лет, более или менее) с замены нашего "бая Тошо". Это так, потому что одно поколение — оно уже видно что так и будет — нам нужно, чтобы достичь средний жизненный уровень с 1988 года (чтобы быть уверенными, что этот год не впал под влиянием хаоса перемены, а только под влиянием кризиса социализма — потому что и он доказал, что может переносить кризисы), а ещё одно поколение нам понадобится чтобы достичь уровень, до которого мы добрались бы после двух поколений, если продолжали шагать по пути социал-коммунизма (или коммунал-социализма — кто знает что правильнее?), но это не был бы тот же социализм /коммунизм, который был в 90-ых годах, также как тогда он не был тот же, как, скажем, в 70-ых, или в 50-ых годах, потому что каким централизованно неповоротливым он и ни был, он, всё таки, развивался (и то к лучшему).

     Только что курьёзное в случае то, что из всех бывших социалистических стран мы выигрывали больше всего от коммунизма, и от Социалистического Лагеря (хорошее это слово "лагерь", а?), потому что ... ну, просто потому что были (и всё ещё таковы, и кто знает когда не будем) бедной и отсталой балканской (ну, не азиатской, как Россия) страной, и, как изо всех лошадок в одной упряжке больше всех выигрывает самая слабая лошадка (так как коляску тянут сильные лошади), так и мы чувствовали себя лучше всех! Ну, имелись и другие бедные страны, но они не были славянами — Румыния, например, которые ромАнцы или римляне, хотя это то же самое как и ромы /ромале, то бишь цыгане, но раз оказывается, что мы татары (а tatari на румынском значит ... ха, ха, значит ругаюсь, т.е. веду себя как татарин, и схожее по смыслу и русское слово араП, или ерепениться — упорствую, но наверное как араб), то и нет смысла обижаться на национальные темы. Имелись и другие славяне (Чехия, Польша), но они не были такими слабыми как мы (потому что не на Балканах). Так что мы выигрывали больше всех от "лагеря" и от "братьев" и как раз поэтому были первыми, которые наотрез отказались от коммунизма. Если человек спросит нас почему, мы порядочно затруднимся ответить мотивированно.

     А имеется и ещё что-то, чисто терминологическое или этимологическое — стандартное коммунистическое обращение. Если вы не задумывались по этому вопросу, то интересно сделать одну мировую параллель. Русский товарищ значит, в сущности ... а ну-ка теперь, а? Ну, это значит грузчик! Потому что это производное от слово "товар", в смысле тяжесть, груз. И наверное сказать кому-то: "О, здравствуй, грузчик, что делаешь? Грузят тебя, а? А как грузчица? А маленькие грузята? И их грузят, а? Ну ладно, пусть их грузят, такими уродились." — ну, это не только смешно, а и немного, хм, перверзно, не находите ли? Но не думайте, что это русские неповторимо перверзные, потому что (пусть напомним) коммунизм не вышел из России, а из "пупа" Европы, и буквальный перевод западного camerad (по испански, респ. camerade по французски, и Kamerad по немецки) значит узник, каторжник, или человек с которым мы вместе, но не в комнате, а в какой-то маленькой каморкой, т.е. это всё "рабы труда".

     В то время как ... ну так в том-то и дело, что наш "другар", или сербский "друже", просто синонимы друга — это немецкий ander (другой), который и греческий "антропос" (то животное которое "тропает"-ступает по "дромосу", а?), и иметь приятелей и друзей самая хорошая вещь в мире (лишь бы они были настоящими друзьями). Корень "другаря" идёт с дальних пор, так как в санскрите, по буддистской мифологии, существовала некоторая Дурга, которая была супругой бога Шива (которая была известна тем, что имела множество лиц, которых меняла альтернативно), и если одна супруга не самый хороший друг (т.е. должно бы быть таким) одного, было бы то мужа, было бы бога, то кто другой будет? Это и идея, которая стоит за русским "дорогим", или английским dear, все означающие: милый любимый, дорогой. Что-то схожее с этой связей нашего коммунистического обращения с чем-то дорогим и милым находим ещё только у немцев, где, наряду с "сокамерником", бытует и ихний der Genosse с тем же значением, где корень последнего слова кроется в ... гене, т.е. это человек с хорошими генами (dieser Genosse — он хорошие гены несёт!), человек с которым можешь только наслаждаться (geniessen, genoss, genossen), беседовать, и прочее (эта идея похожа на той в латинской casta-е — хороший дар богов, потому что cast и по английски значит распределение ролей в некоторой пьесе). Так что опять выходит, что мы оказались наиболее, извиняюсь, тупенькими!

     И так далее, где можно продолжить и анализом наших неуспехов на арене демократии (на которой мы здорово постарались компрометировать эту форму государственного управления, которая по идее, а и в психологическом плане, хорошо выдержанная и работает в ряде стран, да не и у нас), но здесь мы говорили от том, что мы хотим внушить миру. Ну, наверное, известный и в тоталитарных годах шуточный девиз: "тупое, да родное"! Чтобы суметь так хорошо опорочить хорошие идеи, так запутать нитки, что и Господь Бог, как говорится, не смог бы нам помочь, чтобы поймать нас на такой, ну прямо голый, крючок (что, к примеру, когда придёт к нам демократия и мы сразу заживём прямо как в Америке, да в Америке стандарт высокий не из за демократии, а вопреки неё, потому что США были и рабовладельческой страной, и то хотя бы несколько веков после того как по всему миру рабство было отречено; ну, теперь мы, в самом деле, как в Америке, но как в той на целый век раньше, или хотя бы на половину, и то в Чикаго, скажем), и прочее — ну, для этого, действительно, нужны большие усилия (хотя и не в нужном направлении).

     Виной тому наша татарская жилка, или это общий балканский синдром, не будем прецизировать здесь, но факты налицо и мир нас уже знает. Как говорят, что утверждает одна христианская поговорка, что: когда Бог хочет наказать кого-то, то он сперва отнимает у него рассудок — так и у нас теперь. Ну, верно, что у этой "пташкой", которая нам "высосала мозги", было явно синее оперение, но почему мы ей дались, а не прогнали её криком: "Сгинь, поганая!", опять остаётся открытым вопросом. Вообще, мы очень хороший народ, да только кто-то должен впускать нас малыми порциями в цивилизованный мир, чтобы осмотреться там, и когда увидим "где раки зимуют", т.е. какова официальная пропаганда власть-имущих, как и что думает народ, то тогда легко справимся; да сидя себе только у нас, сколько бы и специалистов не приходили с Запада учить нас, вещи всё не будут идти как надо, потому что мы ... ну, как серная кислота: можешь её разбавлять, но капая понемногу кислоты в воду, а не наоборот! И явно, что молодые туда и ориентировались, и "разбавляются" себе с Западом сколько хотят. Да ладно, будем мириться, потому что так мы хотя бы улучшаем западных людей свежим генетическим материалом (потому что, если оно не было бы так, никто с нами там и не "цацкался"), так что опять оставим некоторый вклад в мировой цивилизации (и популяции).


     Написал Христо Мирский в лето Господне (и среди лета) 2003-е




 

В БОЛГАРИИ ВСЁ СПОКОЙНО


     1. Значит, я целую дюжину лет, молчал, молчал, да решил снова подать голос, так что полагается сначала объяснить почему так долго не писал публицистику. Ну, причин несколько, но они связанные. С одной стороны на рубеже века, грубо говоря, или с приходом к власти царской партии,


вещи стали понемногу стабилизироваться


и у нас стало получаться так, как и на Западе, с той разницей, разумеется, что всё яснее замечается, что мы ужасающе бедные. А почему начали стабилизироваться, а? Ну, потому что во первых мы уже добрались были до дна, так что и некуда было больше увязать, что произошло с приходом Валютного Борда, который и фиксировал нас ко дну, но и потому что наконец отказались от двухполюсной модели, при которой одни всегда плюют других, и наоборот, причём и одни и другие, насколько правы, настолько и неправы — в зависимости от времени и точки зрения. Но это практически ясно, и более интересный вопрос следующий: почему как раз наш царь начал налаживать вещи?

     Не то что он не хотел, но его партия была просто разношёрстная толпа из всех более умеренных правых (потому что неумеренные разошлись, да и появился один "гайдук Сидер", который убрал всех правых ... люмпенов, разумеется, или прежде всего молодчиков, как в своё время существовала "Гитлер-югенд"), т.е. из конъюнктурных политиков, которым некуда было податься и лет десять сидели смирно. Но он не был ни чересчур левым, ни правым (ну, более правым, очевидно, потому что он сильный, царь, всё таки, хотя и некоронованный). А и пришёл с Запада, а там люди издавна не любят экстремистов в политике, да и его годы были не такими, чтобы вытворять разные эксцессы, что было ясно народу, хотя мы наивно думали, что он делает это потому что царь. Да, но он, человек, пришёл взять свои земляные и прочие владения, как все совершенно ясно увидели, и стал делать что ему заблагорассудится, раз держит большинство мест в Парламенте, а он и родился царём, да и был в годах, и народ скоро начал его не особо зачитывать. А и партия его было сформирована экстренно, в два месяца, так что люди даже и её имя не сумели исправить, и она так и осталась как "Вторая Симеоновская" Платформа (НДСВ, Национальное Движение Симеон Второй), т.е. с рабочим названием, единственное движение тогда, которому трёх слов было мало (а и теперь, потому что "Герб" это одно слово).

     То, что я хочу сказать, это что человек, а и все его люди, не старался особо, они просто хотели нажиться на власти, без каких-то особых идей, да вот, вышло так, что он дал толчок к улучшению, прежде всего со своей умеренностью. Так или иначе, получилось так, что те, которые очень хотели исправить вещи, и правые и левые, только ухудшали положение, чем больше хотели, а те, которые очень и не "напирали", взяли да толкнули нас в правильное направление, ведь так? Это чистой воды парадокс (хотя так часто и бывает, и в других случаях), но мы, как страна парадоксов, только так и можем, а? То есть "номер" здесь в том, что не политика может поправить вещи у нас, а, как я подчёркивал и в других местах (не претендуя, что этим "открываю Америку"), экономика, обычная рутинная, а часто и эгоистическая, работа. Хорошо понимать это, потому что эта партии, если бы она сформировалась как партия с некоторой платформой и именем — например "Партия Западной Модели", или "Содружество для Нормального Капитализма", или, если хотите, "Партия Умеренных Действий" —, могла бы продолжить своё существование (я имею в виду и чтобы имела влияние, потому что с меньше чем 5 процентов голосов, это просто не считается).

     С другой стороны я перестал писать потому что не видел особого смысла, раз уже (к концу века, через десяток лет бурных перемен)


не осталось неманипулированных газет,


или в самом деле свободной прессы, а лишь несколько спонсорированных крупными бизнес-группировками (я не интересуюсь какими точно, но это очевидно, потому что все остальные, включая и партийные газеты, "Дума" и "Демокрация", перестали существовать — да только что на Западе у каждой партии своя газета, да?). Ну, оно манипулируют людей, которых ... можно манипулировать (потому что меня, к примеру, никто не манипулирует, так как не может), т.е. люди получили то, что хотели, как и на Западе — ведь как раз об этом и говорим, что и у нас стало получаться так, как и на Западе —, так что группировки по своему правы. Раз люди хотят, чтобы их кто-то чем-то обманывал (что по латыни звучит как: Mundus vult decipi, т.е. "Мир хочет чтобы его обманывали"), то такой всегда находится, например: рекламы, политики, PR-овцы или "связи с массами", врачи, учители, и т.д., которые манипулируют каким-то образом соответствующих людей. Вот так, да только что я не из тех, которые обманывают или манипулируют, так что я и отказался вмешиваться.

     Однако когда прошло так с десяток лет и оказалось, что Интернет даёт некоторую возможность говорить некоторые вещи людям, если не точно на болгарском, то на других языках (а я владею несколькими), то я решил время от времени подавать голос, потому что другой работы у меня нету, т.е. у меня никакой работы нету (потому что я долго учился, скажу Вам).

     Так что у нас всё спокойно, в общих чертах, нет изменений в генеральной политической линии — перехода ко всё более твёрдому или правому капитализму, и то даже со стороны так называемых левых партий (потому что, к примеру, плоский налог это одно возможно наиболее правое экономическое решение, правее него некуда, никто не принял бы, чтобы с бедных брали больше налогов, чем с богатых, да он был негласно принят левыми и лишь где-то к 2010-ому году они подали голос, но не насколько, потому что он им не нравился, а потому что хотели как-то придраться к "Дуче Бойко"). А и в экономике нет особых перемен, сильные западные экономики продолжают мять нас, и мы продолжаем не связываться с более слабыми в экономическом отношении государствами (ибо уже и не можем, раз мы в Европейском Союзе). А что в морали, хочу сказать в её отсутствии, тоже нет изменений, более чем очевидно, да таких и не предвидится (потому что, к примеру говоря, нет интересного сериала по телевидению, или вообще передачи по медиям за которой смотрят, где бы не ругались вовсю, не делали секс, или не занимались гомосексуалистами, как будто нормальных людей в этом отношении больше и не осталось, или чтобы не было насилия — а припомнить Вам на всякий случай, что во время Оскара Уайльда выражение to make love или "делать любовь" означало просто проявляю интерес к лицу из другого пола, разговариваю с ним /ней, кокетничаю, а "руганью" или грубиянством считалось сказать ... "К чёрту", ибо так не уважалось имя Господне). Так что хочу сказать, что наша "нормализация" вовсе не является действительно нормальной, но терминологически, а и я считаю так, одно общепринятое или среднее положение принимается за нормальное, даже если оно и не хорошее (скажем, нормально чтобы существовала коррупция, нормально чтобы велись войны, и прочее).


     2. Так, пока хорошо, остаётся только выяснить себе которые из политических сил для нормализации или умеренности или центрирования — потому что, если меня спрашиваете, или даже если смотрите на древних греков, умеренность вопрос здравого смысла —, и потом увидеть можно ли двигаться в эту сторону и каково наше будущее, в политическом и экономическом отношении.

     Которые партии центристские, ли? Ну, если не считать болгарской "Атаки", вроде бы все, потому что уже и СДС (Союз Демократических Сил) давно (т.е. после того как его популярность сильно запала, где-то к концу века) не ультра правый, а последний действительно убеждённый социалист (или коммунист) высокого ранга был Жан Виденов, после него люди сохраняют лишь название "социалисты", как своего рода trade mark. Ну, "Атака" она фашистская, что хотя бы на Западе ни у кого не возбуждает сомнения, и их так и называют в чужих, английских, текстах, но у нас мало вещей называются настоящими именами, ведь так? То, что такая партия существует, с одной стороны страшно, но с другой это вообще не так, и даже может быть она необходима, чтобы канализировала их протесты (также как разные фены разных звёзд развевают себе всякие лозунги). Мне не хотелось бы здесь распространяться по этому вопросу, потому что так отвлекаемся от темы о спокойствии, но поскольку это его антипод то полагается сказать несколько слов и о них. Значит, прежде всего их очень мало людей, они стартовали с каких-то 8% а теперь их где-то к 5-и, что, разумеется, маловато, т.е. они могут говорить себе всякие глупости — потому что ясно, что их планы абсолютные утопии, или скорее дистопии, как говорят англичане —, так как если что-то из их предложений возьмёт да претворится в реальность то это будет очередная катастрофа! Но этому никак не быть, ибо они никогда не смогут захватить власть. Они могут "лаять", это да, но не и "кусаться". И потому и Запад оставил их "лаять". Кроме того они партия, назовём их так, пост-тинейджеров, то есть где-то с 18 и до 25 лет от силы, в комсомольском возрасте, как раньше говорили, и эти "детвора" нуждаются в своих политических "экшенах", ведь так? Они неумеренные просто потому что молодые, а и раз нету морали то и некому им сказать, что они поступают плохо (оно, так сказать, и когда была мораль, и в одной очень моральной стране как Германия, и раз им говорили, что это плохо, они опять так поступали, так что объяснять им что-то теперь безнадёжно!). Это очередная "детская болезнь" нашей демократии.

     Настоящая центристская партия, и то издавна, со своего появления, только наша этническая партия, ДПС (Движение для Прав и Свобод). И здесь опять имеются парадоксы, так что давайте я разъясню немного вещи. Потому что мало тех, кто могут ответить хорошо на вопрос:


почему (или когда) одна этническая партия центристская,


так как их партия и есть этническая, что бы и не говорили они сами (ибо никто не признает официально, что делает что-то незаконное), а они и центристы (если не по другой причине, то потому что все другие правительства прибегают к ним, когда им это нужно, т.е. с ними можно осуществлять компромиссные решения, они не являются фанатиками никакой идеи — к примеру, "великого" СДС-ского лозунга: "Компромиссы с каждым, только не и с коммунистами!"). Значит смотрите, прежде всего они не этническая партия большинства, чтобы могли вытворять неприятностей и зла, давайте иметь ясность по этому вопросу. Они партия одного меньшинства, и почему тогда ему не попытаться стать немного сильнее? Вот, к примеру, люди хотели чтобы могли называться Асанами, заместо Асенами, и уже могут. Я лично не вижу что уж такое хорошее кроется в имени Асан, но, может быть, они связывают его с ихним aslan-ом или arslan-ом, что значит лев (это должно быть какое-то рычание, как у медведей, которые по латыни ursa), так что это их право, в конечном итоге, называться как хотят (и почему кто-то может назваться ... Уем Мином, скажем, а не может быть Асаном, а?).

     Однако, почему, всё таки, они центристы? Я не знаю отдают ли себе люди отчёт об этом, но ответ вопроса, для меня, очевидный — это как раз потому что они этническая партия, т.е. они не делятся по имущественному, или интеллектуальному, или профессиональному, или другому принципу! Они делают одну пропорциональную выборку народа — ну, верно, турецкого этноса, да турки они как болгары (или как немцы, русские, евреи, и прочее), т.е. там имеются всякие, и одна партия, которая хочет им всем угодить, должна быть центристской, иначе будут нужны хотя бы две такие партии, каково положение с другими прослойками-parts (потому что это и означает слово "партия", сторона). Но одна меньшинственная партия, которая не может собрать и 10% голосов, не имеет права делиться на две части, так? А тем более на больше частей. That's the point. В том-то и дело, так что выходит, что этническая партия, хотя бы для нас, вещь очень положительная (так как для меня очевидно, что центр это всегда что-то положительное, по крайней мере потому что этого трудно добиться, каждый стремится к крайностям). Вот, если возьмёт да появится и этническая цыганская — ах, sorry, ромская, — партия, то тогда могут и возникнуть трения, но иначе нет такой опасности, кроме со "Сидер-югендом", да ведь все мы когда-то были молодыми (и глупыми, разумеется).

     Он и наш царь был, насколько возможно, центром, так как он "царь" всех болгар, и полагается напомнить, или цитировать, ибо я не убеждён, что люди у нас в курсе дела, что социальные мероприятия могут предлагаться одинаково хорошо и аристократами или монархами, где в качестве типичного, не смотря на то, что редко использованного, примера, могу привести факт, что социальные обеспечения были введены впервые в Германии (а понимай и в Европе, и во всём мире, полагаю) одним Отто, да ещё фоном и Бисмарком, который положительно не был левым, правда? И по этой причине возникла и прямо таки "внеземная" коалиция бывших коммунистов, царя, и турецкой партии, потому что она была возможной, а и не было других более или менее центристских партий.

     То что мне ещё не нравится в нашем движении к центру — так как, как сказал, и правые и левые центрируются —, это то, что


нет борьбы в левом политическом пространстве,


оно единое и монолитное, все опыты для расцепления в нём обречены неуспеху по простой причине, что левые в целом не настолько сильные как правые, чтобы могли себе позволить расщепляться, или тогда они более разумные. А правые расцепляются уже 20 лет, оно всё СДС "ошелушилось" точь в точь как луковая головка, да недавно породило и "Дуче Бойко", как я сказал, который "наподдал" "Гайдуку Сидеру", так как двое "дуче" (дословно duce, что читается "дуче", по итальянски, что значит предводитель) не могут существовать в одно и то же время и на одном и том же месте. Так что, хм, если болеете за наш центр, или станьте сомышленниками левых, чтобы позволить им немного расцепиться (а не из за теперешних левых) и чтобы началась и там борьба, или подкрепите ДПС (что, как мне кажется, довольно трудновато для настоящих болгар), или сформируйте некоторую новую центристскую партия (скажем, транспортных работников, да всех, или учителей, или гомосексуалистов — они тоже всякие, т.е. представительная выборка). Существует и другой вариант, который почти фантастический, но не исключён в некотором будущем, однако до него доберусь под конец.


     3. Давайте займёмся теперь на некоторое время ведущей в моменте партией, чтобы наше рассмотрение стало более актуальным. То, что можно сказать это, что


"Герб" может просуществовать ещё с пяти до 10 лет,


но не больше, после чего его ждёт судьба НДСВ, т.е. некоторые успевшие протолкнуться вверх из его членов останутся, или поменяют свою партию, респективно сформируют ихние партии, но наш "дуче" останется одним-одинёшеньким с парой процентов электората. Ну, один генерал не "головка лука", как мы говорим, но и он исчерпается, или по крайней мере надоест людям, ибо то, в чём демократия хороша, это не сам выбор, а замена партий, и если нет платформы, которая бы осталась и после ухода личности, то партия скоро завянет. А что его разговорчики об имидже Болгарии ничего больше варианта (предвыборной) рекламы, я думаю, что должно быть всем ясно. Потому что, с одной стороны, наш имидж, всё равно плохой, с другой стороны он не создаётся за одну пятилетку, а хотя бы за одну пятидесяти-летку, и с третей — коррупция всегда существовала и будет существовать, соответственно и борьба с ней.

     Поясним немного эти вещи. Имидж Болгарии плохой с давних пор, где-то со средних веков, если не раньше, а и всех славян, которые для Запада ассимилируются со ... рабами — сравните английское Slav (славянин) и slave (роб), но так как мы ближе к ним чем русские или украинцы, к примеру, то это относится в основном к нам. Я лично думаю, что западные люди просто путают болгар со ... сербами — очевидно —, потому что они сравнительно недавно в очередной раз доказали, что даже если и нет особо важной причины, была бы возможность, они найдут за что драться, так как их, хм, "сърбят ръцете" по болгарски, т.е. руки чешутся! Этот тезис может быть спорным, и этимологически здесь вопрос идёт не настолько о сърбене-чесания, насколько о серпах, т.е. о кривых саблях, чьи названия ещё с санскрита звучат подобным образом ("крпанас", или что-то в этом роде), но это имеет тот же смысл. Прочее, давайте я не буду распростираться особо, но все мы, или помним, или слыхали, или тогда учили, и о событиях в связи с Георгием Димитровом (потому что: где же найти лучшего примера для поджигателя, чем одного "бугарина"?), и о случае Антонова (потому что, кому другому взбредёт в голову "пальнуть" в Папу римского, кроме "бугарину"?), или ещё, кто другой согласится убивать невинных детей в Ливии за мелкие деньжата, кроме какой-то гяур как все болгары. Это, разумеется, высосанные из пальцев, или, точнее, из подсознания, ничем не оправданные инсинуации о нас, но ведь и нельзя сказать, что не верно то, что ещё с приходом демократии уйма болгар побежали к Западу, и до Америки добрались, да и вся Европа визжит в ужасе от нас, и потому после разрушения Берлинской стены пришлось воздвигнуть Шенгенскую (даже если она и не стена в прямом смысле слова; или не одни мы такие, потому что в Европе живут и румыны, к примеру).

     Так что наш имидж очевидно плохой, это не хорошо, но он не исправляется за несколько лет, на "даёшь имидж?". Для достижения этой цели нужно много усилий, и со стороны верхов (могу напомнить Вам об одной "царевне", Людмиле — дочь Тодора Живкова —, которая в своё время разъезжала по всему миру с разными выставками, да ведь что же ещё может делать одна царевна?) и со стороны низов (к примеру, с некоторыми хорошими народными песнями из области гор Родопы, или с нестинарскими танцами на раскалённых углях, или ещё штангистами, коли хотите, и прочее). Но


чтобы исправить имидж нужна прежде всего мораль,


вещь, которая довольно трудно даётся народу, который не сильно религиозный, да и время, в которое уже живём, совсем аморальное. Мы может и очень хорошие люди (в смысле генетических задатков), но мы довольно диковатые, кто-то должен научить нас вести себя как следует, а это получается прежде всего с помощью ... хлыста. Раньше, в тоталитарных годах, было кому его размахивать и наше дикарство не сильно проступало наружу, да с приходом демократии это стало первой, а всё ещё и основной, вещью, которая сразу бросается в глаза в Болгарии. И грязь по улицам, а и среди природы, и отсутствие элементарных социальных мер (лишь для примера: с тех пор как наша Центральная баня в Софии, с минеральной водой, известной где-то с 5-го века, приватизировалась, она перестала существовать как таковая, лишь вода течёт себе по старому; или мне не известно чтобы у нас существовали где-то публичные пункты для стирки одежды, "ландроматы" согласно Западу, да у других народов они имеются, и на Востоке и на Западе; или автобусы вверх на гору Витоша, рядом с Софией, перестали ездить; и куча других примеров), и покрывание больших жилых кооперативных домов фасадными заплатами, так называемое санирование (потому что таких вещей на Западе не видать — или весь дом замазывается и красится, или ничего не трогается), и "дикие" цены транспорта, или молока, и прочее, всё это вещи, которые в нормальных странах не существуют; там люди не считают, что одни должны рыться в мусорных ящиках, а другие могут кричать "Да здравствует демократия". Когда нету морали и религии довольно трудно, но у нас нет и единой визии, как уже говорится, о том что хорошо для государства и что плохо; каждое очередное правительство проводит свою линию поведения, которая сводится к тому бросить хотя бы половину своих усилий на отрицание и уничтожение всего сделанного прежними правительствами (например: зачеркнуть коммунизм тотально, или рассекретить досье сотрудников прежней госбезопасности, или раздать сельскохозяйственные земли в реальных границах, без значения будут ли они использоваться или нет, и прочее вещи, которые не происходят в нормальных западных странах). Не сумеем ли морализировать нашу страну сверху, ждать, чтобы это произошло снизу, в стране как наша, почти безнадёжно. Болгарин "функционирует" хорошо на Западе, потому что там он в меньшинстве и берёт пример с большинства, но у нас он "задаёт тон для песни", и она, естественно, выходит фальшивой.

     Кроме того борьба с разными негативными моментами развития это не платформа для одной партия, а обязанность для каждой, так что когда Запад говорит, что мы отстаём в борьбе с этими моментами управления, т.е. что мы довольно дикие и варварские люди, то это чтобы найти какое-то оправдание (также как во времена турецкого рабства тогдашние правители, говорили о "диш-хаке" или зубном налоге, ибо: что можно ответить человеку, который задаёт лишние вопросы? — они требовали денег с богатых, потому что последние могли им дать немного, ведь не будут же требовать с бедных, например, как, пожалуй, теперь у нас и происходит). А и борьба с коррупцией не может быть целью одной партии, потому что


коррупция вопрос ... степени зрелости общества


(тезис который я заступаю и в других своих материалах), и, например, капиталистическое общество, более чем очевидно, хотя бы для меня, но и для кучи людей в мире, коррумпировано (хотя бы потому что оно управляется деньгами). Коррупция существует если она может появиться, если система её требует, иначе она сама исчезает. Выражаясь немного по другому, она одно дополнение к управлению, потому что управление не может предоставить то, что много людей требуют — к примеру: проституцию, наркотиков, организованную преступность (ибо система правосудия, совершенно ясно, не годится в значительном большинстве случаев). Я не говорю, что коррупция должна существовать, но, например, что нам мешает требовать чтобы все государственные деятели высокого ранга (чтобы не сказать "государственные мужи", потому что уже и немало "государственных жён"), были на государственном содержании и не получали зарплат вообще (или, ладно, так и быть, пусть получают три минимальные зарплаты, или одну среднюю, что-то такое), причём оставались под финансовым контролем и в следующих хотя бы 5, а то и 10, лет после покидания своих постов, а также и их прямые родственники, в целях открытия злоупотребления с общественным положением? Так ведь эти люди не больше 500 человек, а даже если бы лишь сотня из них контролировалась, то это опять пошло бы на пользу страны. Но мы не имеем правильного взгляда на вопрос, что люди высокого ранга, в принципе, должны работать ради работы, а не ради денег, да и на Западе люди не имеют единого мнения, но там, в ряде стран, хотя бы в Штатах, существует имущественный ценз и люди платят себе, чтобы могли управлять.

     Народ, однако, не понимает это и, например, когда в Италии кто-то из политиков был медийным магнатом, говорят, что это плохо, но он хотя бы не зарабатывает с помощью власти, ведь так? И не только там. Вся неразбериха проистекает из факта, что оплачивание, совершенно естественно, должно быть только средством для обеспечения нормальной жизни, а не для управления, для приобретения власти над массами, но весь капитализм держится на деньгах; отрицая деньги приходим к коммунизму, который не нравится из за его плохой реализацией до сих пор, но принимая деньги приходим к капитализму, коммерциализации, коррупции, и прочее, которые тоже не нравятся народу в целом, потому что это неморальные вещи. Там, где религия имеет влияние, люди успокаиваются тем, что тот, кто теперь живёт хорошо, на "том свете" получит по заслугам, и наоборот, но у нас, чем себя успокаивать? При приличном жизненном стандарте тоже можно как-то не волноваться, что "большие рыбы" поедают маленьких рыбешек, потому что мелкие "рыбешки" могут жить себе прилично, лишь бы хотели, но в стране как наша, самая бедная в Европейском Союзе, и с надеждой стать второй по бедности только если и Албания войдёт в него, люди становятся ещё более аморальными, куда же хуже чем в тоталитарных временах, когда особой коррупции и не могло существовать ибо за всём следилось, а и у денег не было той же власти как теперь, тогда только власть имела власть, так сказать.

     Короче, пусть имеем ясность в том, что "Герб" ничего особо важного сделать не может, он партия "доброго забияки", и это некоторое время делает дело, но положительно надоест народу. И он не особенно умеренный или центрированный; ну, он не такой как старое СДС, но и не такой как ДПС, или как (хотя бы некоторое идеальное) БСП. Он, однако, успокаивает людей, потому что, пройдёт не пройдёт некоторое время, и начинает "хлестать кнут", и наш народ, как послушная лошадка, тянет телегу. Пока. Но курьёзный момент здесь — оно у нас одни курьёзы, как уже подчеркнул — в том, что несмотря на экономический кризис мы как будто более спокойные и стабильные, чем ряд других западных, т.е. прежних капиталистических, стран (например: Греция, да и Испания, Италия, и другие), а то и некоторых восточных (скажем, Украина, Польша), или что


у нас кризис почти не создаёт проблем,


по простой причине, что мы живём настолько плохо, что хуже почти некуда! То есть у нас, действительно, всё, в общих чертах, спокойно. Ввиду этого наш "дуче" практически не в состоянии "запутать клубок" больше. Он не делает ничего особенно разумного, он то принимает, то отвергает некоторые старые установки (било бы об АЭС в Козлодуе, было бы о нефтепроводе, или о некоторой магистрали, или о каком-то сланцевом газе, или о налогах, и прочее), но говорит всегда с убеждённостью и твёрдостью и нравится людям, прежде всего женщинам, но и мужчинам, хотя бы в районе вокруг столицы. У него почти нет платформы, но он всё таки генерал (не фельдфебель, как некий Адольф), не глупый, владеет массами, и вещи находятся в порядке. Что наше положение плохое, оно плохое, но так как мы всё так же уже долгое время, то теперешнее положение вещей в какой-то мере нас успокаивает и мы работаем понемногу, т.е., скорее, работаем (те у кого имеется работа, разумеется) много, но для немного (денег). Всё ждём чтобы кризис кончился, он всё не кончается, и мы как домашний скот, которого ведут ... на заколение. Ни пытаемся что-то исправить, ни задумываемся, а лишь сидим себе покорными (и кто может сбежать за границу так и делает). Вообще — оазис стабильности в Европе. И это, того и гляди, что стало мало-помалу исправлять наш имидж (но опять не потому что мы так хотим, а как сопутствующий эффект нашей отчаянной бедности).


     4. Будущее, разумеется, нельзя прогнозировать точно, но всё таки давайте попытаемся порассуждать немного о том, что могло бы ожидать нас после "Герба", и в политическом и в экономическом отношении. Ну, она экономика ясная, мы будем всё в хвосте в рамках Европы, более или менее на одном уровне с Румынией, и чуть выше Албании, не смотря на то что мы способный и самобытный народ. Это так потому что у нас, ни осталось больше что приватизировать (чтобы ожидать, что войдут капиталы с Запада), ни сами имеем капиталы (потому что мы бедные как попрошайки), ни у нас имеется какая-то генеральная линия для развития своей индустрии (какую мы имели во время тоталитаризма). Раз каждое правительство отрицает успехи прежнего, то мы буксуем (в иле) и особо не волнуемся. Морали у нас тоже нету, мы не религиозные, так что здесь мы оставлены на произвол судьбы. Ну, оно в природе всё взаимосвязано, так что не исключено, что


именно отсутствие морали заставить нас заиметь её,


мало-помалу, подобные моменты уже замечаются (например у некоторых форм благотворительности), но это очень медленный процесс, и на фоне сегодняшнего разложения капиталистического общества (потому что оно поэтому такое хорошее в ряде стран, потому что уже перезрелое) нам понадобиться довольно много времени, но может быть Европа сумеет как-нибудь нас интегрировать, раз мы не дерёмся друг с другом, как делают в других странах (т.е. израсходовать средства, наместо для усмирения, для поднятия нашего жизненного стандарта).

     Более интересно погадать о политике. Оно ясно, что социалисты, как бы они и не были такими, будут время от времени приходить к власти, но я не верю чтобы они смогли сами управлять, потому что — опять парадокс, я Вам скажу — чем лучше живёт данный народ (а мы всё будем по немногу всплывать, годиков так за 10-20 и достигнем уровень жизни со ... времён "бая Тошо"), тем правее он загибает.


Левых, как правило не любят,


и — очередной этимологический экскурс — в итальянском (т.е. в латинском) слово sinister означает левый, но оно, совершенно ясно для тех, которые понимают некоторый западный язык (например английский), значит и плохой, злой, дикий. Если Вы не задумывались почему это так, то я могу объяснить Вам: левых, или тех, которые думают о других, а не о себе (или хотя бы считают, что должно быть так, и из за этого, или по другой причине, живут плохо), особо не любят, потому что все знают, что такое поведение правильное, однако они сами не могут поступать так (так как человек, что бы и не говорили, по своей природе эгоист, а и должен быть таким в природе), так что они просто чувствуют себя посрамленными, что другие, бедные, скромные, ничтожные, и т.д., их чем-то превосходят! В этом суть вещей. Разумеется, налицо и тот момент, что более бедные они и более коварные и прочее, но они вынуждены быть такими, потому что иначе им в этой жизни не успеть, в то время как богатым и успевшим легко говорить о человеческом достоинстве и морали, раз получают всё наготове. Иными словами, "плохие" таковы, потому что они вынуждены жизни, и обществом, конечно, а "добрые" думают только о себе и считают, что они потому и живут хорошо и что так и нужно жить, но глубоко в себе знают, что это не так (и что, к примеру, не найдут себе хорошее место на "том свете", тем, что на этом жили хорошо).

     Но я говорил о том, что левые вряд ли сумеют захватить всю власть своими силами, кроме если не начнётся борьба в левом политическом пространстве, что, однако, в дикой стране как наша, не получается, хотя на пока. А вот правые давно расщепляются и расцепились, и не видно что другое можно придумать (так как мы израсходовали идеи и насчёт царя, и насчёт НАТО, и о бизнесменах, и о крестьянах — не то что они являлись какой-то сильной идеей —, и о сильных людей вообще). Центр с другой стороны трудно осуществляется, и когда мы его достигнем, или он будет нам сервирован на блюдечке, то он начинает нам не нравиться (ибо мы хотим экшенов). Пока я вижу выход на некоторое время ещё только во ... женщинах! В смысле, что мы ещё не пытались создать некоторую


сильную дамскую, феминистскую, партию,


потому что все женщины они, и как все турки, представляют весь народ, и более смирённые и тихие, как-то, а и более посредственные и все их поймут (потому что, если задумаетесь, философы нас не управляют, и не будут нас управлять, не смотря на то что Платон 25 веков раньше, грубо говоря, пришёл к выводу, что это самое правильное решение). Если это не получится, то можно надеяться только на чужих правителей (не только пришедших из за границы, а и с чужим гражданством и этносом, скажем: немцы, англичане, французы, японцы), или на коалиционные правительства и то слабых партий (какое управление мне кажется довольно коварным, но может быть доживём и такое), или на служебные правительства, или (что мне не очень верится, но тем не менее оно не исключено совсем) на какое-то тоталитарное управление (например династии "Бойковцев", если такая существует).


     09.2012


     П.С. Ну, как оказалось меньше чем через пол года, не всё у нас уже спокойно, но (ибо, ведь, невозможно чтобы автор ошибался, правда?) то это даже лучше, потому что — ну, посудите сами, весь мир уже лет 10 в кризе и везде народ недовольствует, а мы, да при том самые бедные в Европейской Общности, молчим как овечки. Так что я доволен, что показали, что мы не совсем овечки, а и продолжаю быть правым для высказанных в статье моментов. Поскольку, однако, налицо много вещей, которые можно сказать о 2013 году, то я посвящу этому другой материал — так как он год, выходит, был нам, прежде всего, виноват.


     04.2013




 

ПАРТИИ В БОЛГАРИИ

(политический анализ)


     Такие анализы обычно делаются только для одной партия, но я берусь выделить по немногу времени для каждой (или как группа подобных) из партий в Болгарии в годы демократии, т.е. с 1990-го и по 2012 год, что имеет и свои преимущества, и свои недостатки. Недостатки в том, что я не буду очень подробным (так как иначе и целая книга может не хватит, а и я не специалист политолог), а преимущества, которые (как нормально предположит) связаны с недостатками, в том, что раз я по принуждению не буду особенно подробным, то могу позволить себе интересоваться только общим духом партий, идеями с которыми они приходят к (и уходят с) власти, и таким образом материал станет достаточно популярным. За счёт этого моё рассмотрение будет в одном скорее философском плане, нетрадиционное, не привязанное (где это возможно) к конкретным личностям, и к углублённым анализам (которые, чаще всего, выходят "счётами без кабатчика", как мы в Болгарии говорим). Ну, давайте начинать, с надеждой что пальцы рук у нас хватят.


     1. БСП (Болгарская Социалистическая Партия). Бывшие коммунисты, говоря двумя словами, попытались справиться, т.е. реформироваться, но им это особо не удалось, кроме по некоторым объективным причинам, прежде всего из за плохого влияния их антипода, СДС (Союза Демократических Сил). Некоторым это может показаться пристрастно, но оно так (как и обратное влияние, на этот раз скорее положительное, со стороны БСП на СДС), потому что политическая среда одна, и наш народ один, и особенно при нашей двухполюсной модели не может быть чтобы оба полюса не влияли друг на друга. При этом, однако, как положительно знаете, плохой пример заразителен, т.е. люди, хотят это или нет, но сначала копируют самое плохое (как и мы с капитализмом, разумеется, потому что начали с легализацией проституции, с вхождением наркомании, с усилением преступности, и прочее), так что и соц-коммунисты (или ком-социалисты), волею-неволею, начали и "омолаживаться", и принимать поспешные решения, и упорно противиться требованиям СДС — как и происходит в почти любой семье, где каждый хочет показаться более вышестоящим и делает много вещей просто наоборот другому.

     О возрасте, который, ей Богу, не может не быть мерилом жизненного опыта, совершенно ясно, что для высшего эшелона она спала, почти на 30 лет, так как прежнее Политбюро имело средний возраст около 60, и многие там были и выше 70, а новые демократические коммунисты были в среднем возрасте с 30 до 40 (редко) лет. Это не могло не быть причиной для множества ошибок, хотя оно в какой-то мере и было необходимо, потому что старые, в общем случае, не принимают нового, так что некоторая замена эшелонов была нужна, но положительно не на столько много лет, положительно не с одного полюса да сразу на другой. Но такие были СДС-сты, в основном, потому что они были просто неуспевшими коммунистами, и прежде всего в комсомольском возрасте.

     Поспешность тоже должна быть ясной, если припомните себе (которые могут, конечно, но тогда читайте старые газеты — ежели у вас другой работы нету), что было хотя бы одно АСО, Альтернативное Социалистическое Объединение, а и другие партии, не говоря о 3-4 коммунистических партий (к 1992 году), как и о Социал-Демократической партии, но получилось так, что все они не успели, т.е. все вне БСП оказались обречёнными гибели. А в России еще имеется Коммунистическая партии, и то с влиянием, и 20 лет после перемены к демократии она участвует в выборах (не говоря о Китае или Кубе). А и соц-демократы не смогли пробиться (независимо от того, что они не были настолько крайними как коммунисты), не смотря на то, что один раз им не хватило каких-то 5 сотых процента (если не ошибаюсь) чтобы преодолеть порог (из 4%) в Парламенте. Были и другие левые партии (я не интересовался, ибо никогда не был коммунистом — а и никогда не буду, как поётся в одной песенке), но ни одна из них не сумела "войти в игру". В то время, если бы не было СДС — по крайней мере я в этом убеждён, хотя этого и нельзя объективно доказать — года за 3-4, в наихудшем случае за одну пятилетку, БСП сумело бы реформироваться и забыть об этом, эвентуально разделиться на две-три основные партии, и продолжать руководить, или непосредственно, или как оппозиция. Но у них не было этого времени, правые тормошили их, так сказать.

     А насчёт упрямство и поступания наоборот я думаю, что вещи очевидные. Почти наверняка коммунисты (ну, ладно, социалисты) согласились бы с некоторыми приватизациями и раньше, может быть и с одним разумным Валютным Бордом, пока штатский доллар был ещё хотя бы 200 - 300 левов, а не когда стал 1800 лв., а и с другими схожими мерами. Но как вести нормальные разговоры с людьми которые, по их же точным словам, говорили: "Компромиссы с каждым, только не с коммунистами!", или ещё "45 лет хватит" (и давайте теперь зачеркнуть их и вернуться на столько лет назад во времени, как, действительно, и получилось, хотя бы по отношению нашего жизненного стандарта).

     Но имеются и объективные причины, они в основном в том, что народ не любит особо левых, так как они проповедуют ему мораль, а никто не хочет, чтобы его учили как жить. По той же причине люди не любят особенно и священников, но если имеется сильная религия, то они хотя бы их слушаются. А я приведу Вам и одно ... этимологическое доказательство, слово левый на латинском языке (а и в современном итальянском), т.е. sinister, то же самое как и плохой, злой, порочный! Какое более ясное подтверждение чем это для тезиса, что левые, слабые, бедные (потому что левая рука слабее, да?), они порочные и плохие люди? И в таком случае смотрите на правых или сильных, они являются образцами поведения — и то не потому что сильные так говорят, а потому что каждый сам хочет быть одним из них. Так что от этого нельзя убежать, и оно в значительной степени объясняет (может быть не оправдывает, но объясняет) строгую дисциплину при коммунизме. В то время как миллионы людей прямо радуются, что могут, например, иметь свою частную бензозаправочную станцию, или сеть магазинов, банк, космический челнок, если хотите, и прочее, при всём том, что и один на миллион людей не будет иметь когда-то эту возможность, да и сами они знают это очень хорошо, но надеются и говорят себе "А вдруг ...". Так что я объясняю популярно заразительность правых идей (в которых, иначе, если задумаетесь, нет смысла — сильный не прав, он просто сильный), а справедливость левых доказывается жизнью (потому они появились ещё в первобытных обществах, да и среди животных, т.е. жизнь стадами), но они как правило не нравятся людям, в особенности молодым.

     Ну, положительно можно указать и на ошибки самых БСП-стов, но давайте не углубляться в детали. Их ошибки были бы такими, чтобы противопоставиться вышесказанному, а не как принципиальные ошибки (потому что не было террора — "танки не приехали", как инсинуировали СДС-сты в одной своей предвыборной рекламе —, ни даже желания для продолжения старой линии — потому что перемена началась с самого верха, сняли бая Тошо, ведь так?).


     2. СДС (Союз Демократических Сил). Новое демократическое объединение не сумело сделать ничего хорошего, потому что они оказались в основном людьми без идей, только экзальтированными крикунами, считающими, что рынок сам наладится и что демократия вылечит всё как чудотворная мазь. Ну, оно в правой идеи почти ... нету идей, потому что, как сказали, сильные не правые, они сильные, но имеется какой-то резон в том слушаться сильного, потому что это создаёт спокойствие в государстве. Однако правые думали, что только криками "У-уу!" и "Долой!", т.е. только разрушением (и не думайте, что я преувеличиваю, потому что лично был раз на митинге СДС), всё расцветёт и плод принесёт, да оно так государственную коляску не ведут. И не только что ничего хорошего не сделали, но сделали плохое, потому что разрушили работающие структуры (к примеру, раздали земледельческую землю, не требуя, чтобы люди её обрабатывали; или ввели Валютный Борд, когда он был абсолютно лишним, лев стал стабилизироваться и пошёл вверх, но они приковали его ко дну; и другие вещи, как безопасность, мораль, и прочее пострадали из за ненужных свобод). И что ещё тупее — да извинят меня люди, но это так — сделали плохо и самим себе, потому что коммунисты, sorry, социалисты, пройдёт не пройдёт время, и берут власть, даже если и во "внеземных" коалициях, а они уже с десяток лет стоят на уровне из только 2-3% голосов. Кроме того можно сказать, что они "отшелушили" даже фашистов от себя (потому что ясно, что последние никогда не принимали коммунистических идей), да ладно, давайте не добавлять им ещё грехов, они полны такими.

     Ясно что, по идее, имелся некоторый резон в том создать сильную оппозицию против коммунистов, чтобы помочь им реформироваться (так как они, всё таки, управляли нами почти с полвека, и не были "одной водой" политиками — что значит, если меня спрашиваете, что умели обманывать народ, но в его же интересе), но плохое пришло когда они сумели раз захватить власть, а и ещё пару раз потом. То есть, раз они возникли как партия (ну, коалиция, но это не существенно, как политическая сила), которая хочет рушить, то оставались бы они только в оппозиции, но не пытались бы управлять, ежели не могут. Да пусть не распространяюсь здесь больше об этой causa-ой perduta-ой, так как я критиковал их на других местах.


     3. ДПС (Движение для Прав и Свобод). Оно возникло как политическая сила, которая должна подкрепить и объединить турецкое меньшинство у нас, но довольно скоро превратилось в один стабильный и постоянный центр. Теперь, давайте не будем заниматься здесь тем являются ли они этнической партией, потому что все, хотя бы на Западе, ответили себе на этот вопрос (так посмотрите только в каких районах они выигрывают свои голоса), а ответить себе почему они являются центром (ибо это никто не оспаривает). Ну, они центристская партия прежде всего потому что они этническая партия, но так как это у нас не понятно, и люди говорят, что плохо иметь этнические партии, давайте дадим немного пояснений. Будучи этнической партией всех турок в Болгарии, они просто вынуждены представлять одинаково хорошо, т.е. компромиссно, интересы всех этих людей, без разницы возрасти, пола, имущественного положения, образования, вероисповедания, и прочее, ведь так? Таким образом они составляют некоторую представительную выборку болгарского населения, потому что все турки, они, как все болгары (или евреи, немцы, русские, и прочее народы в мире), с небольшими разницами (в отношении имён, например), которые не существенны что касается балансирования между правым и левым, т.е. между условиями для развития капитализма, для обогащения некоторого меньшинства, с одной стороны, и созданием приличных социальных условий жизни для большинства, с другой. И они делают это уже больше 20-ти лет, подвергаемыми критике и оплёванными многими.

     Так что выходит что, не смотря на возражения общественного мнения (не только у нас, но и на Западе), одна этническая партия может, определённо, играть положительную роль для нас (ибо для меня очевидно, что одна умеренная центристская платформа всегда что-то положительное, если не по другой причине, то хотя бы потому, что это трудно удаётся людям — они хотят экшенов и триллеров, да?). И почему это так, а? Ну, очень просто, потому что они этническая партия меньшинства, а не большинства (как "господин" Адольф в своё время в Германия, или, коли хотите, как "Гайдук Сидер", лидер наших фашистов, теперь у нас). Меньшинство в принципе слабое, оно не начнёт устраивать беспорядки (так они даже — к примеру говоря — не пытались "перекрашивать" памятники, или ломать окна нашего Народного Собрания, или мешать службе в христианских церквях, но другие партии делали такие вещи), так что некоторое их усиление особенно не мешает. Кроме того, не надо сомневаться, они вообще не желают отцепления от Болгарии и присоединения к Турции (как многие думали раньше); они не желают таких вещей, потому что Болгария находится в Европе, а Турция нет, а теперь мы уже и в Европейском Союзе, так что — какого чёрта им бежать оттуда? Они хотят чтобы назывались Ахмедами и Мехмедами (всё мужчины как, хм ... "мёд"!), или ещё Асанами (как турецкий лев aslan /arslan), или Гюловками (розочками), Седефками (жемчужинами), Севдами (любовями), или, может быть, даже Айшами (что цыганское имя, но идёт с санскрита, и означает глаз, "акша", т.е. берегут её как зеницу ока), и прочее. В конечном итоге — воля ихняя; это не должно было становиться политическим вопросом, но раз коммунисты в тоталитарное время запутали было вещи, то так нам и надо.


     4. Социал-демократы и другие левые. Эти силы просто не могут взять власть у нас (хотя они попытались один раз и ещё немного и успели бы, да "номер" не удался), а это очень плохо, по моему. Это плохо потому что, как Вы слыхали, без борьбы нет победы, а борьбы в левом политическом пространстве у нас нету; но в правом имеется, да некуда больше. Это, по крайней мере, не балансирует хорошо левое и правое, но оно и мешает левому хорошо развиться. По мнению большинства, к которому и я присоединяюсь, левые таковы в основном про форма, как торговая марка, но далеко не такие в самом деле (после последнего "могикана", Жана Виденова). Но ведь спокойно могли бы существовать несколько левых партий с влиянием, которые во время выборов могут и коалировать, если хотят, но иначе оставаться отдельными партиями. Ничего не мешает иметь и одну коммунистическую партию с влиянием (как, например, в России имеется), потому что идеи коммунизма правильные — они идеи даже ... божественные, если спрашиваете древних греков (idea = i + dea, где второе, очевидно, богиня) —, только их реализация хромает, но реализация капитализма у нас вообще "в инвалидной коляске", так сказать. Для меня отсутствие какой-то "значащей" социал-демократической партии большой пробел, который, положительно, можно исправить, но соц-коммунисты, по старой привычке, считают, что должна быть только одна сила, чтобы она была силой. Ну, этот вопрос мы затронули, но что-то нужно сделать в этом отношении, и это дело масс (раз верхи не хотят), т.е. они должны захотеть некоторую другую левую партию. Ладно, так и быть, я предложу Вам несколько имён (с подразумевающимися платформами): Новая левица, Умеренная левая партия, Капиталистическая левица, Народная левая партия, Партия левых идей, Партия труда (то бишь Лейбористская партия, как в Англии), Партия социального капитализма, да и партия СОЦИ, коли хотите, которая расшифруется как партия для "Социальных Отношений и Цивилизованных Институтов".


     5. Крестьянские партии. Появление таких партий было ещё одним недоразумением, но они появились и довольно помутили политические "воды" одно время, да хорошо, что не добрались до Парламента. Значит смотрите, с одной стороны крестьяне не есть, и никогда не были, единой силой, а с другой стороны, теперь они сильно уменьшились в числе как прослойка (я имею в виду фермеров, тех которые производят сельско-хозяйственную продукцию, а не просто живут в деревнях), где в среднем по Европе они составляют около 10% населения, но в некоторых странах, в Штатах например, они даже 4-5%. Ну, могли бы иметь пару таких партиек для ассортимента (скажем, Партию фермеров), но не и надеяться на какие-то успехи с ними. Они появились, может быть, из за наличия БЗНС (Болгарского Земледельческого Народного Союза) ещё с тоталитарных лет, но эта партия была, более чем очевидно, подразделением коммунистической партия, с функциями ширмы, чтобы не сказал кто-то, что у нас существует одно-партийная система. Оно, видите ли, не только крестьян стало уже (да полвека тому назад) очень мало, но и рабочих как таковых, т.е. работающих в заводах, тоже довольно маловато (опять примерно 10, может быть до 15%, если их правильно замерять, работающего населения). Основная часть занятых трудом, по мнению автора, составляют люди из сферы обслуживания, если в них входят, действительно, все, которые нас обслуживают, т.е.: транспорт, образование, полиция, кучу учреждений (к примеру, телефонные операторы и/или интернета и/или кабельного телевидения), классическое обслуживание (как магазины, гостиницы, рестораны), медицинское обслуживание, а наверное и другие. Все мы обслуживаем друг друга. Рабочий класс был одним моментным явлением (из примерно полвека), когда капитализм был всё ещё довольно зелёным, и требовалось много рабочих (как раньше было с крестьянами, или с ремесленниками, или, если хотите, с водителями машин или прежних возчиков). Можем делиться на сферы деятельности, но не и на рабочих и служащих, потому что тогда основная часть это будут чиновники или служащие (так как служат чинно какому-то начальнику, а не работают для себя, на свой счёт). Но это было небольшое отклонение от политики.


     6. Бизнесмены. Такие партии у нас тоже появились, но опрометчиво и из конъюнктурных соображений, а не как действительные партии бизнесменов, и ввиду этого одна такая партия (БББ — Болгарский Бизнес Блок) чуть вошедшей в Парламент и уже распалась и вышла из него. Разумеется, что бизнесменов ещё меньше крестьян и рабочих. Можно говорить о партии мелкого бизнеса, например, но я боюсь, что и с такой партией не получится ничего особо различного историй с наших крестьянских партий. Они не будут едиными, и не могут иметь каких-то особенных политических идей, которых не смогла бы представлять любая уважающая себя политическая сила. Настоящее сословие крупных бизнесменов, даже в развитых западных странах, не насчитывает больше 3% населения, а что остаётся в самой бедной стране в Европейском Союзе. Это "бросание пыли в глаза" людей.


     7. Фашисты. Здесь вещи довольно двузначные, так что стоит обратить на них внимание. С одной стороны ясно, что худшей идеи фашизма в теперешнем обществе с трудом можно найти (коммунизм, не смотря на произведение "Фашизм" господина "Йеля Йелева" или "Зеля Зелева" или "Зхелия Зхелиева" и прочее, зависит от транскрипции, потому что букву "ж" на Западе коверкают как им хочется, не есть то же самое как фашизм, как он утверждал в своей книге, да извинит меня человек; он не то же самое, если не по другой причине, то хотя бы потому, что никакой еврей не может стать арийцем, не может изменить свой ген или свой этнос, в то время как любой богач может стать пролетарием — просто у него отнимается имущество, ведь так?). По этому вопросу мир, ну, хотя бы Европа, давно не спорит, по меньшей мере после того, как 9 июня стал днём Европы (день победы над фашизмом). Но с другой стороны наших фашистов вообще нельзя брать всерьёз! Так ведь это пацаны, пост-пуберы, "Сидер-югенд". Они имеют наглость (я не вижу почему нужно извиняться за что-то верное) скандировать иногда даже — это показали по телевидению и было слышно очень хорошо —"Цыган на мыло!", но они вообще не думают то, что говорят! Они в такой мере ошарашены медиями, рекламами, и интернета, что принимают любую возможную выдумку за действительность, как и наоборот — не верят очевидным, проверенным, и бесспорным фактам (я лично припоминаю себе разговор с одной относительно интеллигентной девушкой, около 15-ти лет, которая мне сказала, что она это насчёт фашистских лагерей, газовых камер и евреев, не верила!).

     То есть они как бы больные, шизофреники, или что-то подобное, не могут различать факты от выдумок, не живут в этом мире, не адекватны окружению. Я не могу их оправдать, очевидно, но нужно проявлять и некоторое понимание к таким недоразвитым личностям, потому что все мы когда-то были молодыми, и как пройдут так 5-10 годиков они сами вылечатся (также как уже вряд ли встретите человека, который бы признался, что когда-то был СДС-истом, но они выигрывали больше половины голосов, при 90% избирательной активности, и были в основном всё молодые люди, так что нельзя сказать, что уже пошли на тот свет). Лишь бы не вытворяли особых беспорядков их полагается терпеть. И здесь идёт другая точка зрения: что раз они легализированы, то хотя бы вещи в какой-то мере канализированы, известно кто они, не мешают им воображать себе что угодно, и таким образом в определённой степени уменьшается опасность от них (потому что человек проявляет упорство делать всякие неприятности именно когда ему противоречат). Наверное поэтому и шум вокруг них (который в начале был довольно сильный), не только у нас, но и со стороны Европы, поутих, потому что — ведь оно так? — одно из психологических преимуществ демократии это то, что человек может немного "покричать" и ему полегчает. Он не изменит ничего вокруг себя, но изменит что-то в самом себе.

     Но здесь имеется и другой момент, на который мне хочется обратить внимание, на почву для фашизма у нас. До их появления я лично был убеждён, что у нас нет почвы для фашизма (при всём при том, что раньше существовало фашистское время, т.е. они были у власти), по простой причине, что фашисты утверждают, грубо говоря, следующее: мы хороший народ, способный, имели свою империю, вот, смотрите как много мы сделали, мы единые и сплочённые и можем добиться ещё многого, да нам мешают внутри в государстве плохие элементы, чужие тела, и потому мы теперь живём плохо; давайте уберём их и увидите как всё зацветёт и плод завяжет! В то время как коммунисты утверждают, например: все усердные и способные люди живут плохо, потому что им мешают богатые, давайте уберём богатых, освободим рабов труда, и вещи расцветут. То есть фашисты указывают как корень зла некоторое этническое меньшинство, в то время как коммунисты считают экономическое меньшинство за виноватое; фашисты исходят из одного усердного и сплочённого народа, которого эксплуатируют в собственной стране чужие "кровопийцы", но который дал примеры для мирового господства, в то время как коммунисты идут с идеи, что простой и трудолюбивый народ живёт плохо из за ограбления со стороны богатых, но он ещё не развернулся, не показал что может. Так что разница имеется.

     И, действительно, посмотрите где фашизм "дал ростки" во время Второй мировой войны: Германия очевидно одна супер-дисциплинированная страна (как говорится, и да извинят меня люди, но им если не разрешишь ... в туалет сходить, они могут и обкакаться на своём посту), японцы фанатики идеи об ихнем господстве, потому что они вынуждены из за их слишком большой перенаселённости (может быть самые густонаселённые и сегодня, и то в явно сейсмичном районе), а итальянцы, ну, они католики, это, в некоторых случаях, объединяет больше коммунизма (я могу привести в качестве интересного примера, что читал несколько итальянских юношеских книжек из жанра ... "религиозная фантастика", каких я до тех пор нигде не встречал). Но во всех этих случаях это страны с доказанными успехами в производстве, или чего бы там ни было, они имели могущие империи в прошлом, а и сегодня тоже демонстрируют "чудеса" в своём развитии, и они исключительно сплочённые (хотя бы немцы и японцы возродились прямо как птица феникс после поражения во Второй мировой войне). В то время как мы, болгары, довольно дикая и варварская страна, что бы и не утверждали, и если у нас имелось когда-то "царство и государство" то и другие народы вокруг нас имели не меньшее, но мы, очевидно, совершенно разъединённые и можем поубивать друг друга, ежели некому нас образумевать (припомните себе, кто может, как в первые пару лет после прихода демократии мы выкалывали глаза кандидатам, или как дорисовывали им "что-то" ко рту). Из чего следует, что у нас нет почвы для естественного возникновения (во время войны, как правило, не считается, оно нам наложено) фашизма.

     Однако вот, пришёл "Гайдук Сидер" и организовал фашистскую партию и выходит, что я ошибся. Но это не так (так ведь разве я могу ошибиться, а? — риторический вопрос, ответ ясен), потому что эта партия набирает очень немного людей, в среднем около 5%, и то преимущественно очень молодые и глупые, так что это должно существовать, наверное, и в любой стране. Условий для действенного фашизма у нас нет, и не имелось, мы может и не очень любим друг друга (например, я лично, не сказал бы, что так и "переполнен любовью" к цыганам, или евреям, или неграм, или ... американцам, не смотря на то, что таких у нас нет), но мы не поднялись бы вытворять грубое физическое насилие над ними (в то время как мы имеем примеры как раз для противоположного – для спасания евреев у нас во время фашизма, или для принятия множества армянских беженцев раньше). Мы диковатые, но смирённые, а то, что молодчики напирают выявиться чем-то — потому что сейчас некуда показать своё "геройство", нету войн, нету революционной ситуации, нету даже и особого интереса для жизни, так как она значительно более лёгкая чем половины-одного века раньше — ну, с людьми так бывает, как я сказал, это болезни роста, что-то вроде прыщиков акне (что, "образовать" Вас немного, значит ... "каканые" вещички!).


     8. Царская партия (Национальное Движение Симеон Второй, НДСВ). Она пришла почти как гром с ясного неба, как говорится, была организована в 2-3 месяца и если бы не было довольно хитрого Соломона (который нас "паснул"-передал к Атлантике, потому что у него само имя было таким, Пасù), она не имела бы возможность увидеть белый свет (а было и довольно много более или менее правых политиков, которые вовремя спохватились, что СДС "запутает клубок" и "смотались" давно из него, так что они просто ждали войти куда-то). Так эта партия была совершенно конъюнктурная, практически без идей (как и всё правое, я это упомянул), если не считать подсознательного понимания каждого, что раз что-то идёт с Запада, то оно должно быть хорошим, да и раз Симеон родился для царя, то может быть и стоит, т.е. давайте попробовать и с царём. Ну да, только что человек пришёл взять свои земельки, вёл себя как царь, т.е. делал то что хотел (раз выиграл большинство голосов) и, так как был и в годах, отошёл от политики. А ко всему прочему (и я думаю, но может быть только и думаю так, что пытался сказать это этим людям — да какая видная личность будет читать всю корреспонденцию, которую получает?) они даже не сумели исправить своё имя, а остались с "рабочим названием" НДСВ, т.е. только им не хватало трёх букв для сокращения (потому что "Герб" не сокращение, это одно слово); когда наконец решили изменить своё имя, то это уже было ни к чему, царь удалился. А могли бы назваться, например (дать им пост-фактум немного ума людям — у меня, в отличии от многих, ума достаточно, денег нету): Умеренной западной партией, или Партией умеренного капитализма, или О повороте на Запад, Крепкая правая группировка, или что там бы они себе ни выбрали, только не это неоконченное название для игры в прятки под одной (старческой) "шляпой".

     Не думайте, однако, что я недоволен ими; мне в принципе не нравится никакая партия, потому что она защищает свои частные (part), а не какие-то общие для страны, интересы, но мне кажется как-то обидно, что у них были очень хорошие шансы, и они их прямо растратили. Они имели шансы, по крайней мере, потому что не были очень правыми, как СДС, но ещё и потому что ... хм, так ведь потому что у них не было особых идей для управления, они просто хотели "нажиться" на власти. Здесь многие бы подумали, что я что-то запутался в своих рассуждениях, но это не так — потому что жизнь запутана, диалектика требует это, понятно? Значит, они были умеренными, хотя бы потому что иначе БСП, сколько бы и лишь на словах социалистической ни была эта партия, не имела с кем другим ещё объединяться кроме как с близкими к центру партиями, и это были только ДПС и НДСВ, и они это сделали — прямо-таки не верится! Но речь шла о царской партии, которая добилась — верно, в качестве побочного эффекта, хотя бы я так думаю, но добилась — разрушения двухполюсной модели, которая лишь истощала нашу страну, и положила начало нашего вытягивания из болота, медленное, тяжёлое, но всё же вытягивание и движение к Западу. Верно, что эта западная модель не очень подходит для нашей бедной страны (самой бедной в Европейском Союзе), но ведь наш народ хотел эту западную модель, не хотел чтобы смотрели на Восток, т.е. на Россию, так что они дали ему (нам) то, что он (мы, как целое) хотели (тогда и теперь).

     А для тех, которые всё ещё не понимают как же так люди без особых идей, плюс к тому и оппортунисты и карьеристы, могут добиться достаточно хороших успехов, давайте добавлю, что оно довольно часто как раз так и получается среди "сапиенстских хомовцев". То есть те, которые очень активно защищают некоторые идеи и готовы драться за них, они обычно ... ну, хотят драться, ведь так? А те, которые смотрят свои интересы и сравнительно умеренные в своих желаниях, они и проявляются как хорошие профессионалисты и добиваются успехов в жизни, потому что середина исключительно важная вещь в этом мире (а может быть и в "том", не знаю). Так что эта конъюнктурная партия, в принципе, сумела начать поправлять нас, она, так сказать, положила начало нашего пути к настоящей демократии — с опозданием на 10 лет, из за улюлюкающего и неспособного СДС.


     9. Партия "Герб". Эта партия тоже была неожиданностью, даже для соц-коммунистов (и прежде всего для них), тоже правой и конъюнктурной, тоже без особенных идей, но — как бы это сказать? — брильянтно ставящая на подсознательное у человека! Хорошо ли выразился? Я хочу сказать, что они пришли к власти с некоторыми, да полностью высосанными из пальцев, пониманиями, что "добрый забияка", или "Дуче Бойко", у кого и само имя одно такое бойкое, победит коррупцию и поднимет наш имидж перед миром, который "замаран" хотя бы веками, но в особенности с тех пор, как у нас пришла демократия. А то, что имидж некоторого народа не "чистится" за несколько лет, а хотя бы за половину-одного века, что это не делается хлестанием кнута, а при помощи морали (которая, в особенности в стране практически без религии как наша, и в безморальное время распада цивилизации, как то, в котором мы теперь живём, не понятно откуда может взяться — тем более после того как отвергнули преувеличенную мораль коммунистов), и что коррупция всегда существовала и будет существовать, потому что она вопрос дополнения к официальному управлению, так как оно не достаточно ... спелое, и прочее — на эти вопросы наш народ ни мог, ни хотел, себе отвечать, он просто хотел убежать от "внеземной" коалиции, как я упомянул раньше.

     Но он положился брильянтно на подсознание людей благодаря его хороших PR-овцев, или потому что он сам довольно хитрый — генерал, всё таки, не "луковая головка" — так как на протяжение почти 5 лет его показывали везде en gros, и с большой головой. Выражаясь иначе, это была одна ... хм, фаллическая реклама! Но если бы культ к фаллосу не был сокрыт глубоко в подсознании людей, то он и не появился бы тысячелетия раньше (потому что не слыхали о культе к его антиподу, к латинской putta-ой, или французской putain, так?). В шутку или нет, но этот человек положительно нравится основной части женщин (мне лично пришлось слышать как одна молодая девушка, когда речь шла о вопросном Бойко, говорила с счастливой улыбкой, "а-а, Бойчо"), а наверное принимается охотно (ну, не то чтобы и впрямь нравился, я полагаю) и большинством из мужчин, в особенности в области вокруг Софии. Сильный забияка всегда пользуется популярностью и он очень хорошо знал это и ставил на него.

     Иначе его идеи — а какие же идеи? Коррупция, и само латинское слово, означает разложение (наверное какое-то ломание, с треском, и сжимание, коррумпция), но это налаживание к среде, я Вам скажу, так как очень хорошо знаете, что помидоров кушают когда они поспеют, в то время как огурцы когда они зелёные, или что капитализм он как мушмула и хорош когда начнёт разлагаться (каков он теперь, а не каким был веком раньше). И она дополнение к системе, также как и проституция, и организованная преступность, и прочее (потому что, если бы люди в них не нуждались, то они и не существовали бы, ибо все, даже и сами шлюхи — да простят меня женщины, а то уже, наверное, и мужчины, — знают, что делают что-то неморальное, но делают его, потому что на это имеется спрос). Так что, если система хорошая, то она не нуждалась бы в таких дополнениях, но раз весь капитализм держится на деньгах, которые согласно любой религии что-то плохое, т.е. на аморальных вещах, то нельзя обойтись без коррупции. То, что можно сделать в случае, а и делается, это ... хм, чтобы государство коррумпировалось вместо людей и фирм, т.е. оно собирает налоги за что-то, что, так или иначе, аморальное!

     Однако имеется и что-то другое — особенно в политике часто имеется и ещё что-то, другой взгляд на вещи — плохой или нет, забияка или нет, с идеями или без таких, лишь говорящий и часто себе противоречащий или нет, но он успокаивает массы, потому что мы (а и все народы) как лошадки, хотим слышать чтобы кнут щёлкал и тогда тянем себе телегу, но иначе запираемся. В этом смысле он и олицетворение сильного начала в управлении, что ни является новой идей, ни она в силе только для нашей страны, ни когда-нибудь исчезнет (но на этом базировано и правое управление, как я указал). И обратите внимание на прецизионное (чтобы не использовать опять тот же эпитет) налаживание других крупных политических фигур вокруг него: мэр (или "мэрица", "мэрка", ибо это "она") Софии теперь одна очень скромная и мягкая с виду женщина; почти все остальные люди из управления (за исключением, вроде, внешнего министра) тоже скучные, неприятные, и/или безличные; да и наш новый Президент из "того же поля ягода", абсолютно безличный, не смотря на то, что он мужчина и Президент. Потому что — ведь так? — "дуче" (чтобы не называть опять другое слово) может быть только один, а остальные должны слушаться и выполнять. Ну, я не говорю, что человеку легко, "тяжела царская корона", как говорит народ (а и он, действительно, в последнее время выглядит как-то уставшим и отягчённым власти — кроме если на разыгрывает это, но даже если и так), но ведь и не легко одними лишь голыми словами — ну, почти что — держать весь народ в подчинении.

     ( Могу добавить ещё пару предложений о нашем теперешнем Президенте, "росен-пресен" как говорится (т.е. свежий и с росой) и, или из города Плевен, или его пра-пра дед имел где-то плевню-сарай — правда?, ибо его зовут Росен Плевнелиев —, но иногда, это зависит от ракурса, он имеет немного, хм, дебильный вид. Да простит меня человек, потому что я не имею никакого намерения его обижать, но он так запутан своим новым постом, и как до сих пор привык только стоять смирно, как собачки, а теперь сразу может и командовать, то он просто иногда путается; он был бы хорошим как "chef de salle", как говорит "гайдук Сидер", но быть Президентом для него многовато в начале. Но он вовсе не глупый, потому что хорошо изучил науку говорить много и не сообщать ничего. Это вовсе не легко, я Вам скажу, потому что я, к примеру, сколько бы и ни пытался говорить пустые слова, всё когда нибудь и ошибусь и выпалю что-то разумное. Вообще, он один хороший пример для латинской поговорки "Ars est celare artem.", что значит "Искусство в том скрывать искусство.". Ну, он хотя бы не считает всех людьми с замедленным развитием, какую манеру говорить имел наш прежний Президент "Георг Первый" (Георги Първанов). Так что человек запутан, вообще не имет подходящий для поста вид, но ... он оправдает доверие, почти наверняка, и по всей вероятности не хуже наших прежних Президентов. )

     Но курьёзы на этом не кончаются, потому что его люди хорошие правители, выполняют свою работу, хотя бы о мэрке ничего плохого сказать нельзя и люди её опять выбрали, а и Правительство годится, потому что, независимо от протестов оппозиции (в особенности ставшего и уже почти детронированного шефа, Станишефского, как я его называю, а то он лишь Станишев), и при этом, обратите внимание, в условиях кризиса! Получается, чуть ли не так, что мы "функционируем" даже лучше в условиях кризиса, чем в нормальных условиях, так как вся западная Европа пострадала, не говоря о вечно недовольной Греции, или о классических (уже) недовольных из бывших соц-стран, Польше и Украине. Верно, для этого имеются объективные причины: мы живём так плохо, что хуже некуда (хотя бы в Евро-союзе), так что то, что уже и другие в плохом положении, как-то нас успокаивает и мы "тянем свою телегу" смирно и тихо, но кто знает насколько тихими мы были если бы нами управляла опять та же старая коалиция (как люди не любят социалистов, и как те не делают практически ничего в социалистическом духе)? Окромя всего прочего этот настоящий "дуче" как бы поприжал самозванного "Гайдука Сидера", потому что его акции порядочно запали.

     Так что я лично может и не уважаю "фаллическую" политику, но у нас она работает и я её принимаю. Не смотря на его лихорадочное и некомпетентное с первого взгляда управление он, как говорится, самый подходящий для времени и места политик у нас. Притягивает отсюда или оттуда средства, строит дороги чтобы делать, всё таки, что-то, чтобы уменьшить безработицу, и на Западе никто его не критикует, и по всему видно, что его опять выберут. Ну, однако досюда, не больше. Я даю ему, человеку, ещё с 5 до 10 лет царствования, и после этого — адьё герб, адьё дуче! Потому что нельзя чтобы партия без идей (практически, как я сказал), воздвигнутой за одной личностью, просуществовала длительное время; личность, рано или поздно, исчерпывается. Останутся только некоторые протолкнувшиеся вверх из его людей (чтобы не сказать антиподы фаллоса, разумеется; ведь не сказал это, да?), как получилось с НДСВ. Это Вам не, к примеру, либеральная, или христианская, или консервативная, и прочее, партия, нет чего другого может остаться после неё (кроме если не возьмёт да сформирует некоторую династию, да вроде нет таких перспектив).


     10. Другие новые партии. Ну, вот что пальцы на руках кончились, но и нам нечего больше добавлять. Здесь, очевидно, можно только гадать, так что сделаем и мы так на короткое время. Хорошо было бы чтобы у нас имелась борьба в левом политическом пространстве, как указал, но у нас её нету, так что я почти разуверовался что она когда-нибудь появится. Не знаю не в этом ли именно состоит основной недостаток левых, что они не допускают чужих мнений, в особенности слегка отличающихся от ихних, может оно и так; и если так, то очень возможно, что они, рано или поздно, додумаются до этого и скорректируют вещи. Будем надеяться. Но новые партии, которые возникают, они все более или менее правые (как будто больше "более"). Однако я не уразумеваю что ещё новое может появиться, после "Бойчо", на политической арене, так как использовали идеи о: бизнесе, крестьянах, царе, сильной личности, влиянии с Запада, нашего имиджа, и прочее. Не использовали до конца религиозную идею, но мы и не религиозные. Значит, я лично вижу две возможные направления: одно это к созданию некоторой центристской партии, и это правильная линия, но увидим какова она может быть, а другое к возниканию очередного "тупика" как "Атака" (скажем, некоторая другая этническая партия, то ли турецкая, то ли цыганская, то ли македонская). Тупики нам не помогут, так что оставим их. Центристская партия, однако, не легко делается (люди хотят экшенов и триллеров, так?), так что она может возникнуть в основном как сопутствующий элемент (возьмите для примера ДПС, а в какой-то степени и царя). Можно предполагать, что возникнет какая-то партия мелкого бизнеса, например, и то с каким-то влиянием, так чтобы могла войти в Парламент, или некоторых профессиональных групп (скажем, транспортных работников, или строителей, или учителей — знаю ли, оно СДС пошло во главе с певцами эстрады, так что ничего нельзя утверждать с уверенностью), но таких примеров в мире как будто нет.

     Ну, мне взбрело в голову что-то почти фантастическое, но, как говорится, "положительно, да кто знает". Так вот, мы не использовали до конца идею об ... эмансипации. То есть, у нас ещё нет какой-то феминистической партии! Такая партия имела бы свои преимущества так как, с одной стороны, женщины посредственный пол (пусть не углубляемся здесь в подобных дискуссиях, я провожу их в других местах, но они лежат в основе каждой религии, а религии базируются на житейском опыте всего человечества), и при этом положении они будут как раз центристские, с другой стороны они более мягкие, более "софт", так сказать (а в "софии", в греческой и латинской sofia, лежит мудрость, не мешает напомнить Вам эти лингвистические моменты), и раз так то с ними будет легче работать, они будут более уступчивыми, более компромиссными, а с третьей стороны женщины составляют одну представительную выборку населения, и то именно его более средней части, так что они просто не могут не быть хорошим центром. Это моя гениальная идея, которой я делюсь с Вами на уходе. Дал Бог она даст какой-то полезный росток, потому что мир давно натерпелся грубой мужской силы ("мачовщины" или "мачовизма", как говорится), ещё со времён Христа (что значить, что и до него, чтобы он мог выдвинуть подобную идею). Иначе, если это будут не женщины, то, вроде, придётся прибегать к услугам ... гомосексуалистов, а? Ну, я лично предпочитаю, коли так уж и нужно, чтобы мною командовали женщины, нежели ... сами понимаете?


     9.2012


     П.С. Ну, оказалось, что я чувствительно завысил властвование "Дуче Бойко", но в общих чертах я прав в своём анализе. Впрочем, будет другой материал о фатальном для нас 13-ом (хотя бы после ... Бина Ладена, а?) годе.


     04.2013




 

О РАЗЛОЖЕНИИ МОРАЛИ


     Идею, которую разработаю в этом материале простая и извлечённая из древней восточной философии, как и из древне-греческой диалектики, и она сводится в основном к тому, что когда мораль разложится, да сколько можно (а то и ещё столько, как говорится), то она как-то появится заново, видоизменённой. Это в принципе так, но разница в социальной цене, которую платим, так что вещи не такие простые, это не как сказать: "ну, пусть себе разлагается тогда". Только хаос, который в древне-греческом писался только двумя буквами, χα (или это был его корень), представлял один большой рот (букву "х" обычно во многих языках не читают, а итальянцы, например, вообще её убирают, и там гигиена — igiene, гармония — armonia, и прочее), и это сводится в сущности к одному "а-а", и раз так, то он съедал всё, но потом оно выходило откуда-то с другой стороны и в другой форме, да этот метод приводит ко многим сотрясениям. А я говорю о восточной философии, так как в санскрите утверждалось, что наш мир в три раза "не": он не постоянен, не совершен, и не независим! Иными словами, он не только всё время меняется, но и не закончен (противно утверждению христианской религии), а и настолько заплетённый (диалектическими связями), что то, что должно случиться, всё равно случается, да только когда передвинутся некоторые вещи и произойдут некоторые катаклизмы, чтобы привести их в порядок.

     Но давайте начинать более конкретно, где сперва убедимся должны ли эти вещи случиться.


     1. Разложение морали практически очевидно для всех. Оно что-то, в чём не сомневаются и те, которые его приветствуют, и говорят себе "Иха-а, бешеная ##ля идёт, не как раньше!". И даже не нужно сравнивать с ориентальскими странами и два-три века раньше, когда женщины не выходили из дома без фередже, нет, даже и на Западе, а то и у нас, приличные женщины носили вуали на своих лицах, не говоря чтобы показать что-то больше лодыжки, в то время как сегодня показывают спокойно и груди (было бы что там показывать, но даже и если они не очень для демонстрации), а то прямо и свои гениталии, и по Интернету уже и грудные младенцы могут смотреть себе такие вещи сколько им захочется и кайфовать. А во временах Оскара Уайльда, в конце 19-го века, когда говорили "to make love" (т.е. делаю любовь, буквально) понималось, что разговаривают с лицом из другого пола, ухаживают или соблазняют, а теперь та же фраза, совершенно понятно, означает hard sex.

     Эта сексуальная распущенность, вполне естественно, хотя бы для меня, ведёт и к распаду семьей, потому что женщины, когда выдут замуж (ежели выйдут) и после того как родят пару детей, и говорят себе "так для чего мне больше муж (кроме как ... описывать мне доску в туалете, а)?" и решают отвязаться от него. Так что вопрос не в том разрешается ли свободный секс — пусть разрешается, лишь бы не мешал семьям, и оттуда и обществу — а в последствиях от этого. Потому что теперь вряд ли кто-то, мужчина или женщина, догадается задать себе вопрос: по какой причине раньше женщины должны были заключать брак девственными, раз сношение своего рода "познание", и в славянских языках, а и в латинских (и наверное и в древних), и если так, то не ясно почему некоторое дополнительное познание должно мешать женщине? Да, но оно мешает, для женщины это познание (а может быть и любое другое?) не приносит пользы, оно её только разнуздывает или развязывает, увеличивая и без того её неумеренные желания, и оказывается, что от этого ни она выигрывает (потому что идёт раньше срока искать себе вибратор), ни семья, ни общество в целом. Эти вопросы я рассматривал в других местах, но идея в том, что свобода в сексе приводит к распаду семьей, а женщина та, которая хочет иметь детей и семейство (схватить покрепче какого-то мужчину).

     Таким образом женщины не только "режут сук на котором сидят", таким образом страдают и дети, очевидно, хотя они, раз у них нету базы для сравнения, не могут сообразить хорошо ли иметь двое родителей, или хватит одного. Да оно не дело если один мальчик воспитывается матерью и когда подрастёт (так она, да простят меня женщины, но не может научить его даже как ... пописать, ведь так?), ни только отцом, в особенности если это девочки (по той же "туалетной" причине, коли хотите). Если бы Господь Бог хотел, чтобы имелся один родитель, он бы не сделал обеих полов, или оставил бы и у млекопитающих размножение яйцами, при котором положении дети могли бы и вообще не знать своих родителей. Да оно не так, и это всем ясно. Оно ясно и женщинам, только что они слишком пристрастные, и по этой причине не способные принимать правильное решение, а не потому что они "туповаты от природы". Если бы люди могли, как французы, хотя бы согласно молве, принимать спокойно существование и жены и любовницы (респективно, мужа и любовника), то проблем не имелось бы, однако они, как правило, не могут.

     Но давайте не будем больше отвлекаться в эту сторону, так как секс, как ни крути, одна досадная помеха в жизни, которая несёт нам некоторые наслаждения, положительно, но всё равно помеха, и с ней каждый справляется как может. Да ведь вопрос не в сексе, он является побочным элементом морали, вопрос в морали! А мораль, согласно одной моей старой, назовите её рабочей (но она достаточно верная, и в то же время не ограничивающая) дефиниции, совокупность правил, направленных на объединение людей во времени и в пространстве. Объединение в пространстве значит знать, что мы не живём сами, что имеются и другие вокруг нас, и над нами, и под нами, если хотите, и не можем думать только о себе, потому что (хотя бы ввиду взаимо-увязанности вещей, но коли так уж настаиваете, то думайте себе, что это потому что имеется какой-то Бог) это рефлектирует на нас самых; иначе выражаясь, тот, кто смотрит только на себя, чаще всего выходит, что не смотрит на себя (потому что не знает как), а кто думает о других, чаще всего выходит, что думает и о самом себе. Такое пространственное объединение возможно достигнуть и без морали (чей основной носитель, до сих пор, были религии), по пути силы и принуждения — какого-то царя, или "дуче", или другого начальника — потому что сильный, ежели он не слишком глупый, думая о себе, в сущности, заботится и об остальных, он хочет чтобы люди его уважали, чтобы запомнили его чем-то хорошим.

     Объединение во времени, однако, не может быть достигнуто без морали, а это навязывание поколений, связь между детьми и родителями. Почему не может, ли? Ну, потому что если нет семьей, нет, или почти нет и родителей. А если нету рода, то чаще всего нет и нации, а оттуда нет и общества в мировом масштабе. В то время как — чтобы не думали, что я просто переливаю из пустого в порожнее — по данным последней переписи населения в Болгарии в 2010 году 55% (больше половины!) из новорождённых внебрачные дети, которых до недавнего времени называли незаконно-рождёнными (теперь они законные, так как изменили закон), а простонародно их называли ... подонками! Ну, раз основная часть детей подонки, то это им не мешает, разумеется, но оно всё равно когда-нибудь и кому-нибудь "замешает", ибо так и мораль довольно слабая.

     А не забывайте также и что теперь наркомания, а уже и терроризм, значительно возросли, далеко, может быть в десятки раз больше, чем во времена О. Уайльда (или Маркса, или нашего освобождения от османского рабства, в 1876 году, и прочих близких по времени моментов), и эти вещи очевидно тоже связаны с отсутствием морали, потому что люди ищут что-то из за чего жить! Те, которые начинают с ранних пор искать наркотики, таковы, потому что, при всём разрешённом в сексе (садо-, мазо-, и прочее, как пишется в рекламах о проститутках), а и при отсутствии крепкой отцовской деснице в отсутствующей семье (которая бы надавала ремнём по попе, ежели другое не помогает), не знают что ещё им искать, а и когда пища, крыша, и одежда обеспечены, что ещё хотеть пацанам и юношам, кроме что-то с чей помощью сбежать от этого бессмысленного реального мира? А те, которые опоясывают себе вокруг пояса динамитные шашки, думают, что таким образом они хотя бы уйдут на тот свет с какой-то целью — потому что они не садисты, не сумасшедшие, они люди с идеей-фикс, но она исходит из некоторых моральных пониманий! Поверх всего этого таких людей и нельзя наказать, так как они не живут ради удобств на этом свете, они живут ради ... вечности, так сказать. Так что раз нету достойной морали, то люди ищут некоторый её заместитель, ибо далеко не все как ... "телята" или мороны или дебилы или олигофрены (выберите себе подходящее слово), которые довольствуются лишь рекламами и сказками о хорошей жизни (полной улыбками — как в рекламах), имеются и неспокойные, ищущие личности, люди, которые при других обстоятельствах, толкают общество вперёд.

     Прочее, давайте не будем комментировать больше очевидные вещи, а перейдём к следующему пункту, который в какой-то мере объясняет почему мы думаем, что можно обойтись и без морали.


     2. Много морали не приводит к моральным действиям. Это может выглядеть довольно странным, но у людей, которые, в отличии от животных, находятся значительно дальше непосредственных потребностей жизни, или "загнули", если Вам так больше нравится, из много морали часто приходится как раз к противоположному. Это не новый момент и все положительно слышали фразу, что "Путь в ад усеян благими намерениями", т.е. только одними намерениями нельзя ничего добиться, но и из очень сильного желания о чём-то люди начинают налагать свои взгляды на вещи на других, которым, однако, это не нравится и те начинают противопоставляться, но первые, думая что делают что-то в ихнем интересе, особенно если речь идёт о "вечности", т.е. о "том свете", т.е. по религиозным вопросам, продолжают настаивать, и в своих настаиваниях доходят до войн и кровопролитий. Я лично не знаю, чтобы существовала религия, которая могла бы похвастаться, что во имя религии не доходила до человеческих жертв, но как будто наибольшим "активом" в этом отношении славится христианская религия. Более того, она даёт довольно плохой пример сравнительно толерантным восточным религиям, исламу например, о том как защищать свои убеждения.

     Это действительно так, потому что раньше, до христианство, а и примерно до 5-го века новой эры, в Леванте, т.е. в восточной части Средиземноморья, или в арабском мире, существовала достаточно хорошая терпимость к другим религиям, если не по другой причине, то потому что таких религий было много и разных, и люди бы ли вынуждены выносить друг друга. Но вот начинаются христианские крестовые походы, и даже довольно позднее, где-то в 19-ом веке, Турция, как одна достаточно цивилизованная арабская страна, которая очень хочет войти в Европу, и быть как европейцев, и вводит фамильные имена (а то раньше говорилось: Асан, сын Османа, сын Пишмана, к примеру), решает однажды начать "известную" резню против армян — потому что так делают на Западе (и ну давайте сейчас скажите, что на Западе так не делают!). Также и в Древнем Риме около новой эры кишело было разными культами, но никто не принимал их настолько всерьёз, пока не пришли христиане и не дали свой отрицательный вклад в развитие морали.

     Но таким же образом можем "оплёвывать" и понимания обыкновенного человека, который не принимал, чтобы его невеста имела и других любовников, независимо от того, что каждый муж позволяет себе делать так, когда может (и имеет деньги, конечно), но только не и его жена. Значит, смотрите, существует одна очень хорошая дефиниция (по моему) нравления, или любви к чему-то или кому-то, она состоит в том считать, что объект твоих чувств ... совершен, что значит, что нельзя ничего, ни с него отнять, ни ему добавить! Просто сидишь и кайфуешь, а? Да, но когда двое человек любят друг друга, и то по настоящему, я не говорю о случаях притворства, то первую вещь, которую каждый из них хочет сделать, это изменить другого сообразно с собственными взглядами, а это как раз обратное правильной любви. То есть, мы опять загибаем, даже без принуждения никакой религии, просто сами по себе, потому что мы такие.

     Можем продолжить в этом духе упомянув и католицизм, о котором у автора нет особых впечатлений, но он читал разные книжки, и где-то в 15-ом веке в ряде западных стран люди возглашали "Лучше к туркам, нежели с Папой!" Потому что католики совались в личную жизнь в ряде отношений хуже чем коммунисты (и то бурного революционного времени, а не тех 70-ых или 80-ых годов 20-го века). Ну, в наше время Папа может и "подлизываться" всем народам, говоря "Слава Иисусу Христу" на всех возможных языках, и уже не науськивать к войнам (потому что их, американцев, человеку ни к чему науськивать, они готовы в любое время биться с каждым, в особенности когда нужно защитить ихние понимания о "демократии"), но во временах Колумба, например, он не был настолько миролюбивым.

     Так что мы, люди в целом, действительно принимаем слишком близко к сердцу все возможные заблуждения, и готовы драться за них, наивно веруя, что ежели кто-то готов защищать оружием свой взгляд, то значит он может и правилен — и если одержит победу, то значит он и правилен — в то время как если не хочет драться, то таким образом он признаёт слабость своего тезиса. Неужели не так и сегодня? Ну, да если человек поскребёт немного свою "башку", то может и выскребет мысль, что верность данного тезиса не имеет ничего общего с силой, которая стоит за ним или защищает его! Сила доказывает только силу, а не верность того, за что люди бьются. Однако такова наша мораль. Более того, мы считаем, что дуель-поединок это хорошая вещь, что залегло в латинском, но мы можем использовать современный итальянский, где bello значит хороший, но bellico значит военный. Также как и милитаристы, т.е. военные очень ... милые люди, этимологически (корень "мили-" или "мели-" очень древний, и он значит что-то хорошее, сладкое, как мёд или медовуха)!

     Значит смотрите, по идее, и хотя бы до открытия пороха, в таком взгляде был резон, потому что важен поединок (дуель), который определяет кто из индивидов сильнее, это работает для селекции лучшего, так процедируют все животные, и это одно подчинение "божьим заповедям". Однако не и в современных условий боя, когда человек может стоять себе на некотором безопасном месте и бросаться "бомбочками", это не поединки, это уничтожение, это бойня. Так что наша мораль пасует, она безнадёжно, хотя бы на пять веков, постарела, она должна быть изменена, а если это не возможно, то разложить её. Время прийти какой-то новой морали, а произойдёт ли это минимизируя кровопролитий, или "потерей белковой материи", или каким-то грубым и хаотическим способом, зависит от нас. Потому давайте перейдём к следующему пункту и увидим какова должна быть она и можно ли её достичь без самоуничтожения, защищая "пердутые" каузы.


     3. Новая мораль должна быть прежде всего толерантной (или терпимой)! В наше время уже не надо селекционировать лучших личностей, ни бороться за выживание, тем более лучших, нет, в наше время главное не проливать зря человеческую (а и животную, если хотите) кровь, потому что она ни для чего не помогает. Нужно просто научиться выносить другого рядом с нами, даже если он (или она) делает вещи, которые нам, и то абсолютно, не импонируют. Нужно как-то умерить себя, раз от много "морали" загибаем. Выражаясь иначе, мы должны начать любить людей, как говорил и Христос (если верить выдумкам о нём), но и в духе данного выше определения о любви и нравлении, а и как проповедовали древние восточные религии, утверждая, что этот мир ни хороший, ни плохой, он просто лучший из возможных, но он справедлив (понимай, для всех — например, и для волка, и для зайца).

     Это можно было высказать и в несколько другом виде, сексуально ориентированно, т.е. как мужское и женское поведение, а оттуда и морали. Я имею в виду не мачовизмом и установлением превосходства над другими, а мягким подходом и принятием чужого, что является женским способом установления перевеса. В какой-то мере, придётся повернуть спину всей эволюции сильного до сих пор, и искать не перевес, а перемешивание морали, "моральных ген", если могу так выразиться, что должно обеспечить разнообразие взглядов и бескровную борьбу идей, а не вести к непосредственным физическим битвам! Потому что человек всегда хочет наложить свой взгляд, но принимая и взгляды других (не как одобрение, а просто как допущение и чужого варианта), даётся возможность для борьбы, но "по женскому"; значит, вместо того чтобы биться за данную каузу, давайте оставим каждого защищать свои позиции, и таким образом увидим кто окажется правым через время, или добьёмся некоторого усреднения взглядов. Или мирное совместное существование различных моралей, что-то в этом роде, подходя более истончёно и нежно, не грубо и по мужскому. (Я излагаю в ряде других мест свои взгляды о месте женщины, и теперь и в будущем, так что давайте не отвлекаться здесь, но идея в случае, что наложение может быть не только активным и воинственным, а и пассивным, по женскому, но не менее настойчивым, и что это другая сторона "медали", и если хотим искать некоторую середину, то нужно посмотреть и с другой стороны, их потому и две, чтобы использовать ту которую нужно, когда нужно.)

     Но, вернёмся к терпимости. Скажем, если женщина (эвентуально супруга) так уж и хочет делать иногда секс не со своим постоянным партнёром — и, разумеется, то же самое и с точки зрения женщины насчёт мужчины — то почему бы и не делать это, но не нарушая постоянную связь, в особенности если речь идёт о семье, потому что дети хотят и примеров в жизни, и наказаний, и забот, и то не только материальных. Дети, между прочим, не слушаются чаще всего не потому что они плохие или невоспитанные, нет — как бы это и не понималось массово людьми —, они хотят понять что хорошо и что нет, а это проще всего научается, если можешь остаться ненаказанным (потому что слова они вторая сигнальная система, оно так, но имеется и первая)! То есть, наказание для подрастающих имеет целебное воздействие, оно часть воспитания, и когда функции семьи запущенные, то дети не могут научить кучу важных вещей и продолжают, например, "учиться" и когда подрастут, и хотят увидеть поймают ли их если проведут какое-то ограбление, или попробуют некоторый наркотик, а и другие примеры. Так что если нет семьей нужно усилить общественные функции, отдавать детей в недельные интернаты, которые как будто стали что-то исчезать в последнее время, и дети, оставленные без контроля, несмотря на сложные науки, которые изучают, остаются необразованными в смысле ежедневной морали.

     А возьмите и современный капитализм — так он аморальный из своих основ, он коррумпирован, он держится на деньгах, а денег даже в животном царстве нет, т.е. таким образом мы, в определённом смысле, спускаемся на одну ступеньку ниже чем животные (потому что у них побеждает лишь более сильный, вместо более смирённый, или трудолюбивый, и прочее, а у людей и более богатый, и более нахальный, и т.д.)! Но в то же время все религии отрицают власть денег, она не переходит в потусторонний мир, Бог не судит по богатству, и прочее, а религии базируются на взгляды масс и поступают, в общем случае, в их же интересе (даже и когда науськивают к кровопролитиям они делают так, потому что люди это хотят). Так что ясно, наше общество плохое, неморальное.

     Значит смотрите, я защищаю мораль не из моральных соображений, а из разумных таких! Вряд ли больше чем 2-3% населения пришло к идее пойти с таких позиций, но более умные неминуемо должны прийти к этому взгляду, потому что выводы из него не особо различные тех разных религий, только подходы разные. В лингвистическом отношении, я думаю, что хорошо напомнить значение английского слова moral, которое значит поучение (в то время как моральный это morale), так что мораль своего рода свод правил, поучений в жизни (а лингвистически это просто обычаи, нравы, потому что в латинском mores мн. число из обычая — припомните себе фразу "O tempore o mores!"). Эти правила то, что молодые хотят научить. Но ... не то чтобы они их не предполагали заранее. То есть, я считаю, что у людей, а и у животных, имеется врождённое чувство справедливости, моральности, потому что все хотят нравится другим (маленькие дети и животные, кроме как наесться, хотят и чтобы было с кем им играть, значит дружить, а не ссориться). Так что люди по рождению добрые (т.е. они пытаются, насколько это им удаётся, думать о других), общество то, которое делает их плохими (заставляя их думать только о самом себе)! Запомните это, пожалуйста, потому что в этом состоит призвание новой морали: она должна сделать общество справедливое к людям, должна удовлетворять их ожидания (чтобы плохой получил своё наказание, а хороший был похвален, а не наоборот).

     В то время как в современном обществе, как я упомянул, делается всё другое, только не и то, обеспечить некоторое ожиданное и справедливое наказание для тех, которые его заслужили. Более того, в наше время настаивается на успехи в бизнесе, карьере, и прочее, которые всё переходные (согласно религиям) вещи, а не на селекционирование более моральных личностей (и забудьте о сексе, он не существен). Разумеется, в этом мире ничего не изолированно, как указал в начале, и человек не может не быть эгоистом, но он не имеет право и стремиться только к перевесу над другими (если не по другой причине, то потому что он, всё равно, к этому и стремится, т.е. именно поэтому мораль должна ему противопоставиться, чтобы заставить его отклониться в другую сторону). Пока существовали роды и семьи, и велись борьбы между различными племенами и народами, имелись основания для селекции и установления перевеса, но в теперешнее время самое ценное ..., ну, сохранение разнообразия (а то и создание новых разнообразий), что другой способ высказать опять соображение о толерантности. По этой причине считается правильным любое перемешивание между народами, между бедными и богатыми, если хотите, между умными и более посредственными, и в этом и состоит новая мораль.

     Ближе всего к этому взгляду, как будто, стоит ... спорт, потому что там изъявление личности не связано с идеей о господстве, хотя и там имеются разные способы вознаграждения победителей. Там нету непосредственных целей, а существуют какие-то абстракции, выиграть данную медаль. Всё таки это, как я сказал, мне кажется хорошим, но ... Но плохое, что это не является массовым явлением, это касается каких-то 1-2% населения (если не меньше), а и довольно специализированное, т.е. оно не настолько развивает тело, насколько его деформирует, в каком-то аспекте, так что и спорт не является образцом.

     Однако что-то нужно сделать, должны быть какие-то семьи (у меня имеются идеи по этому вопросу, которые рассматриваются в других местах), какие-то национальности, какие-то правила хорошего поведения, но отличные от узко национальных или расовых, или кастовых, семейных, или каких-то других, интересов. И нужно учитывать намерения людей (это и есть мораль, а не только результаты). И должна существовать здоровая слежка за (почти) всём и всеми, потому что мы уже стали очень сильными, чтобы позволить себе оставить вещи на самотёке (т.е. не важно кто с кем спал, а кто на кого "имеет зуб" за что-то, и почему его имеет, что можно сделать, чтобы тот человек, а и другие ему подобные люди, не имели таких "зубов"). И каждый должен иметь условия для развития, для более полного разворачивания данного ему Богом /богами (или Природой), тем более что, раз нет, или почти нет, семьей, и раз гениальность, как это многократно проверено, не передаётся по наследству, должны дать ей возможность, чтобы она, всё таки, проявлялась время от времени. Да оно, если так будем продолжать, то дойдём, вроде, до идей коммунизма, а и Платона с ещё 25-вековой давности, а?

     Так ведь в том-то и дело, что оно так и должно получиться, потому что не может существовать мораль в интересе всех людей, и не исходить при этом из каких-то общих, т.е. common интересов. Не можем хотеть чтобы люди развивались полноценно, если одни рождаются в богатой среде (не будем говорить непременно, в семье), а другие в бедной, и если для здоровья и для обучения нужно платить, т.е. если они не общедоступные. Так что новая мораль, по всему видно, выйдет довольно старой, мораль каждой одной религии. Так то оно так, да я имел в виду именно мораль каждой одной религии, т.е. всех религий, т.е. (говоря на языке математики) сечения всех религии! Это сечение, если нам удастся добиться его с нашими эгоистическими наклонностями, будет как раз квинтэссенцией морали на протяжении веков. Остаётся лишь чтобы его добились. Потому что если не сможем, то будет "немного" хаоса, потом ещё "немного", наверное, и после этого ... опять придётся его добиться.

     Нужно иметь ясность по всем этим вопросам, когда критикуем или принимаем разложение нравов. Молодые пытаются как-то выжить, это их право. Поэтому выходит, что когда у людей всё имеется, то у них нету прежде всего морали. И они её ищут.


     09.2012




 

ВОЗМОЖЕН ЛИ УМЕРЕННЫЙ КОММУНИЗМ В БОЛГАРИИ?


     Или в какой бы то ни было другой "-арии", если в этом вопрос, но с одной стороны я живу в этом государстве и нормально говорить о нём, а и хорошо дать некоторые конкретные примеры, которые были бы привязаны к более конкретным цифрам, для соответствующей страны. Сама идея об этом возникла у меня, может быть, лет 10 тому назад, и я излагал её схематично и в других местах, но здесь постараюсь быть точнее, говорить цифрами, что может прозвучать более убедительно, потому что то, чему полагается произойти, оно, рано или поздно, опять происходит — как указывал много раз — но разница в социальной цене! Кроме всего остального один пример с Болгарией, как самая бедная страна в Европейском Союзе, что, в принципе (но не у нас, разумеется — у нас ничего не происходит нормально) основание для некоторого движения налево, довольно показателен для наихудшего случая, и значит, что в любой другой стране это произойдёт легче. Но не без значения и факт, что мы не большое государство (уже ниже 8 миллионов, с тенденцией к уменьшению; хотя находятся и меньше нас — Эстония, например, или Люксембург, Монако, какой-то остров), а и мы в конце Европы, т.е. в углу Балканского полуострова, и раз так, то и довольно изолированные, так что условия у нас идеальные для подобных экспериментов (лишь бы они были осознаны и приняты благосклонно и богатыми странами, которые могут даже решить и помочь нам).

     Но давайте начинать изложение.


     1. Что понимает автор под умеренным коммунизмом?


     Так, самое короткое определение было бы следующее: умеренный коммунизм то, что можно было бы назвать и умеренным капитализмом! Стало яснее? Ну, вряд ли, потому лучше мне дать некоторые пояснения. Во первых, что это такое коммунизм (по мнению автора, потому что у каждого могут быть свои взгляды по этому вопросу, некоторые, например, могли бы думать что это значит концентрационные лагеря для богатых)? Так вот, это забота для общности, для коммуны, разумеется, для ... коммунальных расходов, если хотите, потому что это то, что говорит само слово; в то время как социализм это забота о "социо" или "соке" общества, т.е. для основных масс, а не для верхушки; из чего выходит, как и можно было ожидать, что это практически синонимы. Здесь, однако, я предпочитаю использовать слово коммунизм, потому что оно начинается на ту же самую букву как капитализм, и таким образом эти крайности как-то более естественно сближаются. А капитализм, очевидно, означает власть капиталов, т.е. что командует "парадом" тот, кто держит деньги (так как и было с глубокой древности, но нет другой силы, которая бы помешала деньгам — нет ни аристократии, ни жрецов, ни интеллектов, и так далее). Ну, с известными уговорками, потому что налицо и государства, но зато при капитализме, или демократии как современный капитализм, при управлении государств вмешиваются, в общих чертах, опять богатые (или хотя бы те, которые поддерживаются богатыми — выборы выборами, но миллионы, а то и миллиарды долларов, которые уходят на предвыборные и послевыборные обработки сознания людей оплачиваются финансовыми кругами).

     Говоря немного более подробно, мой взгляд об умеренном коммунизме в некоторой стране это обязанность государства заботиться одинаково обо всех на некотором минимальном уровне, в соответствии с жизненным стандартом в моменте. Но раз это и умеренный капитализм, то деньги существуют, имущественное неравенство тоже, имеются и богатые и бедные, но если человек, по одной или другой причине — и причина не имеет значения, обратите внимание на это —, не имеет достаточно доходов в моменте (который момент может продолжаться и всю жизнь, для некоторых), то государство ему (или ей, очевидно) их обеспечивает, и при этом — обратите опять внимание — без того, чтобы он унижался и просил, подавая нужные заявления и ходя по разным инстанциям. Это обеспечивание бедных, или пособие, осуществляется в соответствии с возможностями страны в данный момент, которые я считаю, что могут совершенно спокойно быть приняты в размере половины минимальной месячной зарплаты в месяц!

     Значит, видите ли, нет смысла говорить о деньгах, потому что так цифры очень быстро стареют (при одной нормальной процентной ставке из 4% в год, лет за 20, при сложном проценте, получается двухкратное обесценение денег, а если бы я делал предложение о чём-то, что не будет в силе лет через 20, то я бы этого и не делал, нет и я). Минимальная месячная заработная плата (МЗП) понятие, которое уже существует во всех странах, она корректируется в соответствии с моментом, и является мерой того, на что человек имеет право если работает что бы то ни было круглый месяц; ну, а если он не работает, то ему полагается хотя бы, а и для круглого счёта, половина минимальной заработной платы, и точка по этому вопросу. Человек может учиться, быть старым, больным, хотеть стать певцом эстрады, или кем бы там ни было (даже если он и наркоман, или преступник), но он должен питаться и спать где-нибудь под крышей, передвигаться по стране, и прочее. Этим заботы о многих не исчерпываются, и вполне возможно чтобы были и соответствующие общежития, дешёвые столовые, и прочее, для людей, которые не могут себе позволить платить "нормальные" цены, но хотя бы половину МЗП в месяц он должен получать просто потому что родился. (К примеру, я слышал, что каждый житель Кувейта получал в год несколько тысяч долларов лишь потому что он житель страны, без того чтобы работал) Назовите эти заботы одним социальным солнцем, коли хотите, но они должны существовать!

     Эти заботы должны существовать, во первых, потому что уже можем себе их позволить — раз можем выбрасывать уйму здоровых вещей, то значит производим больше необходимого, ergo мы достаточно богатые чтобы заботиться о бедных в моменте. Но не только поэтому, ещё и потому что когда заботимся о них имеем (т.е. государство имеет) больше оснований требовать всяческие налоги с людей, у которых имеется достаточно, а и оснований следить или контролировать строже за людьми. Потому что, давайте иметь ясность по вопросу, в наше время нельзя оставлять людей, чтобы каждый делал что ему заблагорассудится, потому что некоторые хотят и "бомбочки" делать, взрываться, и прочее, слежка всех и везде, мало-помалу, начинает становиться реальностью (и по улицам, и на экзаменах, и перед банками, и где только нет — всё записывается, и потом кто-то может просмотреть это если понадобиться). А когда каждый получает деньги с государства, через некоторую инстанцию (дойдём до этого), то кто-то рано или поздно сможет заинтересоваться и посмотреть какое время он живёт за счёт государства, почему, можно ли ему помочь лучше (социальные помощи издавна существуют), или тогда следить за ним лучше, потому что он крепкий и здоровый и ничего не делает. Каждый должен иметь возможность жить и всю жизнь, если хочет, на эту половину МЗП, но идея такова, что мало будет тех, кто на это согласится, кроме если у них нет более серьёзных оснований или причин (как сказал, он может изучать что-то, а никто не знает будет ли некоторое дополнительное знание полезным для других, его нужно сначала аккумулировать и проверить для чего оно годится); так что если люди не занимаются чем-то оправданным, то они, может быть, занимаются чем-то "неоправданным" (например, сбывает наркотики, или занимаются проституцией, и прочее; по меньшей мере могут укрывать налоги работая что-то без официальной регистрации). То есть, эти заботы для людей будут и основанием для усиленного контроля со стороны финансовых органов.

     Таким образом и сам капитализм будет выигрывать, потому что можно будет знать лучше какими трудовыми ресурсами располагается, а и когда платится что-то людям, то они воздерживаются от более бурных изъявлений — очевидно, по которой причине и выплачиваются всякие помощи (не из за "божьих заповедей", я полагаю). Иными словами, умеренный коммунизм будет и умеренным капитализмом, потому что будет предлагать больше спокойствия в стране. Кроме всего сказанного эта инстанция, которая будет обеспечивать эту заботу, она в основном будет дирижировать средства от других существующих в моменте инстанции (пенсии, больничные, и прочее), и обеспечит один общий взгляд на вещи, вещь с которой капитализм редко может похвастаться, т.е. в условиях конкуренции существуют много конкурирующих между собой организаций выполняющих разные функции, но нет общего контроля, а он в ряде случаев очень важный.


     2. Какие суммы будут нужны для реализации идеи?


     Здесь уже привязываемся к Болгарии и будем говорить о её населении из 7,365,000 человек согласно перечню населения в 2011 году. Из них, по официальным данным рабочая сила (опять для 2011) 3,322,000, что как процент всего населения даёт 45, что выглядит довольно маловато (к примеру, в России за июль 2012 года экономически активное население даётся как 54% общего), но для этого имеются какие-то методы вычисления (наверное отнимаются несовершеннолетние, учащиеся, пенсионеры, и прочее), так что примем это за верное; кроме того даётся и какой-то коэффициент экономической активности к 52%, что выглядит ещё лучше. Ну, теряются 6-7% при подсчёте экономической активности, но это не должно быть существенным для наших расчётов, потому что эти проценты в плюс получают что-то откуда-то, а мы интересуемся теми, кто ничего не получают.

     Но рабочая сила одно, а занятое население и безработица это другое. В среднем занятые лица в 2012 даются как 2,150,000, что как процент всего населения составляет лишь 29%! Для них, соответственно, средняя заработная плата (для июня 2012) в среднем 755 лв. (или 2.6 МЗП, при 1-ой МЗП после мая месяца равной 290 лв., что более или менее правильно, по моему; раньше было хуже, получалось почти 3 МЗП, что не является нормальным для большинства стран). В этом отношении, именно действительно занятых лиц (имея в виду, что существует и частичная занятость и другие исключения) мы удерживаем абсолютный "рекорд"; я сравнивал с данными ещё с 1998 года, и там процент занятых лиц со всего населения у нас выходил 31.5%, но для Польши, например, он был 55, для России 71.3, для Венгрии 60, и так далее, всё большие цифры, где ниже 50% была, кроме нас, только Чехия со 44.4, и Румыния со 35.2, при среднем для 12 бывших соц. странах, включая и Прибалтику, 56.7. Вот здесь важный момент, это, хотя бы по моему, скрытая безработица, эти люди, которые ни работают, ни считаются безработными! Так как в 2012 даётся что у нас безработные насчитывают 372,000, с коэффициентом безработицы в 11.2% (но это отнесённое к 3.322 млн. трудоспособных, а не к занятым 2.15 млн.). Я хочу сказать, что скрытые те которые остаются когда из 3.322 отнимем 2.150 млн., что даёт 1.172 млн., в то время, если отнимем из них регистрированные 0.372 млн. безработных, остаются ещё ровно 0.8 млн явно безработные (а не лишь 0.372, т.е в 2.15 раз больше официально приведённых), что даёт уже 10.86% со всего населения (а иначе 0.372 / 7.365 = 0.0486, т.е. нет и 5%).

     Ну, я не утверждаю, что все эти 800,000 человек не работают нигде, нет, основная часть из них где-то по немногу получают, но укрываются и таким образом не платят никаких взносов по обеспечению, из чего выигрывают и работодатели, и сами полу-работающие лица. Теперь, эти 0.372 млн. официально регистрированных безработных получают что-то, оно может и меньше моего предложения, но может быть и больше, давайте не будем ими заниматься. Из остальных 0.8 млн. может быть половина тоже что-то получают, оно, почти наверняка, меньше чем 1 МЗП, так что они особых доходов и не укрывают, они работают лишь время от времени, то здесь то там (работодатели укрывают что могут), так что пусть примем что самые бедные составляют лишь 5% всего населения, что даст опять почти столько, сколько официально регистрированные, т.е. 0.368 млн., умножим это на 0.5 МЗП или 145 лв. уже, и ещё на 12 чтобы получить за год — это делает 640 млн. левов.

     Это, положительно, не мало, потому что, для сравнения, в бюджете страны за 2012 год даётся (всё в млн. лв.), например: бюджет судебной власти 260, Народного Собрания 50, государственных ВУЗ-ов 345, для всего медицинского обеспечивания 946, и так далее. Так что 640 млн. это большие деньги, однако ... Ну, видите ли, это только деньги которые нужно иметь готовность гарантировать, на некоторое время, их не обязательно всех выплачивать, потому что когда начнут их выплачивать должно быть возможным поймать уйму людей, которые что-то получают, что-то, что может и меньше 1-ой МЗП, чтобы платить налоги на эти доходы, но даже если это и 0.3 МЗП в месяц, то это отнимется от этих 0.5 МЗП, которые были ему даны. Если окажется, что денег не хватает — а то через 2-3 месяца это будет хорошо видно —, то можно и сумму немного занизить.

     Потому что можно делать много подсчётов (которые, того и гляди, что выйдут "без корчмаря", как мы в Болгарии говорим, но давайте их, всё таки, сделаем), к примеру, можно принять, что настоящая безработица составляет 0.5 млн. (или 15% рабочей силы, или 6.8% населения, что выглядит вполне приемлемо даже для Болгарии), а не официальные 0.372 млн, и тогда те которые не получают ничего, или скрытая безработица, будут только разница этих цифр или 0.128 млн (или 1.74% населения), и если помощи лишь 100 лв. (т.е. 50 евро) в месяц — это не много, но для одной Болгарии вовсе и не мало, я Вам скажу, каждый месяц, не пошевелив даже пальцем —, то тогда понадобятся 0.128*100*12 = 153 млн левов; даже и при 0.6 млн. безработных (18% рабочей силы), и при тех же 0.372 млн. официально регистрированных, останутся 0.228 млн. (3% населения), которые не получают ничего, и если им давать опять по 100 лв. /мес. это даст 273 млн левов. Так что сумма уже уменьшилась с 2 до 3 раз.

     Давайте возьмём одни 250 млн. (что, припомнить Вам, для примерно 17% настоящей безработицы, значительно больше официальных 11%), и посмотрим на это по сравнению с доходами. Ну, все доходы от налогов даются как 17,000 млн., так что 250 лишь 1.47%, даже если сравниваем с доходами только от акцизов, которые даются как 4,130, то это даст 6%. Ну, я лично считаю, что суммы порядка 1-2% всех наших доходов, или около 5% тех от акцизов, в самом деле ничего по сравнению с социальным значением этого эксперимента — во всех случаях это куда лучше некоторой новой ... революции, правда? Кроме того я вообще не пледирую для экспериментирования в рамках всей Болгарии (как в своё время Ленин решил экспериментировать во всей России, плюс ещё с дюжину республик, так?), нет, я считаю, что можно и нужно провести эксперимент в рамках одного средне большого, скорее небольшого, города, с население примерно 50 тысяч, максимум до 100,000 человек, и тогда суммы уменьшатся хотя бы 20 раз (т.е. они уменьшаться больше чем сто раз, но придётся гарантировать и все другие суммы для социальных платежей, как пенсии, стипендии, пособия для всех безработных, и прочее, которые будут требоваться с традиционных инстанций, но они могут задерживаться, учреждения могут отказывать платить что-то, и прочее, так что пусть перестрахуемся в утверждениях).


     3. Как реализовать этот умеренный коммунизм?


     Так во первых нужно сформировать необходимую инстанцию, которая займётся этим контролем, выплачиванием помощей, собиранием всего, что так или иначе выплачивается, соответственно и все зарплаты должны проходить через неё, и выниманием данных минимальных помощей в начале. Это, очевидно, должна быть банковская инстанция, и я предлагаю назвать её Банком для Умеренного Коммунизма (а, как указал ещё в начале, то некоторые люди могут называть её и Банком для Умеренного Капитализма). Это прямо-таки идеальное название! Догадались почему? Ну, потому что отсюда можно получить сокращение БУМКО (как Банк для УМеренного КОммунизма) или более короткое БУМ (как Банк для УМеренности)! Оно, реально посмотрев, это не бум, а сразу фурор, да ладно, не будем усложнять её имя (скажем так: Формация для Управления Ресурсов Отдыхающих Рабочих).

     То, что нужно сделать, после того как станет ясно кто будет спонсорировать БУМ-а — видите ли, при поступлениях только от помощей и дарении вычисленных на 41 млн. левов в наш бюджет за тот же 2012 год, и если уменьшим используемые выше 250 миллионов сотню раз (пропорционально отношению больше 7 миллионов для страны к 50,000 человек), останутся действительно нужными лишь около 2 млн. левов —, так после этого нужно будет узаконить, что все, да в самом деле все, под страхом больших штрафов, виды платежей к лицам из этого региона — не представляет проблемы изготовить упорядоченные списки по ЕГН (Единая Гражданская Регистрация, это наш эквивалент русского ИНН) для всех — должны проходить через этот банк. Тогда он будет платить каждый месяц, скажем 15-го числа, каждому совершеннолетнему гражданину (нет особых проблем чтобы здесь входили и дети, если они получают что-то, т.е. если их родители получают что-то для них, но давайте на первое время включать лишь совершеннолетние лица), сумму из, пусть она, всё таки, будет ровно 0.5 МЗП (согласно её значения на данный момент), где в конце месяца она будет выниматься со всего полученного в течении месяца. Теперь, можно оперировать в соответствии с деньгами ожидаемыми за данный конкретный месяц, но это будет задерживать систему, будут оставаться невыплаченными старые платежи за месяцы назад, положительно (хотя бы в Болгарии), так что я думаю, что лучше работать на базе текущего месяца и полученное и израсходованное в нём.

     БУМ нельзя будет обойти, потому что для каждой фирмы можно будет проверить куда высланы вознаграждения для каждого одного человека, работающего для неё (на время, постоянно, не имеет значения, ведь существуют ведомости). Это будет происходить легко, потому что для каждого лица будет существовать один номер, например, БУМ_ЕГН_?, по которому нужно будет переводить суммы для него, так что фирмы даже не будут выплачивать зарплаты в банкнотах, это будет им запрещено, так как всё должно пройти через БУМ. Это упростить финансовые операции в каждой одной фирме, и легко может быть контролировано. А лица будут располагать картами для этих текущих счётов, и смогут брать оттуда всегда, как только что-то в них появится. Вот почему я говорю и об умеренном капитализме, или, вообще, развитии, потому что от этого будут выигрывать и фирмы, бизнес, а и государство, которое будет получать более надёжно то, что ему причитается.

     Ну, пока будет работаться на уровне одного города, вещи будут немного посложнее, будут приходящие с других населённых мест, нужно будет делать некоторые исключения, но потом, на уровне всей страны, всё будет предельно ясно. А и в рамках города не будет проблем, чтобы для каждого чужого гражданина, который работает для фирм в этом городе, все платежи проходили тоже через этот банк (потому что БУМ и есть банк, как и любой другой), только что ему не будут платить сначала половину МЗП каждый месяц и не будут его контролировать, т.е. он будет на облегчённом режиме контроля; оттуда он сможет брать свои деньги когда захочет. Этот банк сможет высылать сведения и для годовых деклараций для доходов каждого, независимо от того является ли он обычным гражданином или "ворочает миллионами". Вот как коммунизм может выравниться, насколько возможно, и в направлении в котором это возможно, с капитализмом. Но это не контроль за вложениями, а только за доходами; в конечном итоге финансовые институты в государстве, всё равно, должны знать кто что зарабатывает (чтобы могли и они "поблажиться" вместе с ним, разумеется), но будет ли он тратит свои деньги, или накапливать их, или делать бизнес с ними, это его личное дело.


     Ну, в общих чертах я думаю, что вещи стали выясняться: понадобятся некоторые не малые суммы в начале, но если то, что платится как минимум, на таком уровне, что каждый, хм, нормальный сноб не будет этим довольствоваться, то нет опасности чтобы некоторые люди стали надеяться на эти деньги и откажутся работать, т.е. те, которые откажутся, сделают это из за каких-то важных целей, которые и можно будет проверить (к примеру, один настоящий интеллигент должен спокойно суметь жить на эти деньги и прославлять коммунизм в нашей страна, которая всё как-нибудь да будет выигрывать от его ума). Эта мера выгодная и для бедных, и для государства, а и фирмы, в большой степени, будут иметь некоторую пользу от этого, потому что их финансовые обязанности полегчают (пока не будут выплачивать зарплаты, но в будущем можно потребовать и распределение всех налогов для данного лица совершать через этот банк; для современных автоматизированных систем это вообще не нагрузка).

     Поскольку, однако, изложенные здесь идеи, не смотря на их революционный смысл, не являются чем-то совершенно новым и неиспользованным нигде на локальном уровне, то очень возможно дойти до них, или до некоторой их вариации, и другими путями. Давайте припомню что-то, что очень мало людей знают, но я встречал несколько раз в западных журналах, а именно факт, что пенсионное обеспечение в Германии, оттуда и в Европе (а наверное и в мире) введено Отто фон Бисмарком, который, очевидно, не был коммунистом, и защищал интересы, прежде всего, спокойствия в стране. Ну, я предлагаю одно всеобщее анти-мизерное обеспечение, справедливое для каждой стране и для любого времени, а наряду с этим и возможности для централизованного государственного контроля доходов населения. Однако беря что-то с людей нужно сперва дать им что-то другое, иначе люди вознегодуют, и то с правом. Так что подумайте хорошо, прежде чем сочтёте это предложение за очередную утопию.


     10.2012




 

ЭССЕ О ЗДРАВОМ СМЫСЛЕ — ІІ


     Как явствует из заголовка предмет этого материала общественное устройство которое противоречит, в какой-то мере, здравому смыслу своих сограждан, только что на этот раз это не коммунистический социализм, а современная демократия. Я долгое время колебался писать эту статью или нет, потому что, очевидно, а и я сам подчеркивал это много раз, написал целые книги, или, если по статьям или главам книг, то больше 50 (скорее ближе к сотни) вещей, где разъяснял что, выражаясь афористично, демократия самое вопиющее противоречие здравому смыслу, и как раз поэтому она самое крупное постижение человечества в социальной области! Иначе говоря, раз все люди хотят обманывать друг друга, то вот Вам и демократия: Ваши правители будут Вас так дерзко обманывать, что это даже будет Вам нравится. Так что с этой точки зрения нет смысла больше ... "размешивать палкой гуано" (чтобы не использовать здесь неприличных русских слов, а иностранных разрешается).

     Так, однако мои читатели по Интернету продолжают выказывать бòльший интерес к этому эссе (под подразумеваемым уже номером один) нежели к другим куда уж более интересным моим статьям, так что я стал подумывать не написать ли в самом деле продолжение на этой теме. Так как там вопрос поставлен довольно наивно, мы тогда хотели чтобы общество было гуманным, потому что оно призвано заботиться о людях, в то время как теперь оно, если и заботится, то только из за защиты карманов богатых мира сего, по простой причине, что голодные и недовольные люди (а то и домашний скот, ситуация аналогичная) выполняют хуже свои обязанности, т.е. нет хороших возможностей для полноценной эксплуатации! Но и это тоже, хотя бы для меня, очевидно, и не стоит здесь "рыть дыру в море". Однако, когда я 25 лет спустя стал переводиться на английский, то пришёл к выводу что стоит написать это второе эссе, для того чтобы не только констатировать, что капитализм, то бишь демократия западного типа, демократия сильных мира сего, негуманна, коррумпирована, и прочее, но и попытаться указать на возможные пути для её улучшения, которые гораздо более трудные нежели во время тоталитаризма (когда было достаточно добраться как-то до руководства — не то что это легко, но иногда случается — и вершить перемены с большим размахом, как, скажем, поступил Горби в своё время).

     И вообще, 25 лет немалый срок, чтобы позволить себе поднимать опять старые вопросы, при новых обстоятельствах. Так что я напишу это рассмотрение, пользуясь сначала теми же пунктами прежнего материала, а потом кое-что добавится. Но должен Вас предупредить, что то, куда я буду вести, это ... ну, оправдать коммунизм, разумеется, потому что в нём были хорошие идеи, только реализация хромала (а при демократии вообще нет стоящей идеи или морали — если исключить умелый обман простолюдинов). Что и не удивительно, потому что все тоталитарные формы управления (как, скажем: церковное государство, султанское управление, идея аристократии, и прочее, фараоны, если хотите) исходят из того, что народ простой и его нужно учить, не то чтобы "телега" ставилась впереди "лошади", как делает демократия, распространяя заблуждение, что как раз массы будут учить своих правителей что делать, или, выражаясь словами поговорок, телёнок будет учить свою мамашу. Так что я буду здесь подбеливать коммунизм и чернить демократию, и кому это не ндравится пусть не читает дальше.

     Но давайте начинать.


     1. О ненужных запрещениях. Ах, Господи, их ничуть не становится меньше, их теперь стало больше. Раньше были в основном такие, где мелкие служители прикрываясь за своим постом проявляли лишнее усердие, чтобы, если их не уважали, то хотя бы боялись (у нас даже существует поговорка, которая говорит, что царь даёт а охранник не даёт), а теперь полным-полно таких, когда юристы "моют себе руки", а "плебс" страдает. Потому что, скажем, когда ты открываешь счёт в банке ты должен подписать какой-то документ из 20-ти, обычно, страниц, и подтвердить, что согласен с условиями, а то же самое положение и с охраной прав данных продуктов, и это совсем смежно применять и для некоторых софтверных продуктов или на сайтах, где никто не может проверить так ли в самом деле (например, подтвердите что вы совершеннолетний — уж можно биться об заклад, что любой подросток с удовольствием подтвердит что он такой какой требуется), но это делается и люди вынуждены врать (что прочитали это) если хотят чтобы дело продвинулось. Это уму непостижимое воспитание честности, путём приучения с малых лет обманывать, но оно существует, потому что так "демократично".

     Или ещё, что сигареты вредят здоровью, даже приводят к смерти — и скажите мне, пожалуйста, как нужно жить чтобы избежать смерти, меня, в мои-то годы, этот вопрос сильно волнует — но тем не менее их продают везде; то же самое и насчёт проституции (ну, не совсем то же самое, там тебя не предупреждают, что она не моральная, там ты сам прекрасно знаешь как обстоят дела, но она существует вполне легально, так что несоответствие между сказанным и существующим вполне очевидно); то же самое и когда тебе рекламируют какое-то лекарство и заставляют, на всякий случай, прочесть листочек с указаниями; или когда тебе говорят, что купля и продажа голосов считается преступлением (в особенности когда её и нету, потому что каждый может обещать что будет голосовать как хотят, но голосовать как он хочет, ведь всё это происходит анонимно). То есть здесь не просто воспрещения которые являются бессмысленными, которых никто не соблюдают, но тебя даже предупреждают чего-то не делать, что ты и не собираешься делать, лишь бы кто-то другой выиграл из за этого. А вот, то что нужно, скажем, после любой рекламы заставлять говорить, что реклама это обман, или что-то в этом роде, нету, разумеется.

     И так далее. Например меня в последнее время стало даже "бесит", когда в магазинах и прочее публичных местах тебе прямо "продают" учтивость, повторяя без никакой надобности "спасибо заранее" или что-то такое, когда это просто очередная ... реклама, разумеется, что, вот мол, какие мы любезные, одно загляденье, так что давайте приходите к нам. Раньше мы говорили что ничего не стоит так дёшево и не ценится так дорого как учтивость, но тогда цены почти не имели значения, а вот теперь, когда они имеют, этот лозунг используется в полной мере, потому что учтивость, действительно, ничего не стоит (но обманывает людей, как улыбки, между прочем). Потому я и пришёл в моей "Конституции Циникландии" к выводу, что если мы хотим, чтобы всё было честно и откровенно, то должно быть записано прямо в Конституции право каждого обманывать, что это основное неотъемлемое право любого цивилизованного общества! И неужели это не так? Ну, люди не любят циников и, очевидно, что радикального способа борьбы с лишними запрещениями и прочее досадными элементами жизни — теперь самый досадный элемент это рекламы — просто нет и не может быть, потому что это сводится к умеренному образу жизни, а неумеренность основное качество живого, особенно молодых (людей или животных), так что приходиться мирится, это так, но можно что-то сделать, если захотим. Как вот я предложил выше указывать при рекламах, что это обман; или чтобы возродить мораль и попытаться поднять её выше закона, потому что закон можно запросто изменить, а мораль она более инерционная.

     Мораль, очевидно, очень размытое понятие, но при желании её можно конкретизировать определённой процедурой, я намекал на это кое-где: скажем, можно поддерживать какой-то Совет Моралистов или Старейшин (каков смысл и латинского Сената, и серов и прочих дворянских титулов), но так чтобы в нём входило большое число независимых мыслителей, и по оценке народа, т.е. там должна выражаться демократия, в определении того что морально, а не в управлении, где имеются какие-то процедуры, стандарты, требования. Наипростейший вариант такового Совета это какая-то конгрегация из всех верований в стране, плюс независимых кандидатов, плюс людей добившихся публичности. Это не легко сделать, но я не предлагаю вещи которые будут одни и те же тысячу лет (как фашистский тысячелетний мир, до которого они, так или иначе, не дошли), я предлагаю динамически поддерживаемые структуры. И этот Совет может запросто обращать внимание и на всякие ненужные запрещения и усложнения жизни — ведь существует же Совет (или Комиссия) по охране прав клиентов /пользователей /граждан, но он занимается пока только случаями когда здоровье людей под угрозой, а что кого-то надували, ну, на то и демократия.


     2. Инициативность и денежный механизм. Ну, здесь я не очень-то правильно рассуждал раньше, но я хотел просто поднять вопрос о том, что помимо ценовых таблиц должны существовать и какие-то способы увязывания и со спросом, т.е. не стоять на одном лишь конце, и в этом смысле я прав. Я прав, как вы сами видите, потому что мы просто заскочили с одного полюса на другой, но вещи опять не умерены, не увязаны правильно, потому что существуют обязательные вещи и моменты, а существуют и такие где можно и нужно реагировать на спрос; сейчас всё так же, только в дуальном смысле, с точки зрения другой стороны. Сейчас у нас, хотя бы в периоде первоначального ограбления (ладно, накопления) капиталов, всё подчиняется спросу, и раз, например, нет особого спроса на интеллигентов (ежели они не предлагают экшенов, триллеров, садо, мазо, вазо — может быть? — и прочих форм обмана, или просто чего-то аморального), то значит пусть хоть и помирают с голоду. Так происходило и при других революциях, та интеллигенция, которая была связана в какой-то мере с управляющими, при низвержении этих управляющих тоже низвергалась. Да, но интеллигенция учится и формируется долго, в то время как выходит из строя очень быстро (примерно за два года, согласно западным взглядам при поисках работы), теряет форму. В нормальных западных странах общество старается как-то заботиться о всех, в особенности об интеллигентов, но у нас не так. Мы уничтожили нашу про-коммунистическую интеллигенцию и создали всего лишь про-коммерческую такую, что, по мне, определённо хуже.

     Но давайте более конкретно. Я говорил раньше о медиках, что те не получали хорошую оплату; сейчас они более или менее обеспечивают её себе, но путём рекламы и обмана, где несоответствия тоже замечаются. К примеру, чтобы пойти к врачу теперь человек который платит свои взносы для здравоохранения (я не говорю о необеспеченных) должен всё равно заплатить своему участковому врачу (JP, general practitioner-у) для направления к другому врачу сумму равняющуюся одному проценту минимальной заработной платы (МЗП) в месяц (что составляет примерно ... 20 яичек, что вовсе и не мало) для обычной бумажной работы. И вообще все взносы для необходимых расходов, как здравоохранение, образование, а и другие, не исходят из личных доходов, но это официально признанное социальное обслуживание без которого в наше время нельзя; единственное, что у нас делается в этом отношении это очертить какие-то группы крайне нуждающихся (скажем, инвалиды, с онкологическими заболеваниями, или цыганского этноса, и прочее) и для них делать скидки, но нет никаких промежуточных ступеней, а так дело не делается, так можно только унижать людей заставляя их просить (да в ряде случаев и это не помогает, потому что для цыган, как только что сказал, имеются какие-то помощи, а для болгар таких в целом нет, это наливает воду в мельницу фашистов).

     В отношении стимулирования молодых как более инициативную часть общества, не только что вещи не улучшились, а они определённо ухудшились, по крайней мере в Болгарии. Раньше жилые дома предоставлялись за заслуги "в строительстве социализма и коммунизма", а теперь они закупаются людьми с заслугами "в обмане и надувательстве граждан", так сказать. По моей приблизительной оценке у нас население (за, скажем, 30 лет) уменьшилось процентов на 15, жилой фонд увеличился процентов на 25, что даёт реальное глобальное улучшение в жилой площади на 45% и больше (1.25 / 0.85 = 1.47), однако это выразилось в том что жилые дома просто используются в качестве капиталовложений, т.е. что где-то одна четверть всех домов, или закуплены как второе жильё, или просто ещё не куплены потому что у людей нет денег! То бишь ситуация с жилою площадью в принципе не изменилась, молодые продолжают не иметь где жить, а раз теперь и семьей уже почти не осталось, то людям ещё труднее обеспечить себе приличную квартиру; это подтверждается тем что арендные платы по свободным ценам продолжают достигать почти одну МЗП для приличной квартиры, или выходят столько включая коммунальные расходы где основные "тяжести" это паровое и электричество, а кроме того все банки уже лет 10 как прямо "прут" предлагая займы для закупки жилья. Добавьте к этому ещё и платное образование (в колледжах и высшее), как и здравоохранение, и увидите как кругозор молодых затуманился до невообразимости.

     А, в отношении борьбы с монополем государства — тоже ничего не сделано, только заменили монополь одного государства с монополем крупных компаний, примерно половина из которых к тому же с чужим участием; мелкий и средний бизнес, однако, продолжает испытывать большие трудности, а он, хотя бы по моему мнению, настоящий бизнес где конкуренция хороша и необходима, при крупных фирмах в любом случае нужен какой-то контроль со стороны чужих бизнесу (т.е. государственных) инстанций, там таких фирм мало, они могут как-то договориться, проводить анализы клиентов и поступать разумно. В добавление, как мне кажется (если что-то не изменилось в последних годах, да вряд ли), фирмы подразделяются на две естественные категории по отношению оплачивания НДС (налога на добавленную стоимость), на крупные, которые возвращают государству НДС с закупленного сырья и прочих расходов, так что им всё выходит процентов на 20 дешевле), и на мелкие сошки, которые не ведутся на учёте для НДС и в результате этого они, или должны поддерживать свои циклы по купле и продаже с такими же фирмами, что далеко не всегда можно реализовать, или они покупают всё дороже и их продукция выходит тоже дороже, к тому же они применяют более мануфактурные методы производства, что ещё больше воспрепятствует конкуренцию с крупным бизнесом.

     Но для коммунистов прошлого имеются некоторые оправдания, они защищали монополь государства, потому что при низких ценах на множество товаров и услуг считаемых нужными для населения, без этого нельзя было обойтись, без этого эти товары и не предлагались бы. А сейчас я не вижу никакого резона в том, чтобы люди которые — грубо говоря — согласны облизывать чужие зады для того чтобы получали больше денег, должны их в самом деле получать и упражнять монополь на приличные жилья, на цены на аренды, на образование, если хотите, молодых (потому что раз нужно за всё платить, то далеко не все которые хотят учатся, и большинство идут сразу со школьной скамьи в сферу продажи), а оттуда и на мораль всего населения. Денежный механизм опять плохо используется. А как можно сделать чтобы он хорошо использовался я говорю в моих материалах об умеренном коммунизме, или о социальном министерстве, а и в других местах кое-где (у меня хорошая идея и о лучшем пенсионном обеспечении и частичном, так сказать, уходе на пенсию).


     3. Вопросы связанные с собственностью. Ну, с момента написания первого эссе я думал немало по вопросу о собственности, и мои взгляды уже изложены в других местах, где говорю о будущем собственности. Они сводятся в основном к тому, что нужно делить её не на государственную или нет, а на эксплуататорскую, которая служит для эксплуатации других, и на личную. Коли так подходить к этому вопросу то нет разницы между капитализмом и коммунизмом (только что при последнем был один эксплуататор, а теперь их много); единственная трудность для массового применения моего взгляда выражается в психологическом плане, что люди не хотят принять наличие эксплуатации, но если исходить из её неизбежности в любом обществе, то этот взгляд очень удачный, считаю я. Вот, и в этом случае теперь кое-что сделано, формы собственности более или менее выравнились, но это, тем не менее, не меняет существенно вещи.

     Почему их не меняет? Ну, потому что существует крупный и мелкий бизнес, я говорил чуть выше об этом. Если все формы собственности равны то тогда, более чем очевидно, выигрывает крупный собственник, и то что сейчас в любой сфере производства существуют порядка 10 (в редком случае больше, в одной стране, особенно в не очень большой как наша) а не один универсальный владелец-эксплуататор не меняет существенно вещи. Насчёт жилых квартир я как раз говорил, что их не закупают нуждающиеся в них, то же самое положение и с машинами, я полагаю, потому что у нас не так (как в одних Соединённых Штатах), чтобы ты мог купить старую машину за какие-то гроши (скажем, за половину МЗП) и она будет работать у тебя и бензин будет стоить тебе почти ничего. У нас даже тот факт, что один билетик для городского транспорта стоит сколько буханку (килограмм) хлеба для большинства населения означает что транспорт у нас невероятно подорожал (и как он не будет дорогим, раз цена билета у нас лишь в два раза дешевле чем в Европе, но там зарплаты с 10 до 20, а то и больше, раз выше чем у нас, то бишь у нас ситуация примерно в 10 раз хуже). Так что, опять, выходит, что плохое старое положение было намного лучше чем правильное (с точки зрения правого капитализма) положение теперь.

     Ах да, остался вопрос о сельскохозяйственной земле. Но там мы представляем, мне кажется, пример самого плохого решения по сравнению со всеми бывшими соц-странами, мы раздали её в реальных границах после многих лет бессмысленных дебатов, и кто её получил так и держит её себе (и даже не любуется ей). Теперь, целых 25 лет спустя, её продолжают скупать (разумеется по дешёвке, потому-то люди её и не продают) фирмы перекупщики и мы теперь собираемся формировать наши новые, демократические, кулаки, когда в мировом масштабе давно отречено существование фамильных фирм в сельском хозяйстве (и, для примера, в США число всех фермеров даётся примерно в 4%). Тем не менее у нас далеко не вся сельскохозяйственная земля используется, и я недавно поделился с моими читателями, что где-то в 2013 году я увидел чтобы наконец стали заново поднимать наши "демократические целины".


     4. Вопросы связанные с образованием. Здесь тоже кое-что изменилось, но далеко не к лучшему. То есть мы выбрали самый лёгкий (и глупый) метод разрешения проблем и ввели везде платное обучение, но без хорошо обдуманной системе оплачивания его со стороны, не из карманов родителей, потому что этот способ, очевидно, означает, что богатые сохраняют за собой право монополии на образование; единственный хороший нюанс в этом отношении, по сравнению с ситуацией в 18 - 20 веках (на Западе, что относится к 20-му веку), это то, что теперь, когда семьей почти не осталось, родители и не платят за обучение детей, они не в состоянии. Это трудно назвать хорошим моментом, но может быть поэтому он будет форсировать решение, что, как я полагаю, будет состоять в том, что снова вернётся система с распределениями после окончания, и целостного финансирования со стороны государства или крупных компаний. Что касается уровня нашего образования теперь я не взялся бы утверждать сейчас, что он особо низкий, но раз цены у нас для иностранных студентов выравнены (почти, я полагаю) с теми в одной Германии, скажем, или Франции, и прочее, то вряд ли это будет способствовать наплыву студентов из за границы (это только немного сдерживает уход наших студентов туда, да не очень, я думаю). Так что опять ничего хорошего; кто из молодых может поехать учиться за границу он и едет, селекционированная эмиграция из Болгарии продолжает, это объясняет в сильной степени и почему население у нас уменьшилось, как сказал выше, процентов на 15 (я даже и сам, не смотря на то что у меня пара высших образований, с удовольствием поехал бы учиться куда нибудь на Запад, как и был в течении одного года раньше, но в 65 лет получать новое высшее образование по крайней мере неэтично, не так ли?). Единственно вопрос с образовательными степенями и их названиями теперь решён, раз мы часть Европейского Союза (хотя сами названия мне не очень-то нравятся).

     А вот, что нужно сделать здесь, я думаю, ясно. Каждый гражданин государства должен иметь возможность (не одно лишь голое право, но за плату) обучаться в основных ВУЗ-ах страны, если он докажет на основе вступительных экзаменов, а и дальше своими отметками во время учёбы, что он не зря расходует вложенные в него (или неё) деньги. Лишь суммы порядка 10 - 20 процентов стоимости обучения можно требовать с родителей и то в соответствии с их доходами (т.е. с бедных меньше, а то и ничего), чтобы студенты (а и родители) не оставались с впечатлением, что образование некачественное, раз за него не платят ничего. Также можно, в качестве исключения (хотя исключения всегда чреваты разными проблемами), требовать оплату для таких видов образования где существует большой наплыв (в виду окупаемости потом, по окончании обучения), как, прежде всего, в области бизнеса, но и юридическое, может быть и другое; и /или может существовать платное обучение и в обычных, народных так сказать, ВУЗ-ах, для слабых студентов (раз родители имеют лишние деньги, то почему бы их не взять с них?), как и для таких из за границы. Одним словом почти вернуться к хорошо испытанной системе во время тоталитаризма (которая нуждалось только в небольших реформах, а не в революционных таких).


     5. Вопросы финансовой политики. Раньше я говорил здесь о том, что деньги дают хорошую одномерную шкалу ценностей, о твёрдой валюте, о налогах и всяких взносах для государства, об осовременивании пенсий, о низких зарплатах интеллигенции, о стимулировании важных промышленных отраслей, и о разных ценовых диссонансах. Теперь множество вещей изменилось, но, увы, опять не к лучшему (хотя, всё таки, и не к худшему — я реалист). Сейчас у нас твёрдая валюта имеется, но при условиях Валютного Борда, который я критиковал остро в нескольких местах, и теперь продолжаю критиковать, потому что он отнял нашу самостоятельность как государство, и то как раз в самый неподходящий момент когда наша валюта стала крепнуть после расходования всех тоталитарных сбережений населения. Но во всяком случае теперь, больше чем 15 лет после введения этого Борда, много вещей стабилизировались (на дне, разумеется), и нет таких сумбурных перемен как в первых, не пару, а 7-8 лет, после перехода к демократии.

     Вопросы об осовременивании пенсий постоянно актуальные, так что нет смысла останавливаться на них (вроде бы они актуализируются, но это не радикальное решение, я и об этом говорил, кажется, где-то; то что нужно сделать это определять пенсии не в абсолютных денежных единицах, а как коэффициент к МЗП, и актуализировать хоть каждый квартал, или когда она меняется). Что зарплаты интеллигенции были низкими раньше это так, но я никогда не предполагал, что у нас можем дойти до почти геноцида к интеллигенции! И всё таки мы дошли, потому что пришлось мелкому бизнесу содержать её, а это было не в его возможностях (да он и не собирался). У нас было, если не ошибаюсь, около 30,000 научных работников (включая и профессоров и выше, что из почти 9 млн. людей даёт вполне нормальные 3-4 промил), из которых, мне кажется, хотя бы 2/3 просто дисквалифицировались (как Ваш автор), а те новые которые появились только там, где за них платят студенты, не такого качества, ибо творец работает в своё удовольствие, не из за денег, как правило (хотя я не отрицаю, что бывают и исключения, но их вряд ли больше 10%). Как улучшить положение не только для интеллигенции, а и для всего населения, у меня имеется предложение (конечно, чего только у меня нет?), и это разработки об умеренном коммунизме, которые сводятся грубо говоря к тому, что людям нужно каждый месяц выплачивать некоторую минимальную сумму, а потом, в конце месяца, её восстанавливать в большинстве случаев вычитая её из зарплаты, и что если это делается через некоторый банк, то для реализации этого нет особых проблем.

     Ну, ещё я затрагивал раньше вопросы о стимулировании важных промышленных отраслей, также как и кучу ценовых диссонансов из за нашей "мягкой" тогда валюте. Разумеется что раньше эти вопросы были плохо решены, но зато теперь они ... вообще и не решаются! Нет никакого смысла стимулировать отрасли которые нерентабельные, хотя бы в условиях жестокой капиталистической конкуренции это совершенно ни к чему. А ценовые диссонансы продолжают существовать, только что теперь они между определяемыми рыночным механизмом ценами (на пищевые продукты, а и на промтовары и прочее) и коммунальными расходами (как паровое отепление, электричество, жильё, транспорт, и т.д.). Не хочется мне повторяться, но и здесь я тоже выражал своё мнение, которое редуцируется к тому, что у нас, у болгар, вообще нет социального чувства, нет осознания несправедливости применять одинаковые цены на коммунальные расходы для людей для которых личные доходы разнятся хотя бы в 10 раз; более того, у нас теперь существует самый правый из возможных взгляд на налогообложение, не смотря на тот факт, что мы официально признанное самое бедное в Евросоюзе государство (раньше были почти на одном уровне с Румынией, но сейчас кажется мы остались в самом хвосте). Да, Господи, не будет же Запад учить нас как жить в хорошо устроенном государстве, социальные меры дело каждого конкретного народа, если мы такие бесчувственные по отношению к ближнему никто нам не виноват что спотыкаемся на каждом шагу.


     6. Отношение к природе. Ну, здесь шла речь о загрязнении природы, о плохом планировании городов, и об однотипных высоких панельных домах. Здесь кое-что изменилось и то к лучшему, теперь и загрязнения меньше, и города выглядят лучше, это так. Только что это возникло как бы само собой, потому что стали использовать лучшие транспортные средства, или закрыли нерентабельные производства, хотя и усилили контроль за загрязнением окружающей среды, но в наше время это просто модно. Я имею в виду что раньше считалось, что ежели речь идёт об индустрии, то там должна подниматься пыль (точно dust по английски, что лежит в основе industry), но времена меняются, и мы пришли бы к этому и под руководством "Партии и Правительства". Вот насчёт лучших домов тут ясно, что частная инициатива помогает, она более гибкая нежели централизованное планирование, это очевидно, но со временем и здесь централизованное руководство пришло бы к правильному решению, всё зависит от приоритетов задач, так что опять нет никаких особых заслуг демократии.


     7. О политической жизни. Ну, многопартийность теперь у нас имеется, и легальная оппозиция, и конкуренция, но это привело ко стольким новым проблемам, что теперь, на базе реальной демократии, я не уверен, что "игра стоила свеч". Потому что при наличии оппозиции люди (а и партии) считают себя обязанными (или, тогда, вынужденными) выражать противное мнение даже когда нет никакой особой надобности в этом, лишь чтобы чем-то отличиться, быть различными. Я, в условиях тоталитарной "теплице", не полагал что люди будут в такой сильной степени ... аморальны, что ли, нахальны, брутальны, и т.п. Так что я продолжаю считать что эти демократические требования необходимы в одном приличном государстве, но я просто теперь понимаю почему коммунисты не разрешали оппозицию, потому что людей нужно как-то ограничивать, у них нет предусмотренных от природы ограничителей, они доходят до невероятных крайностей с единственной целью потом отречься от них и ... опять перейти в другую крайность! Я рассматривал этот человеческий феномен в разных местах, так что не буду отвлекаться здесь, но хочется подчеркнуть, что наличие права голоса предполагает по крайней мере хорошее воспитание, как и обязанность не злоупотреблять этим правом во имя голого эгоизма.

     А, дальше я сказал что-то оригинальное, что любая диктатура выражает слабость (управления), что так, разумеется, но демократия вообще слабое управление, для неё нет надобности выражать это! А тем, что коммунизм всё таки решился на такие радикальные перемены, на перестройку, он заслужил всякие похвалы; перестройка может и не успела везде (как, скажем, в Болгарии), но она была необходимой, чтобы предотвратить ненужные кровопролития, и она успела в этом. Коммунисты вовсе не были дураками, как многие (особенно из молодых) теперь могут думать, и там где коммунисты делали ошибки виноваты были сами люди, они без коммунизма делали бы больше ошибок, поверьте! Ничто не убедит меня что централизованное управление хуже децентрализованного (к чему мы опять вернёмся в конце), всё зависит от правильного поставления вопросов и от сбора обратной информации со стороны населения. Насильственный коммунизм, как я выражаюсь, чтобы отличать его от прогнозированного Марксом естественным коммунизмом, который давно существует, в какой-то мере, в ряде западных стран (скажем, в Скандинавских), возник как временное управление в военных условиях, поэтому он, будучи сильным управлением, не мог так легко сойти со сцены, это нужно учитывать. А потом пришла Вторая мировая война, которая, очевидно, требовала сильного централизованного управления, потом пришла холодная война, которая не позволяла "отпустить ремень", погоня за вооружением, угроза ядерной войны, и так далее. Пожалуйста, не забывайте эти вещи.

     Я даже осмеливаюсь утверждать, что если бы капиталисты (в основном американцы) не размахивали так усердно боевой томагавк в 50-х и 60-х годах (а то может и в 70-х всё ещё), то они свергли бы коммунизм лет на 20 раньше, я намекал на этот момент, так что виноваты за долгое существование коммунизма прежде всего развитые западные государства, так же как они, в общих чертах, виноваты и за его возникновение вообще! Заместо того, чтобы проявить усилия поддержать чем могут и насколько возможно этот великий социальный эксперимент (уж не менее великий чем введение демократии в Древней Греции, потому что он и улучшил мировой капитализм — посмотрите насколько различается борьба с теперешним экономическим кризисом от тех "мер" которые были приняты во время Первой и Второй мировых войн), богатые капиталистические государства поддались глупому желанию увидеть врага поверженного, или хотя бы просящего их на коленях, а такую наивность я не в состоянии простить разумным правителям. Да ведь откуда возьмутся разумные правители в условиях демократии, а? Они ведь должны "играть" так как народ их просит, а народу (то бишь всем народам) только давай злорадствовать. А в то же время умным людям давно известно (хотя это и не было известно мне лично раньше) английское правило как заставить лошадку ехать — или кнутом, или морковкой. Будешь упорствовать только кнутом, то ничего не добьёшься, так же как и одной лишь морковкой (я и к этому скоро приду, хотя рассматривал этот вопрос и в других материалах).


     Так что, как ни крути, при тоталитаризме делалось то, что можно было сделать, это не была настоящая демократия, но при конкретных международных условиях это было лучшее, что можно было сделать. Я подбелил коммунизм сколько мог, жду аплодисментов.

     Хотя, подождите, рановато ещё, я не покончил насовсем. Покончил с тем, что написал было 25 лет раньше в духе перестройки, а теперь следуют новые (и более зрелые, я бы добавил) моменты.


     8. Любое управление поддерживается народными массами. Коли задуматься (и не я первый пришёл к выводу, что главное задуматься, поставить вопрос, и тогда ответ найдётся), то это так, любое управление, не только демократия, поддерживается массами. То есть, диктатура поддерживается самым народом: не обязательно прямо, но косвенно, своим негласным одобрением. Ведь человечество ведёт застойную цивилизованную (е-е, насколько это возможно) жизнь хотя бы 10 тысяч лет, некоторые датируют к этому времени развитие ... виноделия (потому что нельзя вести кочевую жизнь и выстаивать вино или пиво или медовуху, это уж точно), и из всего этого времени демократическое управление существовало пару веков в Древней Греции, и пару веков теперь, а в остальное время существовало какое-то централизованное управление, другого варианта не может быть, ergo, народ любит и поддерживает силу! Демократические элементы существовали, говорят, ещё в первобытных общинах, где предводители выбирались самыми бойцами, но это элементы, это не настоящий выбор, это борьба между конкурентами, чаще всего настоящая, в поединках, как и среди животных. Во всяком случае это резонно. Но для управления больших групп людей нужны сильные правители, как: цари, султаны, тираны, императоры, фараоны, кардиналы и папы, или хоть главари разбойников. Я думаю, что нет смысла убеждаться теперь в этом.

     Вот, и раз так, то люди просто старались приобщиться каким могут образом к этой сильной центральной власти и служить сильным правителям. Так что диктатура такая, какую её сделает народ, он любит или не любит данного диктатора, и если не любит то находит, в конечном итоге, способ заменить его. Диктатура настоящее, сильное, мужское управление, и по этой причине и теперь при первой возможности люди стараются выбрать сильных "кулаков", на этом основывается, вообще, правая, то бишь сильной руки, политика. Аналогично и демократия поддерживается народом, что теперь для нас естественно, но в Древней Греции, когда её вводили, оказывается, нужно было проявить немало стараний чтобы убедить народ что это (и) в его интересе (не только правителей, между впрочем). Конечности, они всегда соприкасаются в некотором ином смысле, и так и здесь выходит что и демократия и диктатура схожи в том, что народ их одобряет, также как их и ... не одобряет, разумеется — народ всегда и немного недоволен (как и женщины, обычно, да?). Поэтому нужно одновременное присутствие обоих этих полюсов, что тоже существует в какой-то мере, но и его можно ещё разным образом улучшать, о чём я тоже распространялся в других местах (в моих "Манифестах").

     Но полюсы и разнятся (прежде всего) и когда люди поддерживают диктатуру они часто переусердствуют, "загибают", что часто приводит к ненужным жестокостям, но, обратите внимание, что большая часть жестокостей происходящих во время сильного централизованного управления результат действий обычного народа, не самого диктатора (он и не сумел бы сам везде поспеть, но я подчёркиваю, что часто он и не требует особых крайностей). А в другом случае, при демократии, когда люди опять "перебарщивают", часто приходится к обычному ... хаосу, в виду чего при демократии вовсе не уменьшается численность полицейских. И теперь я лично не могу сказать что лучше! Огромное большинство людей (скажем, 90%) думают (а то и уверены), что диктатура хуже, но я позволяю себе усомниться в этом. Люди считают, что диктатура хуже потому что там налицо конкретный человек, он стоит спереди и виден всем, который всегда (как будто здесь нет, или почти нет, исключений) потом оказывается искупительной жертвой, в то время как "демос" безличный. Правда, у партий имеются лидеры, и они часто страдают потом, но со сменой партии всё успокаивается и люди забывают об отмщении, а дело в том что, ведь, сам народ выбрал этих лидеров, они играли по его же дудке, так что если смотреть непредубеждённо то виновата сама демократия; сама диктатура как форма управления тоже иногда виновата (за свои врождённые недостатки), но она во время разных диктаторов бывает разной, она более точно соответствует диктатору, чем демократия демосу, не так ли? И хаос который потом наступает может быть гораздо хуже преступлений диктатуры!

     Значит, я не собираюсь здесь копать в этом направлении, но стоит напомнит, как я не разу указывал, что необходимость в сильном принуждении (или насилии) в том чтобы таким образом предотвратить необходимость в ... ещё более сильном насилии! И диктаторы обычно успевают в этом отношении. А хаос порождённый демократией может быть урегулирован как будто только очередной диктатурой; хотя бывает и наоборот, эти процессы цикличные. Во всяком случае фашизм в Германии пришёл в своё время вполне мирным демократичным путём, а то что коммунизм в России пришёл после Октябрьской революции, то эта революция только и называлась революцией, на одном кораблике, и царское Правительство сразу сдалось (оно, наверное сдалось бы и раньше, да не было кому), но народ, если бы его спросили, почти наверняка сам выбрал бы коммунистов. Что не значит, что народ не ошибся бы, как раз наоборот, он довольно часто ошибается, потому и не стоит его спрашивать в судьбоносных моментах. Чем я хочу сказать, что диктатура может часто быть довольно справедливой (хорошей назвать её вряд ли очень удачно), но даже и когда она сильно ошибается, то и тогда она более эффективная чем демократия, но это очевидно.


     9. Что такое "здравый смысл"? Ну, разумеется, это основное понятие которое не определяется (например как Бог), но и в таком случае стоит привести некоторые пояснения, чтобы не прийти потом к противоречиям, и то, на что я хочу акцентировать теперь, это что здравый смысл это не усреднённый народный взгляд на вещи, ибо большие массы просто "зашумляют" (или подавляют) голос разума. Нет, это взгляд более мудрых его представителей, то есть обычно старых людей, так что он выражается чаше всего в народных поговорках или в религиозных поучениях. Народ обычно знает эти вещи, его учат им, но он, то бишь преимущественно молодые, не обращают на них внимание, они хотят делать свои собственные ... ошибки, и они их делают, уж будьте уверены. В философском смысле всё это правильно, молодые не должны слушаться старых, но и старые должны поучать их, здесь просто борьба противоположностей, как говорили коммунистические диалектики.

     И здесь мне хочется (опять, ибо это не новая тема для меня) обратить внимание на то, что существуют в основном два действенных способа заставить людей слушаться повелениям здравого смысла, или, вообще, выполнять что-то, чего они не хотят выполнять, и это принуждение и заблуждение (эквивалентные кнуту и морковки, о которых шла речь раньше); первое основной козырь диктатуры, а второе — демократии, но, как сказал чуть выше, лучше использовать оба эти способа. По идее имеются и другие пути, я их однажды довёл до пяти, потому что мне было нужно число пять, но они просто слабые для масс. Это, скажем, генетический код, обучение, логическое обоснование, личный пример, наши органы чувства, а может и другие, они используются время от времени в разных местах, но они не так эффективны. Для меня лично разум самый убедительный аргумент, но я исключение, не смотрите на меня. Люди, в результате эволюции (или Божественного творения — как хотите, это не принципиально), прежде всего животные, и как таковые они подчиняются инстинктам, а разум это только добавление (прихоть Бога в последнем моменте, чтобы улучшить своё творение, если хотите), он часто очень сомнительный и не приносит людям эмоций. Вот сила это другое дело; или самомнение, что раз меня спрашивают, то значит меня считают умненьким. Здравый смысл, как будто, стоит максимально близко к научным взглядам, и в то же время он доступен для каждого — скажем, что Солнце "ходит" вокруг Земли, ведь мы же видим это каждый день, и хотя это и противоречить теперешним научным взглядам то для обычной жизни на Земле это противоречие не существенно. Вот и мои объяснения в большинстве случаев основаны на здравом смысле, они может иногда и не совсем выдержанные в научном отношении, но выглядят убедительно.


     10. Разумное управление утопия. Однако, после стольких рассуждений, если кто-то из Вас думает, что раз и диктатура и демократия, и плохие и хорошие, и раз имеются лучшие варианты, то скоро мы придём к более разумному взгляду на управление и будет царствовать, как я её называю в одном моём фантастическом рассказе, "разумократия", то я должен его разочаровать, ибо это не скоро случится. Во всяком случае не раньше одного тысячелетия, я полагаю, а то может и все пять и десять таких. Потому что мы люди и, в какой-то мере, даже не имеем права быть слишком разумными! Ведь с точки зрения Бога-Природы что разумно, а? Ну, разумна селекция лучших видов, выживание наиболее приспособленных, что сводится к тому что "неприспособленные" должны погибать, ведь белковой материи на Земле достаточно, да и детей делать легко (рожать чуть труднее, да "бабы" справляются). И во имя этой селекции велась, если подумать немного, и Первая и Вторая мировая войны, потому что они к чему сводятся-то, войны? Так к тому сводятся что "вот мы им с'час покажем этим немцам, или французам, или русским, или японцам, и т.д. и т.п."! Для людей куда разумнее чтобы войн не было но для природы это не так, и поэтому что-то прямо толкает нас изнутри чтобы драться и войны существовали с тех пор как обезьяна спустилась с дерева, а то и до этого. Но раньше был какой-то смысл в такой селекции, а в наше время, при наличии орудий массового уничтожения, это уже не селекция. Тем не менее назовите мне государство в котором не было бы армии, или в котором не воспитывались бы дети в патриотическом духе, а ведь патриотизм означает, что мы, наш народ, лучше других, или не так, а? Ну, одно дело защита, другое дело нападение, но раз наилучшая защита это нападение, то тогда что делать, а?

     Или ещё: что нас заставляет (кроме некоторых религий и обычаев) рожать да рожать? Ведь пара детей в наше время хватит, но смотрите, в Китае уже миллиард и одна треть, и в Индии не на много меньше. Но выходит, что что-то внутри нас толкает плодиться как мухи. И религии это приветствуют, ибо разве не говорится где-то в христианстве: "Плодитесь и размножайтесь"? Сейчас у меня последняя надежда на ... гомосексуалистов, ибо они даже и при желании не смогут (ладно, на пока, а то может быть возможно какое-то клонирование или перемешивание хромосом, откуда мне знать?) породить ребёнка. И вообще, считая и войны и перенаселённость, я думаю что где-то со времён ... Вавилона, чтобы не сказать и раньше (да не имею хорошо известного репера) люди страдают больше всего не природой а своей человеческой натурой! Что это одно крупное землетрясение по сравнению с одной "приличной" войной? Или что стая саранчи по сравнению со "стаей" людей, особенно если взять более длительный период? Ведь саранча не может сделать себе искусственное мясо, или сыр, или масло, и прочее, а мы можем, и делаем. И вот теперь сами считайте, что получится при периоде удвоения населения из 35 лет, или три раза в столетие (т.е. 8-ми кратное увеличение, "всего" лишь), через несколько столетий. Будем селиться на дне океанов, я думаю, ибо космос, всё-таки, выйдет слишком дорого.

     Или дальше: все религии утверждают, что не стоить жить ради материального облагодетельствования, но мы, тем не менее, делаем как раз это. И то, обратите внимание, не тогда когда не можем прокормиться или одеться или негде спать, вовсе нет. В каждой стране начинают накапливаться районы с незаселёнными квартирами, и люди уже часто покупают себе по паре жилых квартир — просто потому что могут себе позволить это, имеют лишние деньги. И отовсюду тебе трубят, что нужно соревноваться с другими, не важно в бейсболе, регби, личной машиной, домом, причёской, собакой, подругой /другом, и прочее. Но не чем-то в самом деле своим, чего нельзя купить или приобрести готовым, ведь так? Будьте различными, но тем чем бизнес предлагает Вам, а то что это отличия на уровне психики детского сада — да кто доходит до осознания этого? Давайте селекционировать себя, не переставайте конкурироваться, а то иначе Вы просто не живёте! Мало того что человек сам по себе к этому стремится, да ещё и бизнес и воспитание, и то в развитых западных странах, толкают его /её туда же. И знаете ли почему? Я Вам открою этот "секрет": потому что это способствует усилению эксплуатации, и, оттуда, увеличению (ненужных им, откровенно говоря) капиталов богатых. Причём я даже не отстаиваю тезис, что богатые плохие, нет, они просто участвуют в игре, им не выйти из неё, капиталы нужно использовать, множить, как и людей.

     А ведь, если почешете свою головку, Вы должны догадаться, что работать за деньги это ... унижение человеческого достоинства! Вот возьмите в пример собаку, она умное животное, она не хочет денег — да денег в мире животных и не существует, не так ли? — она хочет сделать своему хозяину или хозяйке доброе, нравиться людям. Ибо одно дело жить прилично (как пишется в арабских сказках, хотя бы в переводах, конечно, я не "кумекаю" по арабски: "ели пока насытились"), а другое дело требовать в 5 и 10 раз больше чем нужно человеку. Животные так не поступают, они умерены, но люди нет! Люди стараются "вкалывать", обычно путём прислуживания (чтобы не сказать подлизывания) другим, с тем чтобы потом могли требовать от других в свою очередь прислуживать им! Ибо оно так, большинство деятельностей в наше время такие, что человек может сам их выполнять, но куда более выгодно и престижно, чтобы другие делали это за него. Задумайтесь, я ничуть не преувеличиваю, наша цивилизация развилась в такой степени, что теперь человек может жить примерно как жили раньше коронованные лица, мы можем сами делать себе дома что угодно (стирать, мыть посуду, готовить, даже печь хлеб, автоматизировано и легко, выполняя работу, наверное, пяти домашних помощников или рабов), но нам этого мало, мы хотим чтобы другие кружились вокруг нас, и в таком случае мы сами, в свою очередь, должны кружиться вокруг других; а богатые мира сего кружатся вокруг своих денег.

     Всё дело в умеренности, то бишь в нашей неумеренности. Разумеется что нужны специалисты как: врачи, полицаи, строительные рабочие, учителя, и прочее, но примерно половина (я проводил приблизительные подсчёты) деятельностей совершенно лишние, и люди могли бы сами их выполнять если бы у них было время, но его у них нет — теперь, при всех этих домашних приспособлений, средств транспорта, и прочее (а до нашей эры у них было время). И насчёт денег: я не говорю, что их нужно убрать, но каждый должен иметь возможность удовлетворять свои основные потребности, а работать только для приобретения предметов роскоши, если хочет; и зарплата должна быть фиксирована, с возможностью для получения, порядка 30 до 50% премиальных, как давно во всём мире хотя бы для высококвалифицированных и творческих работников; т.е. может быть стимул для получения ещё чего-то, но не только на базе сдельной работы, и кто хочет пусть лентяйничает, но без предметов роскоши ему это скоро надоест, или если не надоест, то значит у него свои собственные амбиции которые нужно позволить развивать.

     И так далее. Откуда выходит, что для наличия разумократии: должно существова