Наше Неумение Рушить (Социальное Эссе)

Chris Myrski

In Russian. Это эссе о нашем консумативном обществе, которое создаёт искусственные вещи, но /не умеет их разрушать/ потом. Изложение философское и нетрадиционное, сводящее всё к заголовку.


Chris Myrski. Our Inability To Destroy (Social Essay) — in Russian. 2011




Произведения Христа Мирского
    Наше Неумение Рушить (Социальное Эссе)    

© Христо МИРСКИЙ, 2011








     Резюме:


     Это эссе о нашем современном консумативном обществе, которое создаёт всякие искусственные вещи, но потом выбрасывает их не разрушив как следует. Оно начинается некоторыми философскими размышлениями о мире в котором живём (но философские идеи и обобщения пронизывают и остальную часть материала), потом рассматривает ряд конкретных случаев неумения разложения отслуживших своего объектов или тезисов (таких как: революции и войны, устарелые моральные нормы в обществе, моральный износ товаров, мусор самого разного характера, а и другие вещи), причём на ходу предлагает и некоторые направления, в которых надо работать. Так как это поздняя разработка автора, то ряд вещей только упоминаются без их обоснования, так что если для некоторых читателей материал окажется слишком информативным то у них имеются два варианта действия: или отказаться читать его, или искать другие мои рассмотрения для пояснения. Что касается конкретной темы, то со времени технической революции, момент который можно приблизительно инициировать Манифестом Карла Маркса, мы отрываемся от природы довольно сильно, без того, чтобы каким-то образом подготовили наши организмы для этого, что ведёт к ряду катаклизмов, но и к нерешённым тенденциям засаривания мусором в каких только нет областях, просто из за нарушения природных циклов, что в конечном итоге опять ведёт к будущим катаклизмам. В конце помещено и поэтичное приложение на английском.














      







НАШЕ

НЕУМЕНИЕ

РУШИТЬ




Христо МИРСКИЙ, 2011













     Резюме:

     Это эссе о нашем современном консумативном обществе, которое создаёт всякие искусственные вещи, но потом выбрасывает их не разрушив как следует. Оно начинается некоторыми философскими размышлениями о мире в котором живём (но философские идеи и обобщения пронизывают и остальную часть материала), потом рассматривает ряд конкретных случаев неумения разложения отслуживших своего объектов или тезисов (таких как: революции и войны, устарелые моральные нормы в обществе, моральный износ товаров, мусор самого разного характера, а и другие вещи), причём на ходу предлагает и некоторые направления, в которых надо работать. Так как это поздняя разработка автора, то ряд вещей только упоминаются без их обоснования, так что если для некоторых читателей материал окажется слишком информативным то у них имеются два варианта действия: или отказаться читать его, или искать другие мои рассмотрения для пояснения. Что касается конкретной темы, то со времени технической революции, момент который можно приблизительно инициировать Манифестом Карла Маркса, мы отрываемся от природы довольно сильно, без того, чтобы каким-то образом подготовили наши организмы для этого, что ведёт к ряду катаклизмов, но и к нерешённым тенденциям засаривания мусором в каких только нет областях, просто из за нарушения природных циклов, что в конечном итоге опять ведёт к будущим катаклизмам. В конце помещено и поэтичное приложение на английском.











0. Предварительные Замечания



     В древних буддистских книгах утверждается, что наш мир отвечает трём "нет", а именно, что в нём ничто не совершенно (что в ряде случаев то же самое как незаконченное — сравните просто слово "совершённый" с устаревшим "свершённый"), ничто не постоянно, и ничто не независимо (или изолировано от других вещей), что, разумеется, значительно более серьёзный взгляд на вещи чем при христианском сотворении (но ведь потому раньше существовала теософия, т.е. с одной стороны Бог-Theos, а с другой стороны философия или мировоззрение). С Древней Греции в свою очередь к нам пришли два основные ихние девизы или жизненные правила: тот искать умеренность во всём (даже и в умеренности, я бы прибавил), с вариацией "торопись не спеша", известная в основном через латинский язык, как и лозунг что "всё течёт, всё меняется" (что совпадает с непостоянством в Буддизме). Кроме того тезис о диалектической связи вещей — я бы сказал скорее о "диалактике" (с лактанид, молочных нитей) или "диаластике" (как шарик подвешенный на каких-то хотя бы двух эластичных резинках — по болгарски "ластик" это резинка) — это вещь, на которой базировано и несовершенство, и вечная динамика, а и связанность, а также и древне-греческий взгляд об умеренности, т.е. поиск середины. Ну, разумеется, для того чтобы была динамика и движение нужно добавить и цикл или круг (который при добавлении ещё одного измерения превращается в спираль или в соленоид), т.е. всегда должно осуществляться какое-то возвращение в некоторое старое состояние (с эвентуальными модификациями или небольшими разницами). И это в общих чертах основные древние мудрости, однако мы, люди, со всей Земли, очень упорно отказываемся добавить их к основным правилам нашего поведения или мировоззрения; мы готовы верить каким угодно религиозным или нет выдумкам, только не и увязанности вещей в диалектических связях и "великому" циклу, или "великой" середине (medi /metha вещи — хорошие, я бы прибавил, как ... мёд, потому что этот корень очень древний, он связан с медовухой /медовиной, который напиток изготавливался в течение тысячелетий в разных концах мира).

     И так как мы не хотим искать умеренность, и не подумываем даже замыкать цикл — ибо мы хотим просто достичь вершину, и за нами, ну, конец света, наверное? — то и оказывается, что ... ха, ха, оказывается, что мы опять делаем то что надо, замыкаем цикл, и "умериваемся" насколько это нам удаётся, только что во времени! И как это получается? Ну, очень просто: день так, день иначе; два месяца, к примеру, обжорство, а потом 40 дней посты; или пять лет имеем демократию, а потом 10 лет тиранию (в Древней Греции, где диктаторов называли Тиранами); или 3 года (или даже 30) ведём войну, а потом 20 лет (как раз чтобы подросло новое поколение) живём в условиях мира; или — в наше время — у нас такие моральные нормы, что приличная женщина не может и своё лицо показать на улице, а лет так через 20 может уже и, хм, свою эт' самую показывать по Интернету, к примеру говоря; или ещё институт брака настолько священный, что только Папа римский может его расторгнуть (ежели сумеешь к нему добраться и у тебя достаточно денег на подкуп, который называется по иному), а потом один брак не может выдержать в среднем и пяти лет; и тому подобное.

     Ну, скажет кто-то, выходит, значит, что всё таки делаем то что нужно не будучи настолько мудрыми. Так-то оно так, но какой ценою? Ценою ненужного расхода "биологической материи". Однако это были общие слова, на которых мы будем базироваться (даже и неявно) кое-где в дальнейшем, так что они были нам нужны, но моя цель в случае добраться до нашего неумения разрушать всякие вещи, разлагать, устранять, потому что это и есть цикл, когда создадим что-то, то потом разрушить его, чтобы сделать заново, как, скажем, прорастает зерно (а если оставим его на полях, то не взойдёт так уж и много на другой год). Не то что мы не пытаемся рушить, или что не хотим делать этого, наоборот, Господь Бог (или природа — как вам нравится) постарался заложить инстинкт разрушения глубоко в нас (а и в животных), потому что это и есть увязанность вещей, любая вещь несёт в себе своё отрицание, каким-то образом. Так что мы "умираем" рушить, особенно дети, по простой причине, что для них это созидание, т.е. они совершают так больше "работы", или поднимают много шума, производят самый большой эффект со своими действиями, именно когда бросают какую-то игрушку или просто ломают что-то. А также и взрослые, которые, как теперь, так и в древности, падки (и были падкими, а и будут падкими, очевидно) очень сильно на экшены. Это ясно, однако если мы не умеем разрушить данную вещь как надо, то экшены происходят наяву, построенное рушится, люди выбивают друг друга, и мы просто платим высокую цену (раз у нас ума мало, и то как коллективный разум, а не у одного изолированного человека). Потому я и попытаюсь теперь указать на некоторые из основных, или хотя бы актуальных в моменте, ситуаций, когда не рушим правильно, и на ходу намечу (не могу быть достаточно точным, даже если и хочу, по таким глобальным вопросам) некоторые из возможных направлений для действия в нужную сторону.

     Не то чтобы я особенно верил, что мир будет меня слушаться, но если я ими не поделюсь, то он положительно не может меня послушаться, ведь так? Но я не питаю особых надежд и потому что за мои 60 лет я пришёл к выводу, что мир не должен становиться очень умным — как он этого и не хочет — так как жизнь живётся тем легче, чем меньше её понимаешь! По этой причине самые счастливые молодые, особенно дети, и мудрость скорее для утешения старых (но это, как говорится, "из другой оперы"). В этом духе и утверждение (думаю Спинозы), что человек только поэтому считается свободным, потому что сознаёт свои действия, но не и причины, которые их вызывают. Аналогично, существует одна древняя индуистская поэма "Бхагавад Гита", где бог Кришна, кто является вариантом (т.е. перевоплощением) Вишну (который со своей стороны, по моему мнению, "Вершитель", так сказать "поддержка" созданного Брахмой мира, в котором основное разрушение выполняется богом Шивой, который, хм, нас часто ... "шибает"-дубасит по голове, я вам скажу, может быть и с помощью красивой "калной"-грязной богиней Кали, подземного царство). Так в этой поэме основное поучение (совет на Кришны) в том, чтобы каждый действовал согласно тому, что в нём заложено, соответственно, чтобы люди выбивали друг друга, коли так нужно. Так то оно так, но тогда люди были значительно слабее чем теперь, когда один человек может запросто взорвать какую-то атомную бомбу, да и нести её в своём рюкзаке; или какой-то тинейджер может купить себе автоматичный пистолет и перестрелять сколько может человек в своей группе в школе, начав с учителя, и, эвентуально, кончая собой (что, однако, не вернёт убитых к жизни). Так что: глупость нужна миру, она священна, как умные люди поняли ещё с глубокой древности (потому что, с одной стороны, и умный и шут очень похожи, тем что они не совсем нормальные, т.е. как остальные, а с другой стороны глупость неуничтожима, и раз так то лучше с ней соображаться), но и более умные люди должны сделать то что могут (потому что это в их "карме", не так ли?), а массы если хотят могут внимать или нет. Ну, таково положение, кто хочет, пусть читает дальше, а кому это уже надоело пусть смотрит своё видео и отвяжется от этого умника, который только поучать горазд (так как у него уже только голова на плечах ещё стоит как надо, а?).



1. Революции и войны



     Революция, или перевёртывание, переворачивание вещей, очевидный пример для грубого или жестокого замыкания цикла. Если бы он замкнулся более мягко, то можно было бы избежать очень много жертв, что хорошо известно управляющим, и они, действительно, довольно часто замыкают цикл очень мягко. Так например, в ряде стран рабство, или крепостничество, или зависимость некоторых колоний, происходило декретами монархов, т.е. сверху, а не снизу. Однако это никогда не происходило до того как до этого имелись некоторые беспорядки и до того как становилось ясным, что если не позволят людям то, что они хотят, то, как мы уже сказали, им опять придётся разрешить это, но после новых беспорядков, битв и кровопролитий. Классический уже пример для мягкого и плавного разрушения даёт нам "великий Горби", который успел так бескровно свернуть коммунизм, что заслуживает всяческие почести и награды, но не велико число людей, которые успели понять это, потому что его сопартийцы, наверное, оплевали его за то, что он предал коммунизм, а его противники оплёвывали его за то, что он хотел чтобы опять коммунисты управляли страной. Как бы то ни было, этот вопрос я рассматриваю в целой книге, так что пусть не отвлекаемся больше, но мог бы привести и другой пример "нежного" разделения — это Чехословакии на Чехию и Словакию, где всё было урегулировано заранее, и то с хорошей даты, с Нового Года.

     Так что революции и войны, хотя бы гражданские, положительно можно избежать — а и при теперешней экономической кризе мы имеем хороший пример и для удачного (ну, в определённых пределах, разумеется) избежания мировых войн (за счёт локальных таких, с арабами, с не совсем белыми людьми, так сказать), потому что кризис с 1928 года, медленно и постепенно, привёл к приходу "хита"-Гитлера к власти, и оттуда и к Второй Мировой войне. Значит, когда хотим — можем, но тогда почему не хотим пораньше, до начала кровопролитий? Ну, очень просто: потому что очень сложно определить на сколько раньше нужно реагировать (так как люди всегда чем-то недовольны, и если им разрешается всё, то будет царить просто анархия — как оно теперь и получается в ряде областей). Иными словами, страдающие должны сперва сами попросить то, что они хотят, а управляющие должны сообразить дать им это или нет. Так что революции, или хотя бы "нежные" такие, или назревание революционных ситуаций, всегда имелось и всегда будет иметься.

     А войны? Ну, этот вопрос автор тоже рассматривал, но даже если и не делал этого, то ясно, что всегда существуют мирные пути улаживания споров, лишь бы люди хотели мирное решение. Потому что в войнах имеются несколько моментов. Во первых (но не обязательно на первом месте, а?) имеются экономические причины, которые могут, а и должны, решаться экономическими средствами (как теперь, понемногу, и пытаемся, с помощью международных капиталов, т.е. которая страна или фирма инвестирует больше в данном более слабом государстве, то она и будет владеть, де факто, определённую часть этого государства); в этом смысле полезно поделиться с вами моими лингвистическими изысканиями, которые ведут к тому, что ещё римляне (если не и другие народы до них) считали финансов ... ну, fine-прецизионной работой, разумеется, чем-то эфирным, утончённым как конец (fin /fine в латинских языках), или как рыбий плавник (fin, но на этот раз по английски). Потом имеются психологические причины, то что люди просто хотят драться, им нравится сила и сильные, такие люди для них прямо таки милые — потому что таковы, в сущности, и все милитаристы (militarist, military, и т.н.), а корень "мил-" очень древний, это чавкающий звук удовольствия, и оттуда на Западе их молоко-milk, мягкие-mild вещи, и другие, а и на арабском "млех" означало хорошо, хорошее. И наконец (но не на последнем месте) идёт и желание для разрушения, желание не только со стороны людей, а и со стороны ситуации (и, в этом случае, желание в кавычках), потому что когда множество строений и имущества разрушается, то находится работа людям, они организуются, избегают на время войн — это наивный, или ещё импульсный режим работы, но среди "человеков" вещи делаются таким образом (раз не можем ни найти середину, ни разрушить что нужно правильным образом).

     Попытайтесь представить себе такую ситуацию, при которой всё, хотя бы с римских времён и до сих пор, сохранилось, даже известно где точно каждый человек положил свои кости в землю. Так ведь тогда надо было строит наши небоскрёбы, наверное, только выше 3,000 метров, или на дне морском; и куда бы и ни пошли мы ступали бы по нечьим костям, даже когда мы находимся среди природы. Так что, из за взаимо-увязанности вещей, выходит что когда страна А рушит что-то в стране Б, то она, в какой-то мере ей помогает (также как когда волки поедают зайцев выходит, что таким образом они улучшают породу зайцев — или что когда, хм, убиваем тараканов дома, а и когда морим их химическими препаратами, мы только заставляем их мутировать и становиться более устойчивыми, что, по всему видно, и в самом деле так). В этом смысле, даже если и успеем разрешить предыдущие аспекты войн, нам придётся серьёзно заняться и периодичным планированным разрушением своих собственных "активов", так сказать, потому что это таким же образом возникают и экономические кризисы: потому что продолжаем по инерции создавать что-то, когда пришло время остановиться и даже разрушить его, переориентироваться к чему-то другому, или просто изменить что-то, так как иначе наша жизнь становится скучной и мы начинаем ссориться и драться только потому, что нам скучно и не для чего драться! И не думайте, что это бессмысленные философствования, потому что существует одна древняя китайская поговорка, которую мы воспринимаем как благословение, как хорошее пожелание, но которая известна под названием "проклятие китайца", и она следующая: "Дал Бог будешь жить в интересных временах!" Ну, наши времена, ещё с начала 21-ого века, в самом деле страшно интересные, дикий экшен.



2. Моральные нормы



     Моя простая дефиниция морали следующая: это совокупность правил призванной объединить людей в пространстве и во времени. При этом акцент здесь скорее на время, т.е. между прошлым, через настоящее, и до будущего, между старыми и молодыми, между поколениями, потому что в пространстве мы как-нибудь справляемся и с помощью права сильного (как и у животных). (В латинском слово мораль mores и при этом в мн. числе, и по моему в нем прячется ... мурлыканье моря, или того кто поучает, но может быть море просто символ множества — сравните с английским more как много — и это означает просто кучу вещей, нормы, которые должны соблюдать.) У меня лично такое чувство, что молодые люди, те которым 20-30, а то и 40 лет, имеют чувство (на этот раз они), что мораль это пустые словоизлияния "престарелых", только что это не так и без морали нельзя (потому что если можно было, то её и не было бы, так?). Не могу сказать, что у них нет никаких оснований для этого чувства, так как в наше время рушатся очень много моральных норм, но они рушатся чтобы возникло что-то новое, а не для того чтобы отречь мораль, давайте делать эту небольшую разницу! Они рушатся и потому что у людей, ну, что-то перепутано, в гене, потому что когда у них хорошая мораль и они держат на неё, то они держат до такой степени, что начинают избивать друг друга из за неё, что уже, определённо, показывает, что и них и нету нужной морали. Так что теперь, давайте попробуем наоборот, давайте жить без морали (потому что наверное все слышали поговорку, что дороги в ад усеяны благими намерениями), и давайте посмотрим не выйдет ли так лучше (когда хотим худшего). В определённой степени это верно, но во первых: в определённой степени, умеренно, а не тотальное отрицание; и во вторых: когда отрицаем некоторую социальную норму мы должны до этого иметь другую готовую (альтернативу) к которой пойти, чтобы не оказаться "между двумя стульями да на землю" (как мы, болгары, и оказались с тех пор как пошли по пути демократии, но так как уже и весь мир запутался, то в последних лет 10 нам это не очень видно).

     Этих моральных норм, однако, не так много, их обычно можно пересчитать на пальцах рук (10 Божьих заповедей в христианстве, к примеру), и, более того, они интуитивно ясны людям, как ясно и почему их нельзя нарушать — потому что вещи часто переворачиваются и как мы делали другим, так потом и они нам делают (так что если отражаем правильно мир вокруг нас, и если он не противоречит себе довольно часто, то у нас и не должно быть много проблем). При этом положении, если человек задумается, должно быть ясно и почему их (чаще всего) и нарушают — ну, в основном, как говорится, из за бахвальства, т.е. потому что надеемся выйти сухим из воды и таким образом подняться в собственных глазах как очень хитрые, а и чтобы нам больше поблажилось чем другим.. Эти вещи я рассматривал в других работах, но здесь наша тема о плохом разрушении или отрицании этих норм, когда они состарятся (потому что всё когда-то состарится, ибо в этом мире ничто не совершенно, ничто не постоянно, и ничто не изолировано от других вещей, как уже упомянул). Так когда мы рушим что-то наше первое дело должно быть задать себе вопрос: почему до сих пор это было так, т.е. что точно изменилось, потому что наивно думать (а многие как раз так и думают), что раз мы его рушим, значит оно вообще ненужное, ошибочное, и, двумя словами, люди до нас были большими дуракам, что не так — т.е. люди всё те же дураки, и раньше, и теперь, а и в будущем! Только что вместо того чтобы задавать себе эти естественные и разумные вопросы мы просто "умираем" действовать "в штурм" и рушить тотально, не замыкая цикл хорошо, и так поступают не только непросвещённые народные массы, нет, так поступают и управляющие на самом высоком уровне, забывая о связи с прошлыми поколениями.

     Так что много отречённых сегодня вещей были вполне оправданы в своё время и для конкретных условий. К примеру: рабовладельческий строй раньше был самое лучшее возможное решение, лучше родово-общинного (т.е. с более эффективной эксплуатацией), а и когда американцы гораздо позднее решили драться за сохранение рабства, у них был свой резон и там рабы бились для сохранение рабства, а и решающая битва в конце была на волосок от обратного результата; или коммунизм для своего времени и места был совсем необходимым (так как капитализм тогда был ещё очень грубым и зелёным и великие силы, вместо того чтобы принимать совместные решения, предпочитали выбивать друг друга), и, более того, этот строй выполнил одну основную задачу, он сделал капитализм после него (со своим прецедентом) гораздо лучше. Или возьмём демократию и централизованное управление (монархия, диктатура, султанское государство или даже управляемое христианской церковью государство): если бы демократия была так хороша то хотя бы мы, в Болгарии, как непосредственные соседи греков, а и они самые, имели бы уже 25 веков одну демократию, ан нет, потому что у неё не меньше недостатков централизованного управления (но и эти вопросы много дискутированы на других местах, так что пусть не отвлекаемся). Или ещё эмансипацию: если человек задумается, то яснее ясного, даже и женщинам, что они более лабильные мужчин, более эмоциональные, не так логичные, и так далее, и лучше если мужчины правят в семьях (потому что кто-то один должен стоят выше, для двоих человек демократическое голосование просто не годится); а с другой стороны семьи тысячелетиями подряд были явной необходимостью для выращивания потомства (тогда не было детских надбавок, ни доступного для всех образования, ни облегчающих домохозяйствования приборов, и прочее), так что всё стояло крепко на своих местах.

     Ежели зададим себе вопрос почему раньше существовали более ограничивающие моральные нормы чем теперь — в конце цивилизации, разумеется (но пусть не отвлекаемся) — то ясно, что нам легче удастся умерить вещи, и будем пытаться действовать логично. Потому что, возьмём теперь секс: если успеем каким-то способом (как французы уже примерно два века) делать разницу между семьёй и сексом, то нету никаких проблем, но мы в своей массе не умеем так и потому нужно было считать внебрачный секс запрещённым; да и, предельно ясно, тогда не было того популяционного бума, с которым мы сейчас сталкиваемся, так что если заместо рождением и выращиванием потомства занимаемся сексом с первой молодости и до глубокой старости от этого все будут немного выигрывать, и потому теперь вещи стоят так как они стоят, а не потому что морально чтобы каждый сношался с кем угодно, оно не морально, но мы просто смотрим сквозь пальцы, так как теперь так лучше. Или ещё связанный с этим вопрос о проституции: естественно что не морально чтобы такие лёгкие женщины существовали, что видно по тому, что никто не захотел бы чтобы его (или её) дочь стала "компаньонкой", но раз это первая женская профессия и от неё можно хорошо зарабатывать, то теперь считается, что лучше чтобы государство выигрывало, нежели организованная преступность, ведь так?

     И чтобы кто-то не сказал, что только критикуем, то вот и некоторые, наиболее обобщённо сформулированные, предложения, по поставленным здесь вопросам, т.е. как более разумно и правильно рушить старые нормы. Например при демократии (пропуская объяснений из целых книг) вещи можно значительно улучшить, если нам удастся правильно разделить управляющих на три категории: тактическое тело, т.е. непосредственные управляющие, профессионалисты бизнесмены, public relations люди, экономисты, и прочее (лишь бы смогли дать некоторые более или менее хорошие критерии для управления, потому что оно в большой степени искусство), которые должны выбираться какими-то компетентными комиссиями или коллегиями (или в худшем случае, и на первое время, партиями); потом стратегическое тело как представительная выборка народа, выбираемая путём какого-то случайного выбора среди всего народа (а не среди самых лучших, которые могут в последствии оказаться и самыми плохими), как оценщики, арбитры; и кроме того ещё некоторое моральное или морализаторское тело, ещё старейшины, мудрецы, состоящееся из людей выбираемых демократично, как среди верхов, так и среди низов, и в нескольких итерациях (чтобы можно было выбирать и среди низов), люди, которым мы доверяем учить нас что хорошо и что плохо, но которые не управляют.

     Потом при эмансипации: нужно прежде всего делать разницу между обществом, где женщина, естественно, должна иметь равные права с мужчиной — но с тем существенным замечанием, что эти равные права могут только ... доказать её неравенство с мужчиной, её особенности как тип индивида — и семьёй или размножительной единицей (потому что это можно делать и без семьи). Сèмьи — раз уже стало ясно, что не могут существовать "пока смерть их разделит" — должны заключаться, если это вообще делается, только на определённый срок (по умолчанию из 5 лет), после чего каждая из сторон имеет право переустановить семью, или потребовать изменение в сроке продолжения (скажем, ещё на 3 года). Кроме того нужно до брака или формирования размножительной единицы иметь ясность как будет происходить позже разделение (нормально при личном владении имущества) вещей и прежде всего детей, где каждый ребёнок при своём рождении должен быть зачислен к одному из родителей, например, по умолчанию мальчиков нужно давать отцу, а девочек матери, если идёт речь о первом ребёнке и для обеих родителей, а иначе тому из них у кого нет ребёнка; больше одного ребёнка на родителя, как правило, не должно разрешаться, и должно быть связано с рядом, в основном финансовых, затруднений для родителя. Так все вопросы были бы решены и осовременены (с ещё некоторыми деталями, изложенными в другом месте).

     А и для проституции у меня разумное предложение, так чтобы она с одной стороны существовала, а с другой — стала моральной! Как это возможно ли? Ну, очень просто, поставив её под врачебным и прочее надзором и не осуществлять её за материальное (хотя бы не за большое) облагодетельствование. Вот одно такое предложение как черновой вариант. Создаются "Самаритянские сообщества для сексуальных услуг", с людьми из обеих полов (что-то вроде легальных call girls /boys), где служители работают при средней зарплате для страны в моменте, плюс бесплатное питание, одежда, медицинское обслуживание, и пенсионирование при первой категории. Так что, когда какой-то парень чувствует, что у него не только всё время стоит, но и ему хочется помогать женщинам (потому что это дело призвания, правда?), то он ставит там свою кандидатуру на должность, и если соответственная комиссия одобрит его то назначают его на какой-то пробный срок, а потом на срочный договор (но не длиннее 3 лет, а ещё лучше на один год). Аналогично и с девушками. Когда людям надоест — потому что это не секс с желанным партнёром, а своего рода благотворительность — каждый может покинуть работу, или устроится "на вызов" (при установленных нормах оплаты). Можно принимать только мелкие подарки (скажем, на стоимость до 2 минимальных дневных зарплат) для сеанса, но не больше 5 (или 10) таких зарплат за весь месяц; клиенты со своей стороны платят одинаковый не очень высокий взнос. Нет проблем если кто-то хочет содержать любовницу (или наоборот, любовника), лишь бы платил ей зарплату и все обеспечения. И не думайте, что это кто знает какие фантастические выдумки, так как в некоторых религиях существовали сексуальные обязанности по определённым праздникам для несемейных индивидов.



3. Моральный износ вещей



     Со времён упомянутой технической революции мы стали выбрасывать кучу вещей на мусор, не сносив их ещё достаточно. Оно ясно, что таким образом раскрываются новые рабочие места, но работа этих людей совершенно лишняя, просто удовлетворяет капризы, если откровенно признаться. Потому что если некоторый товар, которым можно пользоваться 10 лет без основного ремонта, а с нужным ремонтом к 15, а то и 20 лет, используется только 2-3 года, то это значит, что, при средней продолжительности человеческой жизни около 70 лет, как раз когда дети войдут в свой тинейджерский возраст и их уже нужно будет посылать ... в газовые камеры, или что-то в этом роде! Ну, товары не люди, но и у них своя "душа", как говорят старые люди, человек свыкается с ними, они для него не бездушные вещи (или хотя бы так было раньше), а и кощунственно выбрасывать здоровые вещи, так что наше консумативное общество просто общество выкидывания, что, как бы и не крутили, не хорошая вещь. А я скажу вам и следующее: как человек относится к своим вещам, так он относится и к природе вокруг него, да и к людям, если он "хороший хозяин" к одному, он хороший и к другому!

     Ну ладно, так и быть, это был моральный аспект, который положительно не очень хорош, но хотя бы не настолько вредный для природы, в то время как выбрасывание искусственных вещей на мусорную свалку, вещей вытащенных из природного цикла (циклов), наносят ей уже явный ущерб, а в конечном итоге и нам (потому что она, природа, справится как-нибудь и без людей и нашей цивилизации, как и делала это миллионы лет). Оно, вообще, при капитализме, выбрасывается много вещей, так как имеются разные ненужно развившиеся циклы, ту нехвата, ту излишка, но одно дело выбрасывать сельско-хозяйственную продукцию, или выливать в реки молоко, другое громоздить где-то ржавеющие старые легковые машины, или стиральные таковые, холодильники, и прочее. Пока мир разделён на богатые и бедные страны, как теперь, то это не так страшно, такие как Болгария принимают на себя все лишние но годные товары как товары с второй руки и очень довольные, да всё это на пока и тенденция к некоторому выравниванию, сперва в рамках общностей (как США, Европейский Союз, СНГ с Россией, Арабские страны, и прочее), а потом и во всём мире, потому что если некоторая общность не замкнутая а открытая к другим вокруг неё, если она поддерживает связи и торговые отношения — это как сообщающиеся сосуды, там в скорое время всё выравнивается. Бедных и богатых людей будет ещё довольно долгое время, пока существует капитализм, но страны выравнятся не позднее середины 21-ого века (за исключением некоторых слишком неблагоприятных климатических районов). Так что: что мы будем делать потом, т.е. что нам теперь делать?

     Ну, у меня несколько предложений, но во первых считаю, что нужно узаконить (и свыкнуться с этим) понятие о сроке службы любого товара длительного пользования. В этом нет ничего сложного, так как для каждого товара ясно, более или менее, сколько времени он выдерживает, просто уже будет требоваться чтобы это указывалось производящей фирмой, в соответствии с нужными нормативами, причём должны существовать и соответствующие контрольные органы (чтобы не взялся кто-то предлагать, скажем, холодильников со сроком службы в 6 месяцев). Для многих товаров это будет просто ещё одна формальность (как основание для происхождения товара, к примеру), но для некоторых дорогостоящих и громоздких товаров, и в любом случае для легковых машин и более объемистых транспортных средств, этот срок нужно будет соблюдать, иначе придётся платить взносы государству. Я предложу три вещи, которые можно применять как и/или. Одно из них это оплачивание взноса до конца срока службы товара, независимо от того использует его человек или выбросил на свалку (или ещё держит, если имеет где), что сводится к тому, что если одна легковая машина должна служить 12 лет, то если кто-то купит себе новую через 3 года, то он должен платить взносы для старой ещё 9 лет. В случае, что товар продан (с официальным документом), или, соответственно, закуплен магазином в качестве компенсации, то он зачисляется магазину и он должен платить за него взносы со дня покупки и до истечения срока, кроме если он успеет официально продать его по второй руке, когда взносы переходят к новому собственнику. Более того, для ряда товаров, для которых до сих пор не было взносов (ках холодильники, посудомоечные или стиральные машины, и прочее), такие появятся, если люди закупят себе новые такие же товары до истечения срока службы старых; должны быть и соответствующие нормативы для того на скольких человек (или комнат в доме) считается нормальным один такой товар (например, телевизор или компьютер можно иметь в каждой комнате, или для каждого человека в доме). Вовсе и не сложно, чтобы был и какой-то способ подтверждения если товар уже повреждён, в котором случае, естественно, человек не будет платит взнос. Ну, нужно будет поддерживать некоторые базы данных, но это уже не проблема при сегодняшних компьютерах, тем более что речь идёт о 5-10 таких товаров (на человека).

     Второе предложение это акциз для новых моделей товаров длительного пользования, который должен быть в рамках с 10 до 30% от стоимости товара (для легковых машин около 30, для холодильников — 20, а для телевизоров — 10%, к примеру) и оставаться в силе в течение первых несколько лет бума (с 3 до 5 лет). От этого будет выигрывать непосредственно государство, и я не вижу какое государство будет против ещё одного дополнительного акциз, а будут терять только около 10 процентов клиентов, которые более состоятельные и не могут подождать пока товар подешевеет (и сам по себе, не только из за снятия этого акцизе). Так как такие товары производятся только крупными компаниями, регистрированными для НДС, то нет никаких проблем для собирания акциза государством. А третьяя вещь это объязывание фирм продающих такие товары скупать обратно старые аналогичные товары с клиентов вычитать им с 10 до 20 процентов стоимости нового товара, где будут и правила определяющие что значит "аналогичные" товары (так как человек может закупить себе гостинный гарнитур состоящий из дивана с двумя креслами и маленький столик, а иметь у себя только диван с двумя креслами, или какой-то другой вариант). Т.е. каждая фирма должна пойти к человеку и осмотреть что у него имеется и определить сколько ему вычитает, но не меньше 10%, и покупатель должен иметь возможность выбрать того, кто ему больше вычитывает, но это не смотря на того будет ли фирма использовать как-то купленные обратно товары, или сожжёт их, например (если это гостинный гарнитур), а также и принять оплачивать взносы для старого товара, если таковые выплачиваются.

     Ну, это может удорожить новые товары, но зато старые будут использоваться более часто; это может привести и к некоторой большей социализации общества, т.е. чтобы страдали больше более богатые, однако это явная тенденция (кроме если человек специально закрывает себе глаза — т.е. тенденция в том, что мир идёт к социализму, независимо от того, что обычно не называют это так). С первого взгляда это повысит безработицу, но в долгосрочном плане я не думаю так, потому что будут нужны больше работников в сервизах, при использовании отходов, если вещи выбрасываются, и прочее, так что всё уладится, при хорошем регулировании сверху. Таким образом можем немного замедлить прогресс, в некоторых областях (товаров для широкого потребления), но, Боже мой, куда мы заторопились? Очень быстрый прогресс может привести только к довольно быстрому разрушению потом, или хотя бы к созданию условий для быстрого и сильного разрушения, которые, если не будут удовлетворены — ну, произойдёт ещё более драстичное разрушение. Так что, если замедлим немного консумацию, за счёт этого можно будет направить наши усилия к более актуальным вещам, для которых всё не хватает времени и инвестиций (как: новые энергетические источники, более здравословное питание, лучшая медицина, лучшее и более индивидуальное образование, и прочее). Это сделает и нашу жизнь более спокойной, потому что: на что это похоже (к примеру), чтобы меньше чем за век менялись уже и фотография, и техника звукозаписи, и телефония, и чего только нет — ну, ведь человек так просто не знает чему учиться, и что будет лучше для него завтра! Неужели нам не ясно, что от слишком большой торопливости мы можем только споткнуться и упасть (в очередной экономический кризис)?

     А я хочу напомнить ещё и то, что в этом мире (а наверное и на "том свете") имеются только два способа для непрерывного движения в одну и ту же сторону (что мы как раз и пытаемся делать, не так ли, двигаться всё вперёд и ещё вперёд в жизненном стандарте), и они следующие, выражаясь на языке математики, как математические кривые: или по кругу (т.е. в цикле, по спирали и пр.), или по экспоненте, т.е. все выше и со всё возрастающей скорости, но так чтобы всегда можно было нарастать ещё быстрее и с таким же нарастанием в скорости и ускорении. Однако она, экспонента, выдуманная математическая кривая, в природе "всё больше" и до бесконечности для длительного периода не получается, идёт время пропадания или замыкания цикла. Так что некоторое ограничение наших консумативных аппетитов, при этом мягкими или финансовыми средствами, нам ничуть не навредить (in the long run). Человек живёт счастливо когда встречает некоторое сопротивление при удовлетворении своих желаний, а не когда может найти всё наготове в магазине. Мы лакомимся консумировать, потому что от этого выигрывает бизнес, а не потому что это полезно для наших организмов. Но хватит пока эмоций, так как следующий пункт является в какой-то мере следствием этого.

     В конце добавим ещё один, четвёртый, вариант для повышения использования произведённых и годных ещё товаров, который применяется в ряде стран, но не и в бедных, или хотя бы не у нас. Речь идёт о благотворительных базарах, которые организуются чаще всего под эгидой какой-то церкви и при которых каждый, у кого имеется что-то лишнее но всё ещё здоровое (как: телевизор, холодильник, кровать, костюм и другую одежду, кастрюли, садовой инвентарь, и прочее) предлагает его бесплатно местной управе /церкви, там организуются временные комиссии по оценке вещей (достаточно дёшево, и только для более ценных предметов), потом они продаются, а деньги идут для организатора, который делает что-то для людей общины. Наряду с этим имеются и 2-3 дня в году (наверное связанные с некоторыми церковными праздниками) когда каждый, у кого имеются лишние вещи дома, выносит их наружу и кому что-то понравится тот просто берёт это; так вещи остаются несколько дней и что потом останется отвозится на свалку. Ежели мы (как слабо религиозный народ) настолько не знаем когда проводить такие бесплатные базары я могу предложить, например: 4.4, 8.8, и 12.12 — очень хорошие даты, я вам скажу. Единственное, чего я опасаюсь, это то, что у нас с ранней зори выдут "меньшинства" и начнут бродить везде и собирать более ценные вещи, чтобы потом продавать их, так что придётся гражданам (ну, и деревенским жителям, не так ли?) следить чтобы не было таких неэтичных поступков.



4. Мусор



     Наверное не "открою Америку" заявляя, что в сегодняшнее время наш мусор нарастает со значительно более быстрыми темпами чем галопирующая мировая популяция, потому что если население удваивается в среднем за 35 лет (что, между впрочем, значит: за один век точно 8 раз), то наш мусор, априори, удваивается в лучшем случае за 20 лет (а я боюсь, что это происходит за около 15 лет). При этом нарастает, назовём его так, "мусор благоденствия", то, что налагает нам "модерный" образ жизни, а не действительные пищевые отходы быта, как было раньше, и которыe теперь, по моей грубой оценке, лишь где-то к 20% (веса) всего, что выбрасываем. Говоря более подробно я нахожу, что теперь мусор распределяется более или менее так: 20% это старые метальные и прочее товары длительного пользования (легковые машины, стиральные таковые, электропечи, телевизоры, и прочее), которые человек выбрасывает редко, но зато они бьют в глаза и стоят долгое время и требуют много усилий для их уничтожения; 20% это отходы строительства или ремонта (замазка, обои, плитки для ванной, паркет, унитазы, если хотите — а и если не хотите —, и другие), которые нельзя использовать ни для чего; 10% это битое стекло (бутылки, банки, разломанные оконные стёкла), которые вроде бы собираются отдельно, но крайне несерьёзно и неполно, хотя бы у нас; 10% это пластмассы (в основном бутылки), которые объёмно, однако, могут составлять и половину всего, потому что полны воздухом, который потом хороним в землю; 10% это дерево (деревянная часть окон, старая мебель, некоторые ящики для овощей, и прочее), которые можно было сжигать, но никто этого не делает; 10% это иные промышленные товары как ткани (т.е. одежда, тюфяки, и тому подобное), пластмассовые приборы и прочее, которые кажется нельзя никак использовать; и 20% это настоящий бытовой мусор.

     Теперь, вопрос, разумеется, не новый, и что-то по нему делается, но этого далеко не достаточно. Мои предложения в случае сводятся к двум типам: с одной стороны мусор собирать дифференцировано, так чтобы то, что может быть опять использовано, было использовано, но при этом процессе сбор многий отходов уже не рентабелен, так что его нужно сделать таковым (хоть бы для того, чтобы легче можно было их уничтожать); и с другой стороны уменьшить производство ненужных упаковок (амбалажа) или реклам, без которых, вполне определённо, можно обойтись. Иными словами выражаясь, имеются два способа чтобы у человека было чисто в доме: или когда он регулярно производит уборку, или когда меньше пачкает, ведь так? Давайте рассмотрим вещи немного более подробно.

     Об использовании мусора: эти 20% бытовых отходов были и останутся всегда собственно мусором, с ними не будем заниматься (можно было требовать разделения того, что загнивает и обращается в удобрения, от того, что не может, но думаю, что даже если нам кто-то и платит за это, то большинство людей опять не будут этого делать). Строительные отходы, однако, которые составляют 1/5 мусора и вообще не похоже, чтобы стали уменьшаться в скорое время (потому что люди хотят модернизировать время от времени свои дома), нужно собирать отдельно и измельчать и использовать для заполнения некоторых низких мест или оврагов, или для насыпей, или чего-то подобного; во всяком случае их нельзя сжигать или плавить. Старые приборы и устройства, как легковые машины, стиральные машины, и прочее, которые более или менее опять столько же по весу, во первых должны уменьшиться в связи с предложенными в предыдущем пункте мерами, и после этого нужно использовать всё что возможно из них, а остальное прибавить (в основном) к строительным отходам. Стекло нужно собирать всё так же, но разделять на белое и цветное, как это в некоторых странах, и чтобы было видно что в эти контейнеры опускается. Пластмасса, эх, так для неё ничего не делается, а ожидается чтобы в самое скорое время весь стеклянный амбалаж обратился в пластмассовый и тогда и эта часть наберёт к 20% и при том со всем воздухом; значит здесь или нужно бутылки как-то сплющивать до опускания, или собирать довольно часто и в больших контейнеров (тоже прозрачные, чтобы было ясно что в них), или тогда нужно сделать их сбор рентабельным. Это "рентабелезирование" вещей не новое явление, оно иногда делается, и требует чтобы государство выплачивало более высокие (может быть в 2-3 раза) цены чем действительные; но должно быть государство, чтобы имелся хороший контроль, потому что кто-то у нас может запросто организовать производство пустых бутылок для сдачи как вторсырьё. Потом вещи, которые сгорают, просто нужно сжигать, другого способа нету, а если это не выгодно людям, то должны быть опять какие-то завышенные цены скупки — если можете предложите что-то лучшее, но хоронить дерево в землю прямо глупо. А ткани и некоторые другие вещи, которые тоже могут гореть, можно уничтожать опять таким же способом.

     Сейчас об упаковках: так почему же они должны быть всегда блестящими (т.е. с какой-то пластмассой или фольгой) и больше необходимого? Из за торговли, правда? То же самое и насчёт рекламных листков. Здесь бизнес ничего не сделает чтобы улучшить положение, потому что упаковки выходят ему довольно дешёвыми, так что нужно чтобы какая-то другая инстанция вмешалась, например государство, разъяснив с одной стороны людям азбучную истину (которую я говорю уже лет 20, да кто меня слушает?), что любая реклама оплачивается клиентом — ибо больше и не кому! Наряду с этим должна быть и некоторая финансовая нагрузка для клиентов и производителей, для того чтобы проявляли чувство меры по отношению к упаковкам, где радикальное решение это производство основной части пластмассового и бумажного амбалажа сделать приоритетом государства и облагать акцизом. Я лично прекрасно вспоминаю время, когда ходили покупать наше кислое молоко (йогурт, ваш кефир он слишком жидкий) с кастрюлькой (и оно было настоящим и густым и его загребали большой ложкой), или что люди несли себе сигареты в табакерках, а не покупали каждый день жёсткие коробки с сигаретами (которые потом и выбрасывали), и подсолнечное масло наливали в бутылках, сахар развешивали, а также и уйму остальных товаров. Верно, что упакованные товары более удобные для продажи, но в наше время думаю, что нет ничего другого, чего бы использовали меньше чем одной упаковки, которая, если не больше, просто лишняя, она не с природы, т.е. она вне природных циклов. Пока не сделаем (если можем) такие циклы (к примеру, бактерии, которые будут пожирать пластмассу), я очень настойчиво советую отказываться от ненужных упаковок для однократного употребления, и если нужно ввести акцизы на почти все упаковки, потому что это наше отношение к миру вокруг нас оно не хорошего хозяина, оно разгильдяя (или, скажу его по итальянски, так как там звучит довольно комично для нас, perdigiorno, "пердиджорно", где "джорно" это день).



5. Люди



     Однако, что же хочет сказать этот автор, неужели теперь выйдет, что и людей нужно уничтожать, и что и это мы делаем не как надо? Ну, в известном смысле, да, и этого не знаем как делать. Но вопрос не только в том, что лучше чтобы людей, после того как они покинут этот мир, сжигали, вместо того чтобы хоронили в землю. Вопрос не только в этом, но и этот вопрос ещё не разрешён для всех, а зависит от некоторых религиозных традиций, в то время как по моему единственное соображение, из за которого человек мог бы предпочесть захоронение это то, что если когда-то станет возможным какое-то воскресение (не Господом Богом, он, коли он Бог, всё должен как-то справится с этой задачей), то, теоретически, это, может быть, произошло бы из какой-то костной клетки, а когда человек разложен на атомы, то никак нельзя будет. Хорошо, но ежели это так, то пусть каждый сохраняет по волосику, по кромке ноготка, а, если хочет, может и ... плюнуть на какой-то кусочек пенной губки, и сдавать на хранение в какой-то банк, и таким образом вопрос будет разрешен (на пока). Но я лично не думаю, что много людей захотели бы чтобы их воскресили через уйму времени, потому что, оно, когда человек состарится, уже и в сегодняшнее время ему становится трудно жить с молодыми, а что остаётся через 5-10 веков, например; или хотя бы я не желаю чтобы меня воскрешали после того как я скончаюсь. Во всяком случае кладбища в куче городов уже порядочно переполнились, занимают кажется к 10 процентов площади городов, стелются по земле, вместо того чтобы были хотя бы в 3-4 этажа, и то при положении, что редко встретите могилу с более чем вековой давности, а что будет если будем продолжать в том же духе ещё пару веков?

     Но, как сказал, вопрос не настолько в этом, а что не знаем когда и каким образом избавиться от некоторых людей! Например, при юридическом наказании нарушителей и их ссылке в тюрьму всё ещё считается, по крайней мере в США, но я думаю, что и в любой другой стране, что важно чтобы человек понял свою ошибку, и вменяем ли он (т.е. в своём ли уме) или нет, в то время как это далеко не так — если меня спрашиваете — потому что смысл наказания двоякий: с одной стороны, для назидания эвентуальных будущих преступников, и с другой стороны, чтобы этот индивид не мешал остальным людям (так как он опасен для них). Я не говорю, что нет никакого значения понимает ли человек свои ошибки или нет, но при тяжёлых преступлениях это практически не имеет значения для общества, важное чтобы он был изолирован и наказан строго. Но если это так, то тогда и несовершеннолетние, и невменяемые, и вполне нормальные люди (насколько один умышленный убийца может быть нормальным), подлежат одному и тому же наказанию, и независимо от того понимают или принимают они это. Кроме того мне кажется (кто располагает более точной информацией пусть меня поправит), что в сегодняшнее время в тюрьмах и исправительных заведениях, включая и их надзирателей, находятся где-то к 5% населения (или один человек из 20), так как в ряде случаев осуждённым приходилось ждать чтобы войти в тюрьму, что мне кажется далеко не маленькое число; и раньше люди там что-то работали, а теперь, при этой безработицы везде, какую работу им найти, так что они просто сидят себе там, их кормят, одевают, лечат, обучают, и т.д., и в ряде случаев живут может быть лучше многих обычных свободных людей. Вкратце, хочу сказать, что издержка заключённых обходится нам довольно дорого, только для того, в основном, чтобы могли бить себя в грудь, что мы очень гуманные.

     Не то что нужно всех расстреливать, но: во первых, смертная казнь просто нужна, потому что это то, что страшит преступников, или ещё, если речь идёт о террористов, то они вообще никогда не исправятся, так что абсолютный люкс оставлять их живыми; во вторых, узники должны что-то работать или жить при суровых условиях и на отделённых территориях (на островах, если есть), так чтобы не только окупались, а и несли приходы государству, потому что довольно нахально требовать с добрых и совестных граждан работать и для тех кто в тюрьмах; во третьих, при сравнительно лёгких преступлениях, скажем при финансовых, осуждённые должны иметь возможность отрабатывать свои наказания, вместо того чтобы сидеть в тюрьме, удерживая до 50% с их доходов, если нужно, а и после ухода из тюрьмы, если надо было оставаться там некоторое время, опять удерживать им добавочный "тюремный" налог, пока не погасят свои финансовые обязанности, если могут, к обществу; в четвёртых, каждый осуждённый — а вообще и каждый совершеннолетний гражданин — должен иметь законное право выбрать смерть, если хочет, а общество должно предложить ему её одним организованным, правовым, бесплатным, и безболезненным способом; в пятых, имеются множество случаев лёгких закононарушений и неморальных поступков, при которых нужно найти какой-то способ для публичного осуждения человека и для его наставления на правильный путь, а не только когда уже совершено преступление, т.е. должны существовать какие-то моральные органы, чей долг интересоваться как живёт человек, что ему не нравится, чего желает и возможно ли это, а люди должны чувствовать среду, в которой живут, а не самим бороться с несправедливостями, иными словами, мир должен стать более моральным (как и было уйму веков); в шестых, должны быть органы (раз мы не тоталитарное государство), которые должны изучать и бороться с причинами для правонарушений, а не только с их следствиями; а наверное и другие вещи.

     Не примем ли меры по этим вопросам терроризм, и преступность среди подрастающих, будут продолжать расти, при этом без никаких разумных оснований, т.е. не потому что людям нечего есть и негде спать, а как раз из за обратной причины, потому что у них всё улажено, кроме того, что они бòльшие индивидуалисты других людей и считают, что только они и правые. Так как, хороший или плохой, этот мир самый лучший из всех возможных — иначе установился бы другой.

     Однако существует и другой вопрос, не настолько пагубный для общества, но достаточно важный и ещё нерешённый, который возникает опять из за того, что не можем избавиться от некоторых уже не особенно активно участвующих в жизни общества людей, не исключая их из остальных, а просто послав их, так сказать, в "запасную колею". Речь идёт об уходе на пенсию, что довольно новая проблема — возникшая, на этот раз, не точно во время Маркса, а скорее во время ... Отто фон Бисмарка, ибо оказывается это он ввёл социальное обеспечение в Европе (или хотя бы в Германии) —, так как раньше не было трудовых пенсий за выслугу лет, а только в некоторых исключительных случаях (для высших государственных служителей, для вдов павших в битвах солдат, для сирот, и в подобных ситуациях), т.е. для 5, максимум 10%, населения, остальные люди работали пока могли, т.е. пока "окочурятся". Так этот вопрос так и стоит себе поднятым и никто даже и не пытается решить его как следует, потому что в последних десятилетиях только сдвигается вверх возраст для ухода на пенсию, в какой-то мере синхронно с нарастанием продолжительности жизни, но это не решение вопроса (а финансовое урегулирование фондов), так как и ребёнку дошкольного возраста ясно, что один 50-летний человек, не говоря о более взрослых (или о женщинах — потому что они живут дольше мужчин, да "сдают" раньше), естественно, не так работоспособный как один 20-летний; верно, что имеется опыт и мастерство, но спадает производительность труда и нарастает утомляемость, а то и кто знает какого мастерства в наше время не требуется, при этой повсеместной автоматизации. Ну, при этом положении, кто другой должен предложить что-то разумное, кроме моей милости?

     Вот вам самое простое предложение: после 50 лет разрешать работу, как правило, только на полдня, кроме при специальном решении предприятия для каждого конкретного человек проводимом каждый год. Это разумное предложение, потому что оно компромиссное, не или так - или этак, и если начнёт применяться то присутствие застаревших людей в предприятиях уменьшатся, грубо говоря, на половину, причём и они будут довольные (потому что они не то что не хотят делать что-то, быть полезными, они просто уже не так fit, даже если и ходят на фитнес — чего они, почти наверняка, не делают), а и молодые будут иметь больше простора для развития. Однако это решает дело для тех до около 60 лет, а теперь мы поднимаемся и выше 65 лет, после ещё лет 10 доберёмся и до 70-летнего возраста для ухода на пенсию, а это уже целое бедствие. И даже и для этих людей это не хорошее решение, потому что человек сначала хочет уйти с работы, а потом начинает думать чем бы таким заняться! А и нету плавности, ступенька только одна, на половину.

     Моё следующее предложение значительно более приемлемо и почти ничуть не сложнее. Оно сводится к тому, что имеются 8 ступеней понижения рабочего времени на по 1/8 (т.е. 12.5%), которые происходят через 5 лет, начиная с 50-ой годовщины, или как следует: при исполнении 50 лет каждый рабочий начинает работать на 1/8 меньше времени (может быть каждый день, а можно и накапливать уменьшение для последнего дня недели), после 55 лет уже работает на 2/8 = 1/4 меньше (что явно будет ощущаться), после 60 лет — на 3/8 (грубо говоря 1/3) меньше, после 65 — уже на полдня, после 70 работает (если его ещё держат на работе, разумеется) только 3/8 времени, после 75 — только 1/4, после 80 — символичное 1/8 рабочего времени (через день на по два часа, например), и лишь после 85 лет, и пока ему хочется, уже даже если и ходит на работу, то ему не платят. Но чтобы достичь одно практически идеальное равновесие между тем работает человек или нет, т.е. чтобы это зависело от предприятия, но и от него самого, нужно разрешить и вопрос с получением некоторой пенсии если он не работает, ведь так? Возможность работать, при положении, что человек уже получает пенсию, не новое явление и много людей так и делают, но если они ушли на пенсию довольно рано (например, работали в армии), в то время как теперь это будет происходить в 50 лет (до которого времени, если нету очень сильной безработицы, и если высшее образование считается трудовым стажем, человек будет иметь хотя бы 25 лет трудового стажа, или вполне достаточно для одной приличной пенсии) и для всех, что правильно называть первоначальным пенсионированием; потом, через каждые 5 лет, можно будет добавлять ещё трудового стажа, с учётом части рабочего времени, если таковой появился (но не исчисляя заново для предыдущих лет). При современных компьютерных системах нет никаких проблем делать эти вычисления в текущем порядке и моментально для всех, что даже улучшить контроль за удерживанием налогов. Так человек будет получать, например, 3/4 зарплаты за 3/4 рабочего времени, но и 1/4 с пенсии, которая ему полагается к моменту; и когда часть зарплаты уменьшается, то будет расти часть пенсии, и не только как процент, но и как трудовой стаж, так что где-то к 65 годам человеку станет всё равно будет ли он получать зарплату и пенсию, или только пенсию (в смысле, что если ещё и работает, то он будет получать процентов на 15 больше денег, и его пенсия будет ещё немножко нарастать, но зато будет тратить хотя бы столько процентов своих доходов, потому что дома живётся довольно дешевле чем вне среди людей). Ну, я просто не вижу недостатков.



6. Информация



     Последнюю вещь, которую я скорее только затрону, это что делать с информационной лавиной, где мы опять вне какого-то цикла, потому что только добавляем, но не стираем, в то время как естественное (природное) решение это чтобы вещи как-то терялись и оставалось очень мало, но что стоит сохранить. В этой связи я припоминаю один бытовавший среди программистов афоризм, что церковь потому и просуществовала так долго, потому что знала как сохранять, запрещать, и распространять информацию. А мы теперь не знаем, я имею ввиду как сохранённая на электронном носителе, потому что книги хотя бы стареют и если их не переиздавать то исчезнут через время. Особенно тревожная проблема с Интернетом, где единственный успокаивающий факт это, что он ещё настолько новый, что нам и не понадобилось задуматься (но когда понадобится, то сможем ли?). Мы не только что не имеем никакого метода для постепенной потери того, что не используется, но и не разделяем вещи, не ставим их по полочкам и по библиотекам, а кидаем всё в одну кучу, или WWW-паутину, сеть (ну, разумеется по языкам, но это имеет значение только для болгарского, к примеру, или венгерского, эстонского, и других подобных, но имеются мировые языки, на которых говорят миллиарды людей и там деления просто нет; кроме того это деление не точно по языкам, а по странам и/или алфавитам).

     Говоря другим образом, мы пока только кайфуем что у нас так много "гигов" и "теров" места, что можем записывать всё — потому что мы, действительно, можем сохранять всю текстовую информацию человечества, так сказать, любое сказанное слово кем бы то ни было, или со всех людей Земли! И обратите внимание на слово "текстовая", как знаки, потому что если одна фотография, к примеру, где-то к 2 MB (1000 х 1000 пунктов-пикселей и по 2 байта для цвета), то тот же объём будут иметь и ... собранные сочинения Шекспира, или Библия, или Марк Твен, или кого вы предпочитаете (лишь Ленин наберёт на 2-3 фотографии место, и Агата Кристи, или Сименон, может быть, к 4-ём), так как столько же знаков дают ещё и 1000 страниц по 2000 знаков на них. Проблемы могут быть пока с аналоговой информацией (представленной цифровым способом), как звук, картинки, и прежде всего "шевелящиеся" картинки ("мувис"-movies), но и там объёмы хранилищ растут с бешеными темпами (пока не доберёмся почти до атомного уровня, наверное).

     Так мимоходом возникает и другая проблема, для которой я даю и соответствующее решение; проблема эта, что у нас нету ... слов для больше чем гига (10^12) вещей, а решение сейчас узнаете, но сначала немного объяснений для предыдущих названий. Кило идёт с приклеивания в кучи (как у слов: клей или клёцки); мега это типа магазинов и magazine-ов; гига оттуда, откуда и греческие гиганты; а тера очевидно с земли-terra. Ну, тогда продолжим в том же духе: после этого (ещё в 1000 раз большее что-то) идёт соли /soli — от солнечной-solar системы; потом (опять помножить на 1000) гала /gala — из галактики; потом (ещё раз на 1000) хипи /hypi (или гипи, для русских) — от гиперпространства (что бы это ни было, или хотя бы с очень большого hyper что-то); и наконец (опять на 1000) идёт универсальная вселена, что должно было бы дать уни /uni, но я думая, что лучше будет звучать как гуни /guni. Для полноты рассмотрения, но без особого обдумывания вещей, так как сомневаюсь, что будет нужно такое сильное измельчение, я дам и уменьшающие (опять через 1000 раз) единицы, которые: мили, микро, нано, пико; плюс ещё: фифи, сиси, тютю, ноно.



Заключение



     Если прорезюмируем основные моменты этого эссе можем сказать, что мы, люди, никогда не умели рушить правильно то, что нужно разрушить, а пытаемся рушим то, что можем, ибо страсть к разрушению сокрыта в нашем гене. Век с чем-то тому назад с этими проблемами с грехом пополам (или с законом пополам — не знаю как теперь правильнее, раз живём в правовом государстве) мы справлялись, независимо от жестокостей или убийств, потому что на фоне того, что природа нам подносила (как эпидемии и другие катаклизмы), мы сами не так уж и много себе вредили. Однако со значительном нарастанием силы человека и дистанцированием разрушения от его персонального присутствия на месте оказывается, что уже не имеем право рушить так сумбурно; как и что с вводом искусственных материалов, которые не входят в природных циклах, становится нужным принудительно замыкать эти циклы, тратя дополнительно силы и время на ненужное (с первого взгляда) разрушение, так как применяем и ненужное (с точки зрения природы) созидание. Давно пора начать возвращаться к природе, научиться вписываться в ней, и изменять не неё, а нас самих, раз взялись делать изменения на свою голову.



     08. 2011








APPENDIX

Crashing's Not Easy









Why the children want to crash,

And throw things, and break, and smash?

Well, they want just to create,

And for them destruction's great.



Why men like to fight in wars,

To combat and scatter blows?

Well, for them to ruin is

Often their masterpiece.



But the children are excused

For to build they are not used.

Where grown men are much worse

For they like to shatter first.



All in all, in every deed

Some destruction you will need,

And if even you are god

You must wield the crushing rod.



Year, but if the case is such,

You first ponder and then touch,

Do it carefully, calm,

Don't spread horror but give balm.



Otherwise, or if for fun

You've done it, — the case's not done.

For, flown certain proper time,

And your work costs not a dime.



That's because the things react,

They regroup and build new packs,

And in turn make you regret

Silly brandishing the bat.



And especially that's true

When to folks you something do,

For they can accumulate

And return, but when it's late.



So you hit and you are hit

Growing clever not a bit.

Hence, you better don't give blows

To avoid much ahs and ohs.



07. 2011
















Signaler ce texte